Часовой механизм обладает особой притягательностью для художников: исполненное чарующей строгости движение шестеренок, их изысканная точеная форма, сложное взаимодействие множества элементов. И конечно, глубокий символизм этой конструкции, напоминающей о неумолимом беге времени.

Executive Desk («Президентский стол», 2011) Tипичная для Матиса работа: под стеклянной поверхностью стола безостановочно работает сложный механизм
Wicked («Грешник») Высота этих настенных часов со встроенным лунным календарем — более метра
Часы и лица: Astrological Clock («Астрологические часы») Просто красивые часы в виде Cолнечной системы. Впрочем, у каждого элемента есть свое, скрытое значение
Quarter Till («Без четверти») Несмотря на кажущуюся компактность, эти настенные часы имеют диаметр 122 см и целиком выполнены из дерева — без единой металлической детали
St. Jude Heart («Сердце святого Иуды») Последняя на сегодняшний день работа мастера, сделанная для детской больницы Святого Иуды в Лас-Вегасе. Скульптура родилась в тесном сотрудничестве с городской администрацией в рамках межавторского проекта «Сердца Лас-Вегаса»
Часы и лица: David Mechanica («Механический Давид») Искусно встроенное в часовой механизм испуганное человеческое лицо

Все это дает американцу Дейлу Матису богатую почву для экспериментов и интерпретаций — уже много лет он конструирует собственную реальность на основе подобного материала. Кажется, что сложно найти что-то более обездушенное, чем сочлененные шестерни с их размеренным, строгим движением. Но Матис доказывает обратное всем своим творчеством: его работы полны жизни и призваны пробуждать в зрителях глубокие эмоции. Жужжание шестеренок и поршней, воплощаясь в сюрреалистических образах, соединяется с глубокой человечностью чуткого сердца, которое, по словам самого Матиса, всегда остается ребенком. В своей нынешней мастерской, расположенной на Филиппинах, Дейл Матис создает как сугубо художественные арт-объекты — кинетические скульптуры, так и вполне прикладные вещи, способные служить полноценными предметами интерьера. Впрочем, любые часы или, скажем, кофейный столик, созданные Матисом, обладают не меньшей художественной ценностью, чем его абстрактные творения. По сути это такие же кинетические скульптуры, только наделенные дополнительной функциональностью.

Художник-самоучка

Дейла Матиса называют гигантом с сердцем поэта, с умом часового мастера и воображением великого сюрреалиста. На значение и силу воображения часто указывает и сам художник: «Моя мама говорит мне, что я вечно фантазирую, подобно ребенку, но при этом мои фантазии можно увидеть, почувствовать и потрогать».

Надо сказать, что в детстве Дейл неспроста приучился давать волю этому качеству и самозабвенно строить воздушные замки. Ему было от чего сбегать в мир грез: мальчик рос в неблагоприятной криминальной обстановке, в районе, кишевшем преступными бандами, и имел возможность познакомиться с самыми неприглядными сторонами жизни. Но семья и творчество с самого раннего детства ограждали Дейла от воздействия такого окружения и смогли направить его по более успешному пути, нежели можно было ожидать.

Пожалуй, Дейл Матис — именно тот, кого можно назвать не только классическим self-made man, но и до известной степени самоучкой. Хотя без технического образования, конечно, не обошлось. За два года, проведенные в колледже города Серритос (Калифорния), Матис получил полезные знания из области высокопроизводительных компонентов и систем автоматизации производства, а также определился с главной сферой своих творческих интересов. Ею стал электромеханический дизайн.

Перебравшись из Калифорнии в Лас-Вегас, Дейл активно трудился в строительной сфере, специализируясь преимущественно на оформлении фасадов казино. Но находилось время и для частных заказов и тематических работ. Именно в этот период творения Дейла Матиса появились в Эрмитаже и музее Гуггенхайма, а также украсили именитые отели по всему миру. Очередной поворот в его жизни произошел в 2000 году. Тогда, устав от интенсивности городской жизни, Матис решил пересмотреть свой подход к творчеству и полностью переквалифицироваться в свободные художники. В поисках места, где можно было бы успокоиться и сосредоточиться на главном, он обратил свой взор на Филиппины. Так в этой стране с идиллической природой, культурой и людьми, которые так нравятся художнику, появилась студия DMSI (Dale Mathis Studio Inc.), в которой Дейл Матис проводит половину года за работой; на вторую половину он все-таки возвращается в Лас-Вегас.

Биение разбитого сердца

Дейл Матис не стесняется рассказывать об источниках своего вдохновения, хотя многие из них имеют сугубо личный характер. Так, одна из работ, в которых воплотились впечатления неблагополучного детства, носит не слишком оптимистичное название «Выхода нет» (No Way Out). Эта скульптура представляет собой корпус человека без головы и конечностей, выполненный в виде жилого дома. Это и есть дом из детских воспоминаний Матиса. Он обит покореженными металлическими пластинами, но спереди некоторые из них «отвалились», являя зрителю краснокирпичную кладку, тоже пострадавшую под напором времени и обстоятельств и, в свою очередь, приоткрывающую более глубокое содержание. Внизу расположена стальная дверь с номером дома, соответствующим реальному адресу Матиса в детстве, и следами от пуль. Сам корпус тоже пробит в нескольких местах, несмотря на стальную броню. В верхней его части есть окошко — это спальня мальчика, в которой по вечерам зажигается свет. А отсутствующие в кладке кирпичи позволяют увидеть, как внутри корпуса крутятся шестеренки — в нем живет душа, быть может, куда более прекрасная, чем можно ожидать от такого тела. Еще одному детскому воспоминанию посвящена скульптура «Ключ к свободе» (Key to Freedom). Это история о мужестве матери, сумевшей вызволить себя и своих детей из оскорбительной ситуации много лет назад.

Учитывая, что одним из главных мотивов, лежащих в основе абсолютно всех работ Дейла Матиса, является движение шестеренок, вполне закономерен его интерес к теме часов. В его творческом багаже можно найти множество настенных часов самого разного вида.

Сложнейшие «Астрологические часы» представляют собой точную карту Солнечной системы. Из циферблата поистине гигантских (122 см в диаметре) часов «Без четверти» (Quarter Till), как бы «выпала» четвертая доля, остроумно обыгрывая название. «Убийство времени» — это распятый гвоздями циферблат, растянутый и деформированный в стилистике Сальвадора Дали.

В творчестве Дейла Матиса вообще чувствуется большое влияние этого великого сюрреалиста. Он был одним из тех, чьими работами Матис вдохновлялся еще в глубоком детстве, когда искусство было для него средством побега в другую реальность.

Форма и содержание

Сегодня причудливые инсталляции именитых мастеров зачастую не несут в себе никакого конкретного смыслового содержания. Современные художники, конструкторы и дизайнеры легко абстрагируются от собственных творений, возлагая задачу по поиску скрытых смыслов и зашифрованных идей на плечи зрителя. Справедливости ради стоит заметить, что для успеха действительно вполне достаточно красивой концепции и ее эффектного исполнения, не лишенного некоторой доли WOW-эффекта.

Но Дейл Матис подходит к своему творчеству совершенно иначе. Каждая его работа несет в себе какое-то послание. Как и все, на чем лежит печать сюрреализма, оно не всегда может быть сформулировано емко и последовательно, но это только усиливает ощущение, что Матис подходит к своему творчеству с неизменно открытым сердцем. Сам Дейл Матис говорит о своем творчестве так: «Я хочу, чтобы зритель, мужчина или женщина, почувствовал страсть, тяжкий труд и силу, которые я вкладываю в некий частный образ. Я хочу, чтобы это было что-то, чего он никогда не забудет».

Статья «Механические грезы Дейла Матиса» опубликована в журнале «Популярная механика» (№6, Июнь 2012).