Евгений Гаркушев «Немного наличных»

Евгений Гаркушев «Немного наличных»

Евгений Гаркушев — известный российский фантаст и журналист, лауреат престижной литературной премии «Роскон» (2010), печатается с 1994 года. Автор 18 книг и авторских сборников — как сольных, так и в соавторстве с Андреем Егоровым, Дарьей Булатниковой и др.; составитель нескольких антологий научной фантастики. Наиболее известные книги — «Ничего, кроме магии», цикл «Космические каторжники», сборник «Плюшевые самураи».

Алиса глядела на Никиту слегка насмешливо. Покачивала головой под не слышную постороннему музыку ментоплеера, притопывала изящным носочком синей туфельки. Хотел бы Никита знать, что она слушает, а еще лучше — скачать ее любимую композицию и двигаться в такт, да только об этом он пока мог только мечтать. То, что девочка с голубыми волосами остановилась выслушать его, уже неплохо.

— Давай сходим, — выдержав паузу, ответила Алиса. — Только не в кафе-мороженое и не на «Хроники Амбера», а на концерт «Оранжевой мурены». Мне билета не хватило, и тебе, я знаю, тоже. Достань — и будем весь вечер отрываться вместе. Идет?

— Конечно. — Никита кивнул. — Достану.

— Смотри, Прокофьев, — усмехнулась девушка. — Я тебе поверила.

И пошла прочь, встряхнув бирюзовыми локонами. Камера кругового наблюдения — искусственный сапфир на изящной, почти невидимой пружинке в обруче, стягивающем прическу, — красиво покачивалась в такт шагам девушки.

Ах, Алиса…

— И что? — запыхтел в ухо Иван. Он наблюдал за разговором с почтительного расстояния, и его, конечно, разбирало любопытство.

Никита направился к другу, на ходу активировал передающее устройство коммуникатора. Приемник работал и прежде.

— Она согласилась провести со мной вечер.

— Здорово!

— Но в кино она не пойдет. И мороженое есть не станет. Сказала, что хочет на концерт «Оранжевой мурены».

— Делать ей нечего, — фыркнул Иван.

— Согласен. Вот и не записался на концерт месяц назад. А сейчас билетов уже нет.

Никита дошел до лавочки под каштаном и присел рядом с Иваном. Тот уже теребил сенсоры управляющего блока коммуникатора, выводя на голографический экран данные о концерте «Мурены».

— Засада. И правда ни одного свободного места.

— Список зрителей сможешь достать?

— Дело нехитрое. Только что ты их, грабить собираешься?

— Перекуплю у кого-нибудь билет.

— Кто ж тебе его продаст? Спекуляция — подсудное дело. И даром не отдадут. Не зря же они заранее записывались.

Никита помрачнел.

— Может, кто знакомый окажется. Со своими людьми сочтемся.

Знакомый в списке зрителей нашелся довольно быстро — Паша Лыков, громила и двоечник. На его имя были заказаны сразу два места.

— Кто бы мог подумать, что он любит светомузыкальные представления местных джаз-банд, — недоуменно поднял брови Иван.

— Паша многогранен, — толерантно отозвался об однокласснике Никита. — Может, он и брал билеты для такого случая. Своего не упустит.

— Ну да. Осталось только с ним договориться.

Лыков подошел к вопросу уступки билета прагматично.

— Что я, дурной, деньги от тебя брать, особенно большие? Ты мне не папа и не брат, налоговая сразу зацепит, нелегальное предпринимательство пришьет. А у меня и так два финансовых замечания, — пробасил он, когда Никита обрисовал ему суть проблемы. — Счет арестуют, и бутерброд без разрешения властей потом не купишь.

— Так ты отдай мне билет, а от меня получишь что тебе нужно, — уже предвидя трудности, предложил Никита.

— Что мне нужно — у тебя нет.

— Может, и есть. Скейт, например.

— Нет. Меня скейтом не купишь, да и вообще — зачем мне барахло? Мне наличные нужны. Кэш.

— Как?

— Наличные. Деньги, что в ходу на черном рынке.

— А зачем тебе? — осторожно поинтересовался Никита. Вопрос был не очень вежливым, но актуальным. Вдруг Паша собрался покупать незаконные хакерские программы или, например, оружие? С него станется.

— Я хочу свой гипнопроектор на разлоченный сменять. У парня одного есть, он доплату требует — два бакса никелем.

— В рублях это сколько?

— Нисколько. На рубли не переводится. Монеты. Кэш. Сечешь?

Комментарий «ПМ»: ни жив ни мертв Комментарий «ПМ»: ни жив ни мертв
Кот (на самом деле в оригинале упоминалась кошка) Шрёдингера — герой известного мысленного эксперимента, предложенного в 1935 году физиком Эрвином Шрёдингером для объяснения того, почему нельзя использовать квантовую механику для описания макроскопических систем без некоторых оговорок. Кот находится в закрытом ящике, там же размещены радиоактивное ядро с периодом полураспада в 1 час и механизм, разбивающий емкость с ядовитым газом в случае распада этого ядра (в этом случае кот погибает). Однако квантовая механика утверждает, что состояние ядра как квантовой системы в любой момент времени описывается суперпозицией волновых функций распавшегося и нераспавшегося ядра. Это означает, что кот в ящике и жив и мертв одновременно! Однако если ящик открыть, наблюдатель увидит только одно состояние ядра (и, следовательно, кота), то есть в какой-то момент система выбирает одно состояние (происходит коллапс волновой функции). Существует несколько интерпретаций этого эксперимента. Сторонники копенгагенской интерпретации утверждают, что коллапс происходит по умолчанию (если нет дополнительных оговорок) непосредственно в момент наблюдения, а пока ящик закрыт — кот одновременно будет и жив и мертв. В многомировой интерпретации Эверетта в момент открытия ящика Вселенная разветвляется на две: в одной из вселенных наблюдатель увидит, что кот мертв, а в другой — жив.

— Секу, — ответил Никита, хоть и был не в теме. — Так ты с меня два бакса хочешь получить?

— Ну, хотя бы половину, — смилостивился Лыков. — Но лучше все сразу.

— Идет. Договоримся, — пообещал Никита. — Билеты никому не отдавай!

— Кэш за рубли не купишь, — подтвердил Иван. — Не для того государство все финансовые потоки под свой контроль брало, чтобы ты свободно в обход банковской системы расплачивался. Хотя, наверное, как-то можно наличные и по кредитке купить, но я каналов не знаю. Проще заработать.

— Как? — тоскливо спросил Никита.

— Хочешь заработать — иди на джобовый форум. Хочешь заработать кэш — ступай на скрытый раздел. Я уже все разузнал. Я на форуме давно тусуюсь. Халтурку всякую находил. Думаешь, как я прошлым летом скутер купил? Не у всех же богатый папа.

За папу Никита едва не обиделся. Да, у него богатый папа, ну и что? Никогда он этим не хвастался и виду не подавал, что у отца денег полно. Ну, есть свой катер, так что, обязательно монорельсом ездить? Многие летают, не он один. Впрочем, Иван, наверное, не со зла.

— Покажешь форум?

— Не только покажу — зарегистрирую и рекомендацию дам. Туда так просто не пролезешь, особенно в скрытый раздел. Безопасность на уровне.

— А кто ее поддерживает? — спросил Прокофьев.

— Все тебе надо знать… Работают люди, — многозначительно сказал Иван. — С каждой сделки им процент идет. И ты не забудь оплатить, если договоришься. Иначе ни мне, ни тебе потом ходу туда не будет.

— Сделаем все как надо. Только ты уж помоги.

Меньше чем через час Иван свел Никиту с неким Пушистым. Тот сразу начал задавать соискателю незаконного джоба разные каверзные вопросы. Когда Пушистый уверился в том, что Прокофьев — тот, за кого себя выдает, не «подставной», имеет личный воздушный катер и на самом деле хочет заработать, он бодро спросил:

— Желаешь грузить, возить или стоять на шухере? — Голос, искаженный кодировщиком, звучал зловеще.

Что такое «стоять на шухере», Никита в общих чертах представлял, поэтому загрустил. Неужели он по собственной воле лезет в противозаконное дело? И ладно, если это будут какие-нибудь опасные, но безобидные гонки стритрэйсеров. А если ограбление? Или покушение на чью-нибудь свободу? Вредительство? Распространение контрафакта? Ах, женщины, что вы делаете с людьми… Но отступать было поздно. Он обещал Алисе, обещал Паше Лыкову, не мог показать слабину перед Иваном.

— В общих чертах… Какого рода операция? — подбирая слова, спросил Никита.

— Контрабанда.

— Наркотики?

— Брось, о чем ты говоришь? — возмутился Пушистый.- У меня репутация, парень. Дрянью не занимаюсь. Работа тебе даже понравится. Уверен.

— Сколько платите?

— Двадцать граммов серебра.

Никите это ни о чем не говорило, он вопросительно посмотрел на Ивана.

— Круто, бери, — прошептал тот. — Обменяем на никель или бумагу.

— Но задание будет серьезным. Разгрузишь контейнер вместе с другими курьерами и развезешь товар по адресам. Визы в соседние страны у тебя открыты?

— Открыты.

— Вот и отлично. Берешься за дело?

— Да, — с замирающим сердцем ответил Никита.

Катер Прокофьева парил над степью, ожидая условного сигнала и уточненных координат. Еще перед вылетом «на точку» Никита снял и забросил на заднее сиденье, под плед, обе камеры пассивной безопасности. У него они были не такие красивые, как у Алисы, но функциональные. Одна — пуговица на плече, придерживающая погончик пуловера, другая — заколка на кармане рубашки. Заколка работала в нескольких диапазонах, через ткань верхней одежды.

В легенду романтического свидания в степи избавление от пассивного наблюдения вполне вписывалось. Да, отключать или закрывать камеры правилами безопасности не рекомендовалось, но и не запрещалось.

Без камер Никита чувствовал себя неуютно. Напади на него кто, сигнал в полицию поступит не сразу, лицо и фигура нападавшего не зарегистрируются аппаратурой слежения. Непривычно. С другой стороны, кто знает, что он без камер? Только те, кто послал его на задание и дал соответствующие инструкции. Может быть, они хотят его похитить или ограбить? Но Иван в курсе, куда и зачем он полетел. Если что серьезное — поднимет тревогу.

— Координаты получены, — включилось переговорное устройство автопилота катера.

— Вперед, — приказал Никита.

Катер спланировал к земле и помчался куда-то в кромешной тьме, ориентируясь на показания радаров. Минут через десять Прокофьев увидел посреди степи огромный светящийся снизу гриб. Подлетев ближе, он понял, что гриб растет над стандартным контейнером баллистической доставки. Зонтик из серебристого материала закрывал контейнер сверху, не давая спутникам слежения засечь его.

Почти одновременно с катером Никиты к месту сброса контрабандного груза прибыли еще два летательных аппарата. Один, кажется, пилотировала девушка — невысокая, темноволосая. Лицо ее было закрыто платком. Большой рыжий парень вообще надел лыжную маску- и не жарко ему?

Контейнер распахнулся, и глазам курьеров предстала странная и трогательная картина. Вокруг большого пластикового бака с белой жидкостью теснилась пара десятков меховых комочков. Некоторые сосали молоко из пипеток, встроенных в бак, другие спали.

— Котята! — радостно воскликнул Никита.

— Грузи, не теряйся, — посоветовал ему рыжий парень.

Котят даже не пришлось пересаживать — контейнер вокруг бака с молоком был разделен на четыре части, каждую из которых можно было вынуть. Подхватив картонный ящик с буквой «С» на стенке, Никита понес его к своему катеру. Оторванные от кормушки зверьки недовольно пищали.

Положив контрабандный груз на боковое сиденье, Никита рванул катер прочь от баллистической капсулы. На взлете едва не столкнулся с катером, который шел на посадку, — наверное, кто-то опоздал к раздаче. Быстро набрав высоту, Никита достиг крейсерской скорости и взял курс на Анкару.

Летя над темными громадами облаков, новоявленный контрабандист размышлял о содеянном. По большому счету, доставка котов с других планет — не преступление, а полезное дело. Котенка хотят многие, а ввоз зверьков на планету запрещен. Общество защиты прав животных продавило в геопарламенте закон, согласно которому коты должны оставаться там, где могут размножаться. На Земле свирепствует вирус Шрёдингера, любой кот, побыв здесь хотя бы неделю, становится бесплодным. Вот вам и нарушение прав бессловесной твари! Но можно подумать, на других планетах коты только и делают, что размножаются…

А вот держать кота дома закон не запрещал. Если на улице откуда-то появился бездомный котенок, преступление против прав животного — оставить его без присмотра. Лазейкой в законе и пользовались торговцы «живым товаром».

Передав четырех котят новым хозяевам — в Анкаре, Тебризе, Сыктывкаре и Баку, Никита подлетал к дому. Светало. В ящике спал последний котенок — черный, с белым пятнышком на спинке. Коммуникатор, молчавший всю ночь, заскрипел, заворчал и включился — поступила команда высшего приоритета. Вызывал отец.

— Ты где?

— С друзьями по делам летал, — практически не соврал Никита.

— Почему так поздно?

— Задержались.

— Ладно, рад, что ты отозвался.

Связь оборвалась. Хороший у него все-таки отец. Не стал пилить, выяснять подробности… Теперь, когда коммуникатор все равно включен, можно было переговорить с Иваном.

— Я так беспокоился, — раздался сонный голос друга. — Что там у тебя, все в порядке?

— Видно, как ты беспокоился. Дрых без задних ног. Оплату пока не получил. Везу последнего.

— Кого последнего?

— Потом расскажу.

— Да я ведь спать не буду!

— Так я тебе и поверил.

Приземлившись в условленном месте на задворках завода по производству чистого кремния, Никита увидел лысоватого парня в невзрачной серой куртке с откинутым капюшоном.

— Пушистый?

— Он самый, — подтвердил парень. — Всех развез?

— Ну да. А ты что, подтверждения не получил?

Комментарий «ПМ»: девять жизней Комментарий «ПМ»: девять жизней
Даже если когда-нибудь произойдет описанное в рассказе и кошки станут бесплодными, ученые смогут решить эту техническую проблему. 22 декабря 2001 года исследователи из Колледжа ветеринарной медицины Техасского университета A&M добились успеха и добавили к списку клонированных видов животных обыкновенную домашнюю кошку. Генетическим донором новорожденной, которую назвали CC (Carbon Copy, Копирка), стала кошка Радуга (Rainbow) пятнистого окраса. У Радуги взяли яйцеклетки и соматические клетки яичника, а затем у яйцеклеток удалили ядра и ввели вместо них ядра, полученные из соматических клеток, после чего трансплантировали в матку суррогатной матери — другой кошки. Тесты, проведенные после рождения Копирки, показали, что генетически она действительно является копией Радуги, однако по окрасу они сильно отличаются. Этот факт объясняется тем, что окраска у кошек определяется многими генами, и во время внутриутробного развития любой из этих генов может случайно изменить активность в будущих пигментных клетках. Разумеется, отличались и навыки, и поведение кошек — это определяется взаимодействием с окружающим миром уже после рождения. Чуть позднее американская компания Genetic Savings & Clone предлагала клонирование кошек как коммерческую услугу, которая, впрочем, оказалась маловостребованной — успешно клонировав еще одну кошку по цене около 50 тысяч долларов, фирма в 2006 году закрылась.

— Девчонка из Тебриза не отозвалась. Играется, наверное.

— Вот твой, — Никита протянул парню мягкого и теплого котенка.

— Твои деньги. — Парень сунул Никите две тяжелые серебряные монеты. — Кота купить не хочешь?

— Хочу. Но мне кэш для другого нужен.

— Зачем кэш? Я тебе книгу свою продам. Исследование вируса Шрёдингера. Всего-то пять тысяч рублей безналом.

— Ничего себе, — начал Никита, но потом сообразил, что вместо мифической книги, в которой, наверное, каких-то пять килобайт информации, Пушистый продает котят.

— Так что, берешь?

Никита протянул парню свою кредитку. Тот высветил на коммуникаторе сумму, Прокофьев нажал сенсор подтверждения — и стал обладателем черного котенка!

Расстались довольные друг другом. Никита отсканировал монеты, послал данные Ивану. Тот все тем же сонным голосом подтвердил:

— Настоящий кэш. Полтинники СССР, 1924 года.

— То есть исторические монеты?

— А ты думал?

— Но их ведь можно купить в обычном нумизматическом магазине! — возмутился Никита. — Зачем я всю ночь занимался какими-то темными делами, когда такой полтинник стоит от силы тысячи три?

— Три тысячи — большие деньги, — лениво протянул Иван.- Не у каждого богатый папа… К тому же, чтобы приобрести монету в нумизматическом салоне, нужно зарегистрироваться, вести каталог покупок и обменов, быть готовым предъявить коллекцию для проверки. Государство не для того брало все финансовые потоки под свой контроль, чтобы темные личности совершали сделки в обход банковских счетов.

— Ты уже это говорил!

— И еще раз повторю, если ты не понял.

Котенок проснулся и пищал, требуя молока. Оставить себе? Но что сказать отцу? Да и не мужское это дело — держать кота.

Собравшись с духом, Никита вызвал Алису.

— Прокофьев, ты с ума сошел? — спросила девушка. — Семь утра!

— Мне нужно тебя увидеть. Срочно.

— В лицее увидишь.

— Нет, сейчас.

— Ты напился, что ли? Или стимуляторов перебрал?

— Можно я к тебе прилечу?

— Лети, — скептически хмыкнула Алиса.

Слегка лохматая, по‑домашнему одетая девушка была еще милее, чем в лицее. Никита, увидев ее на пороге коттеджа, даже дар речи потерял.

— Ну и? — строго спросила Алиса.

Прокофьев достал из-за пазухи котенка и протянул его девушке.

— Вот. Для тебя.

Алиса недоуменно посмотрела на комочек меха, а когда котенок широко открыл пасть и пискнул, схватила его, прижала к себе и начала целовать.

«Меня бы ты так целовала», — подумал Иван.

Но поцелуя не дождался — Алиса ограничилась скромным «спасибо» и многообещающим взглядом из-под длинных синих ресниц.

Вечером Иван привел Никиту в маленький глухой дворик. Здесь меняли разные виды кэша подозрительные личности с надвинутыми на глаза капюшонами. Камер пассивного наблюдения не было ни у кого. Наличную валюту дельцы теневого бизнеса носили с собой: золотые, серебряные, никелевые и медные монеты, бумажные рубли и доллары, обрезки серебряной и медной проволоки, золотые и серебряные кольца — преимущественно обручальные.

— Мы ведь могли купить кольца в магазине! Свободно, — вздохнул Никита. — Почему ты мне не сказал?

— Забыл, — потупил глаза Иван. — Да и при покупке партии колец любого могут взять на заметку. Оно тебе надо?

Серебряный полтинник на черном рынке меняли на десять американских четвертаков, или на 200 долларов купюрами, или на 6000 бумажных рублей. Прокофьев выбрал четвертаки. Восемь пойдут Лыкову в оплату за билеты, два — хозяевам джобового форума. Посредникам нужно платить.

Счастливый Никита с букетом лунных незабудок и билетами на третий ряд в кармане бархатного пиджака явился к Алисе за час до начала концерта «Оранжевой мурены». К его удивлению, девушка вышла на крыльцо в домашнем комбинезончике. Чудесные голубые волосы не были уложены.

— Привет, — простуженным голосом поздоровалась Алиса.- Меня твой кот гриппом заразил. Доктор сказал, неопасно, но из дома выходить нельзя.

— А как же концерт? — скорбно спросил Никита. Он не верил, что все его усилия оказались тщетными.

— У Ани Астафьевой билеты на первый ряд и трансляционная аппаратура. Посмотрим в сети. Подключимся вместе, да еще и сядем на последний ряд. Хочешь?

Еще бы Никита не хотел! В виртуальном пространстве многое позволено. Особенно на заднем ряду.

— Как прошел вечер? — поинтересовался Иван, соединившийся с другом часа через два после концерта. Видно было, что он ждет подробностей, но Никита ими делиться не собирался. Поэтому ответил уклончиво:

— Нормальная группа, хотя мне больше нравится рок.

— А остальное?

— Просто отлично. Виртуальное пространство раскрепощает.

— На следующий концерт билеты уже заказал?

— Собираюсь. Слушай, у меня ведь кэш остался. Целый полтинник. Может, тебе пригодится?

Иван засмеялся.

— Надо будет — заработаю. А этот оставь себе. Может, тебе еще кольца из него скуют. Ты ведь легких путей не ищешь — зачем тебе кольцо из магазина?

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№12, Декабрь 2010).
Комментарии

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии.