Веселая роботека Немо Голда

Веселая роботека Немо Голда

Специалисты по кинетическому искусству работают медленно. Хорошо, если получается два-три проекта в год. А вот Немо Голд из Миннесоты за один только 2009 год наваял около двадцати электрических и механических роботов, не считая абстрактной скульптуры и визуальных инсталляций.

Сто лет назад жил в Нью-Йорке художник-мультипликатор Уинсор Маккей, который создал популярный в те времена комикс «Маленький Немо в стране снов». Серия издавалась с 1905 по 1914 год, а приключения смешного мальчишки в ночной рубашке стали культовыми в Америке, породив множество подражаний, пародий и приквелов. В честь героя этого комикса творчески настроенные родители Немо Голда и назвали своего сына. Собственно, Артур Голд и его супруга — тоже художники, правда, совершенно не вписывающиеся в формат «Популярной механики». Все-таки роспись по фарфору и разработка керамических чайников — это не наш профиль. А вот роботы мистера Голда-младшего — это самая что ни на есть классическая кинетическая скульптура.

В поисках своего пути

Немо Голд широко известен в США. За один только 2010 год у него было десять сольных выставок — в Сан-Франциско, Окленде, Сан-Матео, а за всю карьеру количество экспозиций Голда зашкаливает за 60. Причем ему всего 35 лет, то есть творческая жизнь находится в самом разгаре.

One Eyed Jack (2009). Серию скульптур Creatures («Создания») Немо Голд делает начиная с 2000 года. Почти все животные этой серии представляют собой жутковатых мутантов с подвижными частями тел. Но посетителям выставок нравится. Некоторые скульптуры Голда с первого взгляда напоминают обыкновенные детские игрушки. Теоретически детей должно радовать, что «олень» сам ездит, да еще и поворачивать умеет, и лампочка в глазу весело красным мигает. И выглядит вроде как довольно приятно. Но вот когда замечаешь во рту у зверушки настоящую вставную челюсть, становится жутко… Кроме того, наличие заячьих ушей за рогами сеет сомнения, что это и в самом деле олень. И вообще, в деталях, послуживших для создания «Одноглазого Джека», можно угадать что-то сантехническое.

При создании скульптур Немо не обращается напрямую к теме комиксов, но мультипликационная мифология находит место в его работах, которые частенько напоминают то Бендера из «Футурамы», то C-3PO, золотого робота из «Звездных войн», то еще кого-то из этой компании. Сам Немо говорит, что отталкивается при поиске темы в том числе и от научно-фантастических фильмов.

Много лет назад у мальчика Немо возникла непреодолимая тяга к различным конструкторам. Игрушки, которые ему дарили, не сохранялись в первозданном виде и нескольких часов: Немо тут же их разбирал, а затем собирал совершенно иначе. B какой-то момент он пришел к выводу, что покупные конструкторы морально устарели и новые идеи гораздо интереснее реализовывать с помощью подручного материала, который для этого не предназначен.

Doubtful («Сомневающийся», 2010). Индикатор в животе у робота постоянно колеблется между «хорошо» и «плохо».

Изначально Немо собирался стать более или менее классическим скульптором. Два университета, степень бакалавра искусств… Но в 2000 году, окончательно «расправившись» с классическим образованием, художник пустился в свободное плавание. Лучшими источниками материалов для Немо стали свалки металлического мусора и автомастерские, а лучшими источниками вдохновения — комиксы и фильмы.

В последующие годы Немо наращивал свою плодовитость от месяца к месяцу. На вопрос, откуда такая страсть к работе, он отвечает: «У большинства взрослых людей почти полностью отсутствует вера в чудо, и это ужасно. С возрастом мы узнаем все больше жизненных тайн — и одновременно теряем то, что делает нас по‑настоящему живыми, не дает нам стать роботами. Мои работы — это в какой-то мере сатира на современного человека. В то же время моя основная цель — пробудить в человеке что-либо новое, заставить его сердце и воображение работать. И чем больше я сделаю, чем больше людей увидят мои работы, тем больше пользы они принесут, вот и вся причина».

Under the Sea (2009). Корпуса старых приемников и телевизоров не остаются без внимания. Когда для создания робота они не подходят, Голд находит им другое применение. Есть у художника серия работ «Внутренние миры». Это ящики с иллюминаторами, в которых зритель может наблюдать динамический спектакль. Например, механический осьминог пытается потопить подлодку «Наутилус», или рыба-пила стучит в стекло, пытаясь добраться до зрителя. Поставить такую инсталляцию дома в качестве аквариума, наверное, очень интересно. Но довольно дорого. Работа Under the Sea («На дне морском») сделана в корпусе старого чемодана.

Безумная роботека

Студия Немо завалена разнообразным металлическим хламом. Всем материалам он предпочитает алюминий, дерево и готовые детали от старых автомобилей. Художнику пришлось выйти далеко за пределы того, чему его учили в колледже и двух университетах. Он был вынужден самостоятельно овладеть искусством обработки металла, сваркой, монтажом металлоконструкций и прочими ремеслами, без которых традиционные художники вполне обходятся.

Творческий процесс всегда начинается со сбора материала. Впрочем, эта стадия присуща многим современным скульпторам — мы уже писали о часовщике Роджере Вуде и автохудожнике Джеймсе Корбетте, которые тоже первым делом отправляются на свалку (а Вуд там и вообще живет). Немо Голд проводит в поисках материалов несколько часов в неделю. Иногда ему везет, и он видит практически готовую деталь скульптуры, а иногда приходится обходиться сбором материалов, требующих серьезной последующей обработки. Далеко не всегда найденные Немо предметы сразу идут в работу. Но рано или поздно оказывается полезным абсолютно все.

Praying Mantis («Богомол», 2009). Одна из скульптур серии Creatures («Создания»). Насекомое шевелит передними конечностями, крыльями и мигает, с позволения сказать, кормой. Немудрено, если у него в качестве задней части туловища — лампочка…

Сама работа больше всего напоминает головоломку. Несмотря на то что роботов и другие скульптуры Немо сперва проектирует и зарисовывает, в процессе работы они обрастают множеством деталей, которые изначально не планировались. Кроме того, механизмы, приводящие скульптуры в движение, также претерпевают множественные изменения: Немо постоянно пытается сделать их как можно более простыми и эффективными. В любом случае сначала он задумывает, какие части робота должны быть подвижными, а затем уже разрабатывает механизм, обеспечивающий подвижность.

Есть и еще один фактор, обеспечивающий высокую продуктивность работы Голда. Когда он обнаруживает, что одна из работ встала в тупик из-за отсутствия необходимых запчастей, он не ждет у моря погоды, а принимается за другую работу. Рано или поздно нужная деталь попадется под руку — и художник закончит тот, первый проект. Таким образом, работа постоянно идет над несколькими скульптурами одновременно.

В начале творческого пути Голд специализировался на абстрактной скульптуре. Но впоследствии он пришел к тому, что скульптура должна быть более живой, наделенной хотя бы видимостью разума. И появились роботы. Некоторые скульптуры Немо называет автобиографическими. «Вот, — говорит он, — небольшой робот. При нажатии на рукоятку у него в голове начинают метаться искры. Точь-в-точь как у меня!»

Если рассматривать роботов Немо внимательно, открываются различные детали, которые в первую очередь не пробуждают воображение, а вызывают улыбку. Например, огромный, в полтора человеческих роста робот под названием «Большой маленький человек», на самом деле управляется роботом-оператором, сидящим в брюхе у гиганта. В то время как малыш шевелит рычагами, большой робот грузно ворочается и грозится набросится на зрителя. Но он добрый, не набросится.

Nowhere Fast («Быстро в никуда», 2009)

Как и многие скульпторы-кинетисты, Голд конструирует не только человекоподобных роботов, но и механических животных. В его коллекции есть богомол, кальмар, олень, змея, кошка, а также всевозможные их гибриды. «Я могу сделать практически что угодно», — говорит Немо и не преувеличивает.

Одиссея капитана Немо

Бóльшую часть работ Немо Голд продает через свой веб-сайт, хотя сам это не очень любит. Гораздо приятнее выставить свою скульптуру в музее, чтобы потенциальный покупатель действительно знал, что покупает, и не разочаровался после получения заказа. На выставках Голда, в отличие от большинства художественных салонов, можно прикасаться к экспонатам, включать и выключать их. «Это же и есть моя цель — взаимодействие зрителя и произведения искусства», — утверждает скульптор.

Wildwood («Дикий лес», 2009)

Иногда Голд делает работы под заказ. Правда, тут возникает одна проблема: он не способен создать в точности то, что просит клиент. Ведь в поисках материалов на свалке есть определенный минус: что нашел, то и используй. Поэтому клиенту чаще всего приходится довольствоваться примерно подходящим ему роботом или скульптурой. Впрочем, недовольных, как говорит Немо, не было и нет.

Голда часто спрашивают, не является ли его искусство «вторичного использования» манифестом в защиту окружающей среды. «Нет, нет и нет! — открещивается Немо.- Я очень далек от экологии, хотя сам стараюсь не мусорить и заботиться об окружающей среде. Я использую материалы вторичного цикла лишь потому, что они мне нравятся внешне».

Имя: Немо Голд // Год рождения: 1975 // Место жительства: Окленд, Калифорния, США // Род занятий: скульптор, механик // Образование: Академия Искусств Канзас-Сити, Калифорнийский Университет Беркли // Творческое кредо: пробуждать воображение и веру в чудо у тех, кто ее утратил.

70 выставок за 16 лет творческой работы Немо Голда- в Калифорнии, Канзасе, Огайо, Массачусетсе, Флориде, — всегда проходили с неизменным успехом. Осталось только одно — выйти за пределы Соединенных Штатов, провести сольную выставку хотя бы в Канаде или Мексике. Но Немо не очень стремится к этому. Ему хорошо там, где его творчество востребовано.

Подытоживая сказанное, стоит заметить, что роботов из подручного материала конструируют многие художники-кинетисты. Но вряд ли кто делает их столь эстетичными и элегантными, как Немо Голд. В отличие от работ многих других, скульптуры Голда хочется поставить в гостиной и иногда умиляться их симпатичной бессмысленности. Может, таким образом и в самом деле можно пробудить воображение и вернуть детскую веру в чудеса.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№10, Октябрь 2010).
Комментарии

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии.