Тест-драйв первых в мире «горных лыж с мотором» оказался коротким, но впечатлений от него хватит на год вперед

«Ну что, конь ретивый, запрягли тебя в гусеничный плуг?» — ухохатывались друзья и коллеги, глядя на фотографии. Действительно, дышло, рогатые рукоятки, поясной ремень — все это напоминает лошадиную упряжь, особенно когда аппарат лежит на снегу в ожидании наездника. Что же до моих собственных ощущений, то теперь я знаю, как чувствует себя передняя подвеска снегохода. Она чувствует себя горнолыжником: сгибает ноги в коленях, отрабатывая неровности, закантовывает и раскантовывает лыжи, выполняет повороты, работает весом — в общем, катается в свое удовольствие! Впервые в жизни мне посчастливилось насладиться горными лыжами, не ограничивая себя склонами горнолыжного курорта. За спиной у меня появился едва заметный помощник, благодаря которому мне открылись бескрайние целинные поля, укатанные проселочные дороги и живописные лесные просеки. А смешки друзей — это от зависти. Ведь они при всем желании не смогут повторить мой опыт — несмотря на свой абсолютно промышленный вид, мотор для лыжника существует в единственном экземпляре. К нам в редакцию это чудо техники под названием Snow Glider привез его изобретатель Евгений Чучин.

Индустриальный масштаб

«Все началось в 1970-е годы, — рассказывает Евгений. — Мы часто ходили в длительные лыжные походы: по Подмосковью, в соседние области и даже на Кольский полуостров. Путешествовать хотелось с комфортом, и мы мечтали о машине, которая позволит нам, передвигаясь на лыжах, брать с собой больше вещей». Первые машины Евгения двигались впереди лыжника и представляли собой что-то вроде грузовой платформы с мотором и велосипедными колесами.

Со временем аппарат перекочевал за спину наездника. Тогда экспериментаторы в наименьшей степени задумывались о том, насколько весело будет кататься с «задним приводом». Их интересовали прежде всего практические моменты: грузоподъемность и проходимость. Когда легкая машина тянет тяжелого лыжника, ее колеса разгружаются и сцепление шин с дорогой ухудшается. Толкая лыжника в спину, аппарат, напротив, прижимает колеса к земле. Масса наездника помогает шинам сильнее цепляться за грунт или снег.

В 1991 году изобретатель переехал в США, и строительство прототипов пошло полным ходом. По специальности Евгений инженер-технолог. Он занимается проектированием и настройкой технологических линий для промышленных производств. Так сложилось, что по роду службы ему оказались доступны практически любые производственные средства и материалы. За 1990-е годы Евгений построил множество колесных прототипов. Наш гусеничный Snow Glider увидел свет в 2002 году.

Для Евгения строительство этих аппаратов — вовсе не кустарное хобби. Каждый из них проходит полный цикл проектирования и производства, как заводские модели крупных фирм. Придумав идею новой машины, изобретатель готовит множество эскизных рисунков, а затем чертежей. Детально проработав конструкцию, Евгений приступает к компьютерному моделированию. Аппараты Чучина выглядят так, как будто они только что были сняты с полки магазина. Каждая модель практически готова к серийному производству.

Хорошо забытое старое

Евгений привез Snow Glider к нам в редакцию в виде четырех отдельных частей — моторного блока, двух гусениц и телескопического дышла. Такой комплект легко умещается в легковом автомобиле. Мы научились легко собирать аппарат вдвоем за 15 минут, а с разборкой запросто справляется один человек. В сборе машина весит порядка 40 кг.

В основе конструкции лежит стальная рама из труб прямоугольного сечения. Прямо внутри одной из труб располагается цепная главная передача. В движение аппарат приводит двигатель Honda мощностью 5,5л.с. Это один из самых распространенных силовых агрегатов, который устанавливается практически на что угодно — от газонокосилок до любительских картов. Четырехтактный низкооборотный мотор предельно надежен и прост в эксплуатации. В Snow Glider двигатель работает в паре с клиноременным вариатором.

Слово «гусеницы» мы употребили по отношению к Snow Glider весьма условно. Сначала Евгений хотел установить на машину резиновые траки от снегохода, но ради эксперимента решил испытать экзотический движитель Неждановского. Эти ажурные цепи с редкими поперечными грунтозацепами русский изобретатель Сергей Неждановский изобрел в 1913 году. Они не выполняют несущую функцию — ее берут на себя широкие лыжи, обеспечивающие низкое давление на грунт и, как следствие, способность машины не тонуть в глубоком рыхлом снегу. Снег, попавший под лыжу, не выдавливается наружу, как у обычных саней, а уплотняется, оказавшись зажатым между грунтозацепами. Эти небольшие плотные кубики снега создают надежную опору для движения вперед.

Евгений сам сделал цепи, прикрепив отрезки металлического профиля к длинным приводным ремням винтами. Ведущие колеса с зубьями для грунтозацепов выточены из высокомолекулярного полиэтилена. Изобретатель предусмотрел возможность быстрой замены цепей и точной регулировки их натяжения.

Будто крылья за спиной

Денек для покатушек мы выбрали нежаркий. Snow Glider два года простоял в гараже без движения, и теперь ему предстоял первый запуск при -15°С. Мы остановились неподалеку от бригады строителей, и они помогали нам собирать аппарат, греть промерзшую свечу, настраивать топливную систему. Когда двигатель наконец завелся, а я стал с решительным видом натягивать шлем, работяги выстроились в шеренгу неподалеку в ожидании шоу. А когда я стал «впрягаться» в аппарат, застегивая на себе ремень, их разобрал хохот. Ну ничего, через минуту они уже смотрели мне вслед с расстояния примерно в километр и наверняка жалели, что у них нет с собой лыж.

Главное впечатление от Snow Glider — его присутствие почти не ощущается. У лыж хороший накат, они прекрасно едут по инерции, и аппарат лишь слегка подталкивает наездника в спину. После первого же поворота перестаешь задумываться об управлении аппаратом — он просто послушно едет за лыжником. Это настоящий горнолыжный спорт, не больше и не меньше. Вот чем хорош «задний привод» — это минимум управления и максимум катания.

Впрочем, есть и свои нюансы. Катаясь со Snow Glider по глубокому снегу, можно смелее уходить в заднюю стойку, не боясь потерять контроль и упасть: аппарат обеспечивает хорошую поддержку. Глайдер довольно резко стартует, а после того как вариатор заклинило и мы в процессе ремонта слегка изменили настройку, он стал просто выстреливать лыжника с места, схватываясь на оборотах, близких к максимальным. Широкая подставка не травмирует спину, поэтому через некоторое время я привык группироваться и стартовать в полный газ. Уже на фотографиях я увидел, что 40-кг гусеничная машина при этом встает на дыбы!

Гусеничный глайдер весьма радикально тормозит: стоит сбросить газ — и лыжник повисает на ремне. Торможение — это большая проблема колесных машин. Евгений пробовал оснащать аппараты механическими тормозами, однако при нажатии на рычаг пилот на роликах или лыжероллерах просто выезжал из-под упряжи и падал. А вот длинные горные лыжи дают достаточную опору в продольном направлении, чтобы с легкостью оставаться на ногах при сколь угодно динамичной езде.

Единственный серьезный недостаток Snow Glider — это низкая скорость движения. Аппарат способен двигаться чуть быстрее 20 км/ч — это неплохо по меркам беговых лыж, но явно недостаточно для горных. Я бы предпочел двигаться с втрое большей скоростью — тогда начали бы по‑настоящему работать и лыжи, и я сам. «Поставить более мощный двигатель и развить 60 км/ч — не проблема, — говорит Евгений, — просто лично я не уверен в безопасности такого снаряда. Мы могли бы создавать модели разной мощности для лыжников с разным уровнем катания. В конце концов, пока что Snow Glider — это всего лишь концепт».

Хорошего понемножку

Катаясь на Snow Glider, я испытывал потрясающее чувство первопроходца. Это спортивный снаряд, у которого еще нет ни армии поклонников, ни сформировавшейся школы катания, ни культовых приемов и трюков, ни стилей, ни звезд. Это чистый лист, на нем невозможно кататься правильно или неправильно — можно только экспериментировать и смело следовать своему вкусу.

К сожалению, я недолго наслаждался этим приятным чувством: сказались два года перерыва, в течение которых глайдер ржавел в гараже. Когда я впервые съехал с дороги в чистое поле, на одном из камней скончалась первая цепь. Оказалось, что по укатанному снегу аппарат неплохо ездит и «на одной ноге». Вторая цепь порвалась, как только я освоил крутой поворот на скорости, — когда с усилием выставляешь лыжи буквально поперек движения и Snow Glider описывает дугу малого радиуса.

В общем, разбирать устройство пришлось с чувством острого недостатка катания. Пожалуй, это даже хорошо. Во‑первых, летом мы сможем протестировать колесный аппарат Чучина в сочетании с роликовыми коньками. Изобретатель обещает, что машина без гусениц будет гораздо быстрее снежной версии. А во-вторых, сейчас я все чаще задумываюсь о собственном глайдере, ведь Евгений планирует собирать свои аппараты под заказ.

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№2, Февраль 2010).