Прицепившись к стальному тросу, человек парит на высоте подобно птице, не нанося никакого ущерба раскинувшемуся под ним лесу

Зевс стоит здесь уже много-много лет. Он видел, как охотники из племени шауни в мокасинах из оленьей кожи выслеживали зверя на берегах речки Милл-Крик. Видел, как мимо проскакал Роберт Е. Ли, исследуя просторы Западной Виргинии. При нем угольные магнаты «Позолоченного века» прокладывали в лесных чащобах новые железнодорожные магистрали. И никто из его старых знакомцев, путешествовавших по ущелью Нью-Ривер в южной части Западной Виргинии, никогда не видел Зевса так, как довелось его увидеть мне.

Это просто потому, что никто из них не умел летать. Правда, я тоже не умею, но мне предложили здесь испытать чувство полета. И вот сердце безумно колотится, а я на высоте почти 30 м над землей несусь по тросу со скоростью 50 км/ч к посадочной платформе, закрепленной прямо на массивном стволе Зевса. Под моими ногами проносятся зеленые кроны канадской тсуги (Tsuga canadensis, род хвойных вечнозеленых деревьев) и белого дуба (Quercus alba). Сверху мне видны спинки певчих птиц и солнечные блики, мерцающие в водах Милл-Крик, как в стакане чистого джина. И вот на меня надвигается сам Зевс, раскинув свои ветви, как руки для радушного объятия. Вот прыгают в рассыпную белки-летяги. Я дома.

Зевс — это лишь один из этапов в «Полете над лесом по ущелью Нью-Ривер». Маршрут, организованный на горной реке и открытый для посетителей в мае этого года, представляет собой пять висячих мостов и две короткие пешие тропы, соединяющие между собой десять двухтросовых канатных дорог, то есть добрую пару километров полета под небесами. Чтобы пройти весь этот маршрут, потребуется часа три. Первым делом участникам необходимо разобраться во всем своем снаряжении, куда входит полная страховочная система (обвязка), два страховочных стропа и два транспортных блока с тандемным расположением роликов. Инструктор устанавливает один из блоков на нижний трос и закрепляет его карабином с автоматической муфтой, который должен выдерживать на разрыв как минимум 2 т. Второй блок устанавливается на верхний трос. Следующим шагом один из страховочных стропов пристегивают к нижнему тросу, а второй крепят к карабину в пазу верхней каретки. Теперь будущий летун для вящей безопасности соединен с тросами через четыре не связанных друг с другом узла и может отправиться в полет с платформы на платформу на скорости до 50 км/ч (скорость будет зависеть от его массы). При подлете к цели придется слегка тормозить, и для этого нужно заранее положить руку в толстой кожаной перчатке на нижний трос — как объясняет инструктор, приложиться ладонью нежно, ласково, а не хвататься за трос изо всех сил.

Первыми до использования канатных дорог, натянутых между деревьями, додумались биологи, изучающие экологию тропических лесов. Сверху можно было хорошо рассмотреть жизнь в пологе леса. А потом уже в Коста-Рике и в других местах, популярных среди экотуристов, начали организовывать полеты над лесным пологом. В отличие от канатных дорог для профессионалов, для широкой публики предпочли натягивать тросы попарно, а точки старта и финиша устраивать прямо в кронах деревьев. Последняя новинка — маршруты в лесах Джуно на Аляске, на холмах Техаса и в калифорнийских секвойевых рощах. Исполнительный директор управляющей компании аттракциона Class VI Дэйв Арнольд объясняет: «Для нас было вполне естественно перейти от торговли снаряжением для водного туризма к своему собственному курорту, построенному на различных видах активного отдыха. В таком заведении канатная дорога с полетами над пологом леса выглядит более чем уместно. Поднявшись над кронами деревьев, видишь лес во всей его красе».

Когда проектировщики канатной дороги первый раз прошлись вдоль планируемого маршрута, им бросилось в глаза, что гордость и краса этого леса, канадская тсуга, уже сейчас пребывает на пороге уничтожения. С 1951 года этим деревьям угрожает нашествие занесенного в 1930-х из Японии насекомого Adelges tsugae. Ученые опасаются, что, если не предпринимать никаких мер, этот вредитель в ближайшие десятилетия полностью уничтожит тсугу на всей территории США. «Мы прониклись любовью и уважением к этим огромным, прекрасным деревьям, — рассказывает Арнольд, — и когда мы услышали об этом паразите, то несколько секунд пребывали в шоке. А потом решили, что перед нами открылась возможность привлечь общественное внимание к проблеме, которая будет, пожалуй, поважнее, чем все наше предприятие с этой канатной дорогой». Десять из шестнадцати поворотных пунктов в маршруте TreeTops — это платформы, установленные именно на гигантских тсугах, так что экскурсоводы и инструкторы имеют прекрасную возможность ознакомить своих подопечных с основными экологическими проблемами.

А теперь вернемся к началу весны, когда я впервые навестил речку Милл-Крик. Под кронами деревьев царит атмосфера стройплощадки, где тон задают монтажники-высотники из породы промышленных альпинистов. Их рюкзаки набиты аккумуляторными дрелями, бухтами троса с предварительно навязанными петлями, ватерпасами, кошками, скобами, хомутами, лебедками, карабинами и пакетами саморезов невообразимой длины. Стоят, прислоненные к деревьям, гигантские полуокружности рам из оцинкованного проката с готовой обрешеткой — осталось только подцепить и вознести их под самые небеса.

На монтажном поясе у Джона Уокера в двух здоровенных кобурах болтаются аккумуляторная дрель и цепная пила — как тяжелые «кольты» на поясе у ковбоя-забияки. Уокер — основатель компании Bonsai Design, которая занимается проектированием и монтажом канатных дорог. «Устройства для полетов над лесом хороши тем, — объясняет Уокер, — что они легко вписываются в ландшафт, оставляя его в первозданном состоянии». Жиденькая бородка, растрепанная шевелюра… Он любит говорить загадками типа «геометрическая конфигурация впечатлений при движении между двумя кодоминантными конечными точками под воздействием сил притяжения». «Проектирование такого маршрута, — считает Уокер, — подразумевает скульптурное видение пространства… и весьма замысловатые математические выкладки».

И это не считая чертежей в программах компьютерного моделирования, хорошего пространственного воображения и сильных умелых рук. В течение месяца перед началом монтажных работ ребята из компании Bonsai перебрали примерено 200 деревьев, выбирая самые прочные экземпляры, способные выдержать вес платформы, на которую взгромоздится десять человек. Уокер на пару с дипломированным лесотехником оценивали состояние древесной кроны, структуру корней, колотили обухом по стволам и вслушивались, выявляя дупла, скрытые в толще древесины.

Но вот деревья выбраны, и команда Bonsai приступает к монтажу. Просто натянуть в воздухе тросы — это рутинная работа. Арбалетный болт с прикрепленной к нему плетеной рыболовной леской пролетает сквозь всю чащобу из рододендронов и прочего подлеска. С помощью лески протягивают парашютную стропу, с помощью стропы — 10-мм статическую веревку, а с помощью последней тяжелый стальной несущий трос вручную затягивают в лесной полог. Для того чтобы деревья, на которых закреплены платформы, выдержали нагрузку от несущихся по тросам канатной дороги туристов, чтобы туристы могли на дрожащих ногах брести по висячим мостам от дерева к дереву, — лесные гиганты укрепляют растяжками, идущими к десяткам соседних деревьев. К концу монтажных работ лес оплетен паутиной из 3 км 9-мм несущего троса и 2 км 12-мм тросовых растяжек.

У каждого дерева свой характер, так что строительство подобных канатных дорог никак не назовешь формальной процедурой. Bonsai Design конструирует платформы, подгоняя их под пропорции конкретных деревьев. «Многие из конструктивных решений берутся не из справочника, а придумываются по месту, — говорит строитель Тайлер Андерсон. — Типа — а почему бы не попробовать вот так? А вот так совсем хорошо!» Прямо в платформах можно пропилить дыры, чтобы ветви проходили сквозь половой настил. Или, скажем, платформу можно чуть сдвинуть, чтобы удобнее было на нее приземляться или с нее стартовать. «Приходится самим решать, — говорит Андерсон, — как все детали будут взаимодействовать между собой».

А теперь о самом лесе. Хотя аттракцион TreeTops выглядит как развлечение, предназначенное для людей решительных и беспечных, к самим деревьям здесь принято относиться с глубоким почтением. «Все, что мы здесь накрутили, ничуть не мешает деревьям свободно расти», — говорит Сэм Блох. Он указывает на тросы, которые аккуратно проложены по деревянным чуркам, оставляя запас несущему стволу «на вырост». Каждая из таких чурок аккуратно подтесана бензопилой, повторяя все неровности и сучки на поверхности дерева. Натяжение троса прижимает чурки к стволу, и они не дают тросу даже прикасаться к древесной коре, не позволяя «придушить» дерево и помешать его росту.

Платформы конструируются исходя из тех же принципов. Зажимы с припуском на вырост позволяют время от времени раздвигать половинки платформы. По расчетам Уокера, платформа должна прослужить лет сорок, и за это время дерево может подрасти на 20 см в обхвате (у других сортов можно было бы ожидать и роста на целый метр). «Нельзя жить по принципу 'здесь и сейчас', надо закладываться на будущее», — говорит Блох, поглаживая растрескавшуюся кору дерева.

Если предприятие TreeTops будет процветать, оно поможет этому лесу еще долго оставаться настоящим лесом. Борьба с вредителями предполагает опрыскивание каждого дерева инсектицидом, а это обходится в $150 в пересчете на каждое дерево, причем после обработки можно успокоиться всего на несколько лет (в зоне канатной дороги такая процедура прописана 3084 деревьям). Один доллар из стоимости каждого билета на канатную дорогу выделяется в фонд защиты леса. «На сегодня все эти деревья представляют собой здоровые, устойчивые компоненты аутентичной природной экосистемы, — говорит Арнольд. — Благодаря заботам нашей компании ситуация такой и останется, мы превратим этот лес в настоящий заповедник древних лесных гигантов».

Конец апреля, и стройка, которая заняла четыре месяца, уже закончена. Команда фирмы Bonsai Design напоминает бригаду летунов-шабашников, которая сдает дом под ключ и собирает манатки. Многие из ребят сделают перерыв в монтажных работах и займутся каждый своим делом, да таким, что рядом с ним строительство канатных дорог покажется чем-то скучным вроде службы в банке. Андерсон отправляется в Перу, где будет водить альпинистов по горным кручам, Блох вернется к работе в общественном движении Burners Without Borders, которое объединяет участников ежегодного арт-фестиваля экстремального самовыражения Burning Man. Ну а Уокеру как начальнику отпущено всего несколько дней для спуска на каяке по горной речке, и потом снова в сбрую монтажника-высотника. Новые заказы на проекты от Bonsai Design вызревают в штатах Калифорния, Монтана и Юта.

Когда я оказался на платформе Almost Heaven («почти небеса»), на высоте 30 м над землей, а это самая высокая точка маршрута, за спиной у меня уже было больше километра полетов под натянутым тросом и пять висячих мостов, с которых можно было заглядывать прямо в беличьи дупла. У меня уже не сосет под ложечкой, когда я шагаю с платформы в зеленые глубины, и я уже не боюсь смотреть себе под ноги. Напротив, я с радостью отталкиваюсь и, не держась за ремни обвязки, раскидываю руки в свободном полете.

И вот я на очередной платформе. Инструктор Мэтт Ригсби с балетной грацией пристегивает мои карабины к тросу. Со следующей платформы через трескучую рацию передают: «Давай-давай!» Значит, трос свободен, а тот, кто шел передо мной, уже отцепился. «Теперь твоя очередь, — говорит Ригсби, улыбаясь и постукивая меня по шлему. — Лети сквозь лесную чащобу».

Видео к статье: ссылка

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№9, Сентябрь 2009).