По остроте ощущений кайтсерфинг может переплюнуть только полет на космическом корабле

Если XX век можно без натяжки назвать веком моторов, то в нынешнем человечество в поисках развлечений вновь вернулось к обычной гравитации и ветру. За исключением разве что «Формулы-1», технические виды спорта находятся в тяжелом кризисе. В то же время, не далек тот час, когда любая горка высотой более 100 м будет оборудована подъемником: желающих сигануть вниз на лыжах, сноуборде или горном велосипеде становится все больше. Все пляжи с маломальским ветром заполонили поклонники досок с парусом. Но самым захватывающим развлечением начала XXI века обещает стать кайтинг. Действительно, ни один вид спорта не дает такого количества способов быстро и эффективно расстаться с жизнью, а также испытать невиданные ощущения.

Дело — бамбук

Многие тысячелетия практически полная монополия на воздушных змеев принадлежала китайцам. До сих пор, если вы хотите увидеть летающего стометрового дракона, вам прямой путь в Поднебесную. Всего два раза в год, весной и летом, когда наступает сезон ветров, на огромных продуваемых открытых пространствах далеко за городом китайские мастера запускают гигантских змеев-драконов, изготавливаемых по тысячелетней технологии из легчайших бамбуковых реек и тончайшего шелка. Собственно, легкий доступ к этим материалам и долгие века и определили китайскую монополию.

В общем, китайцы так и были бы основными изготовителями драконов, если бы европейцы не изобрели парафойл — известный у нас как парашют-крыло. Он принимал свою форму благодаря набегающему потоку воздуха, который надувал парашют через отверстия, расположенные в его носовой части, и мог планировать с заданной высоты вдоль горизонта на расстояние, равное этой высоте. С ним парашютисты могли приземляться на площадку диаметром 10 см. Но самое главное, конструкция парафойла подтолкнула инженеров-аэродинамиков к созданию бескаркасных змеев — аэрофойлов. Монополия китайцев рухнула.

Летучие монстры

Пальму первенства по летающим чудовищам отобрал у китайцев новозеландец Питер Линн, самый экстремальный старичок столетия. Выходец из богатой семьи бизнесменов, получивший блестящее инженерное образование, Линн в одно прекрасное утро решил посвятить свою жизнь изготовлению змеев.

В 1995 году Питер Линн по бескаркасной технологии произвел на свет самого большого в мире змея — гигантского летающего трилобита по кличке MegaBite площадью 630 кв. м. Летающее чудовище, не содержащее ни одной традиционной для Китая жесткой распорки, стало любимцем фотографов и публики, поднимаясь в воздух на разных фестивалях в среднем 10 раз в году. В конце концов MegaBite был выкуплен у Линна его старым другом голландцем Геральдом ван дер Лу. Дело в том, что до гигантского трилобита самый большой змей (576 кв. м) принадлежал как раз голландцу и новозеландское чудовище ломало ему летучий шоу-бизнес. Хитрый Линн сразу после продажи изготовил второго гиганта — MegaRay, имеющего точно такие же размеры, как и MegaBite, и заключил с голландцем своеобразный пакт: ван дер Лу с его змеем отходит вся Европа, а новозеландцу с MegaRay — весь остальной мир. Так был подписан своеобразный договор об ограничении стратегического вооружения, и стороны согласились не строить монстров больших размеров. Хотя всяких разнообразных трилобитов поменьше и прочих летающих гадов Линн продает в великом множестве по всему миру. Есть они, кстати, и в Москве. Но если в области шоу-змеев у Линна нет конкурентов, то в области спортивных змеев свои герои.

Наддув

Без сомнения, одной из самых эффективных конструкций в небе является змей воздухонапорного типа (аэрофойл), имеющий наивысшие динамические характеристики. Его сложная конструкция состоит из серии ребер (называемых еще профилями), которые соединяют верхнюю и нижнюю оболочки змея. Змей надувается воздушным давлением (напором) и образует аэродинамическую форму. В этой форме как сила, так и слабость змея. Сила — в исключительной динамике, слабость — в отсутствии герметичности. Последнее может привести к заполнению змея водой, а ведь подавляющее большинство кайтов используется сейчас именно для буксировки серфера по воде.

Частично лишены этого недостатка герметичные аэрофойлы. Как и предполагает название, герметичный змей закрыт по большей части своей длины. Однако в нем есть несколько входных отверстий для воздуха, представляющие собой простые карманные клапана, которые запирают воздух под давлением внутри змея. Такой змей сохраняет форму, пока клапан держит давление. Время, при котором змей остается в надутом состоянии, зависит от многих факторов, например от герметичности клапанов. Недостатком таких змеев является довольно сложный процесс запуска: только для наполнения воздухом требуется около трех минут.

Но настоящую революцию в кайтостроении совершили в 1984 году французы Доминик и Бруно Леганю, получив патент на морского змея в виде крыла, который легко запускался с поверхности воды. Суть изобретения заключалась в надувном каркасе змея, не дающем ему утонуть или сложиться. Братья долго и безуспешно пытались продать изобретение военным и спасателям как средство буксировки небольших лодок. Отчаявшись, французы (кстати, неплохие серферы) стали использовать свое изобретение для катания на досках и водных лыжах, продавая потихоньку своих змеев таким же энтузиастам. Лет десять морские змеи были развлечением единиц, а их владельцы лишь изредка попадали на экраны телевизоров в рубриках типа «Весь мир сошел с ума». За это время Бруно Леганю довел конструкцию змея Wipika, первоначально называвшегося более длинно Wipikair (Wind Para Inflytable Aircraft), до ума, создав каноническую конструкцию. Ситуация кардинально изменилась в конце 1993 года — в мире началась кайтомания.

Запуск

На сегодняшний день подавляющее большинство кайтов, продающихся в мире, всего двух конструкций — аэрофойлы и морские, выпускающиеся по лицензии братьев Леганю. Аэрофойлов меньшинство ввиду того, что наземный кайтинг, с одной стороны, довольно травматичен, а с другой — требует больших открытых пространств с хорошим ветром (с поиском которых большие проблемы даже в такой обширной стране, как Россия). Хотя по мощности тяги и удобству управления аэрофойлы оставляют все остальные конструкции далеко позади.

Как уже мы писали выше, аэрофойлы состоят из двух оболочек, соединенных между собой профилями из такой же материи. Перед запуском змей раскладывается на ровной поверхности и к нему присоединяются стропы, которые в свою очередь соединены с планкой управления. Всё. После этого достаточно энергично потянуть планку на себя, ветер наполняет полости, и кайт взмывает в небо. В отличие от привычных детских змеев на одной бечевке, управление современными кайтами осуществляется двумя стропами: тянем левую — змей идет влево, правую — вправо. Срабатывает эффект пропеллера, где кайт выступает в роли лопасти, а натянутая стропа — оси пропеллера. Скорость выполнения маневра зависит от натяжения строп и скорости ветра.

Существуют также четырехстропные кайты, но две дополнительные стропы служат не для управления, а для регулирования тяги, являясь неким аналогом ручки газа у мотоцикла. Можно спокойно глиссировать по поверхности залива, потом мгновенно включать мощность и делать захватывающие прыжки.

К тому же регулирование мощности дает возможность пользоваться кайтом в расширенном ветровом диапазоне.

Если держать змей ровно, то через некоторое время он займет нейтральное положение почти над головой, застыв в одной точке. Если провести от нее воображаемую полуокружность, то получим границы ветрового окна. В самом центре окна тяга максимальная, и при запуске полноразмерного буксировочного кайта при ветре 6−10 м/с взрослый человек удержать змея не в силах — его просто оторвет от земли. Поэтому для первых запусков используют небольшие тренировочные змеи размахом 2−3 м. Хотя и такой змей при хорошем ветре легко отрывает от земли детей и изящных девушек.

Даже тренировочный кайт доставляет огромное удовольствие детям и взрослым. Скорость змея может достигать 190 км/ч, а при прохождении центра ветрового окна стропы гудят, как струны. Пилотируя кайт в воздухе, можно выписывать все фигуры пилотажа, которые в детстве выделывали пилоты кордовых авиамоделей: горки, петли Нестерова и восьмерки. Кстати, последняя фигура для дальнейшего управления кайтом основополагающая: при катании пилот регулирует тягу и направление движения, именно выписывая восьмерки в небе ярким кайтом.

Третье измерение

Но самое главное качество кайта, помимо восторга от пилотирования, — возможность придать новое измерение традиционным экстремальным видам спорта: вейкборду, сноуборду, горным лыжам, багги, скейту, конькам и вообще всему, что может передвигаться. Существуют и специфические кайтовые развлечения. Например, бодисерфинг, когда пилот несется по воде вслед за кайтом. Или, довольно опасное занятие, лифтинг, при котором змей поднимает привязанного веревкой к земле человека высоко в воздух. Или совсем уж экстремальное времяпрепровождение — мунвокинг, когда фанатики змеев передвигаются по земле гигантскими прыжками, напоминая американских астронавтов на Луне.

«Кайтсерфинг — это самый прикольный спорт из появившихся за последнее время, — говорит легенда серфинга Пит Кабрина. — Это, в равной степени, виндсерфинг, вэйкбординг и серфинг. Плюс еще отдельный кайф, получаемый от непередаваемо смешного зависания в воздухе. Поскольку здесь для совершения приличных маневров не требуется большого ветра и даже на спокойной воде можно поймать сильнейший порыв воздуха, спорт обладает огромным профессиональным потенциалом». Добавить нечего.

Остается только пойти в ближайший магазин и купить себе кайт. Что, собственно, я и сделал.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№3, Март 2003).