Современное западное парашютное мифотворчество приписывает изобретение костюмов-крыльев (wing suit) основателям флоридской компании Bird Man Роберту Печнику и Яри Куосмо. На самом деле эта идея стара, как мечта человека о свободном полете. Крылья для полета пытались изготавливать и Дедал, и Леонардо да Винчи, и портной, прыгнувший с Эйфелевой башни, и мулла в белых одеждах, сиганувший с минарета навстречу султану.

Парашютист Шмидт

Знаменитый российский парашютист Дмитрий Киселев («Капля») на одном подмосковном аэродроме видел забавный снимок 1935 года «Парашютист Шмидт со своими крыльями-перепонками». Известно только, что отчаянный советский парень Георгий Шмидт действительно прыгнул в своем творении и остался жив. Как говорится, «больше не знаем о нем ничего».

Мы не зря поставили акцент на слове «жив». Долгое время практически все смельчаки, пытавшиеся полетать в подобных костюмах, автоматически выписывали себе путевку на тот свет. Например, знаменитый французский парашютист Лео Валентин, написавший книгу под названием «Bird Man» (позже ставшим торговой маркой предприимчивых американцев), разбился при испытании своего костюма. Первым, кто не просто прыгнул в костюме-крыле, но и полетел в нем, стал другой отважный француз — Патрик де Гайардон. Это произошло в 1990 году, а в 1998-м, испытывая очередную модификацию своего костюма, де Гайардон также погиб.

Несмотря на столь трагические последствия, французы заразили идеей полета парашютистов всего мира. Уже в 1999 году российские энтузиасты стали шить такие костюмы по собственным выкройкам. А Печник и Куосмо — серийно производить их во Флориде.

Маленький самолет

Ради чего люди готовы так рисковать своей жизнью? Ни парашют, ни свободное падение не дают ощущения настоящего полета. А винг-сьют позволяет парашютисту уже через 2−3 секунды свободного падения приобрести горизонтальную скорость примерно в два раза больше вертикальной. Это значит, что, падая со скоростью около 50 км/ч, спортсмен может иметь горизонтальную скорость порядка 100 км/ч — что сравнимо со скоростью легкомоторного самолета. Безусловно, это еще не свободный полет, так как спортсмен не может набирать высоту, но уже и не падение.

«Все, кто летают в винг-сьютах, мечтают летать как птицы и в конце концов приземлиться на крыльях, без парашюта, — говорит профессиональный испытатель парашютов Владимир Шилин. — Однако людям тяжело летать: посмотрите, как устроены птицы и как устроен человек: у птичек легкие кости и мощные грудные мышцы. У людей же тяжелые кости, тяжелый зад и мало грудных мышц, но зато мы умеем изобретать».

Ощутить радость управляемого свободного полета — это само по себе счастье, однако более всего винг-сьюты привлекают бэйсеров — парашютистов, прыгающих с невысоких неподвижных объектов: скал, зданий, вышек, труб или мостов. Дело в том, что объектов, пригодных для бэйс-прыжков, в мире немного. Основное требование — они должны быть отвесными и не иметь опасных выступающих частей. Прыжки в костюмах-крыльях существенно расширяют диапазон таких объектов, позволяя огибать препятствия во время прыжка и менять направление полета вплоть до разворота на 180 градусов.

Проблема заключается в том, что поведение винг-сьютов недостаточно изучено и, стоя у края скалы, трудно оценить, хватит ли горизонтальной скорости для того, чтобы облететь гранитный выступ. А цена ошибки чаще всего — жизнь.

Онлайн-полеты

Еще полтора года назад Денис Ленчевский, один из самых легендарных бэйсеров в мире, делился с «Популярной механикой"своей идеей об интеграции в снаряжение бэйсера особо точных GPS-приемников, позволяющих по полученным данным выстроить трехмерную траекторию полета спортсмена. Такая траектория, наложенная на реальный объект, могла дать точный ответ — облетит спортсмен препятствия или нет. С другой стороны, такие траектории могли решить вечный спор спортсменов — кто пролетел выше и дальше, превратив бэйс из экстремального времяпрепровождения в спорт.

Идея стала развиваться дальше. Если можно устраивать состязания, то неплохо было бы выкладывать треки в реальном времени в интернет, чтобы все болельщики могли болеть за спортсменов. Ну и заодно передавать видеоизображение, также в реальном времени, тем более что многие бэйсеры давно прыгают с видеокамерами, закрепленными на защитных шлемах. Связать воедино наземные и воздушные камеры, приемники GPS и системы контроля за полетом решили с помощью технологии Wi-Fi, про которую «ПМ» писала не раз.

Стремление бэйсеров к свободному полету поддержала компания Intel, которая развивает технические инновации, в частности — мобильность. Идея проста: земля (точка приземления) и точка отделения (exit) связываются с помощью направленных антенн и образуют сеть.

На спортсмене закрепляется передатчик GPS, камера и карманный ПК со встроенным wi-fi. Таким образом, на ноутбуках, как на видеофоне, можно видеть и слышать передачу от спортсмена и со стационарных камер в реальном времени.

Еще совсем недавно придумать такую связь было легче, чем сделать — видеофоны и костюмы-крылья были скорее реквизитами из кино. Однако все меняется, и нынче ноутбуки на платформе Intel ® Centrino™ со встроенным wi-fi отлично помещаются в рюкзак и вместе с антеннами весят столько же, сколько мешок с костюмом-крыло и парашютом.

В стране троллей

Испытать систему решили в Мекке бэйсеров — норвежских фьордах. Люзеботн — небольшой поселок в начале фьорда Люзе. Местного населения немного, и оно занято в туристическом бизнесе и обслуживании электростанции. Электростанция построена в горах, находится прямо в скалах и использует силу падающей воды. Из предыдущей турбины, прослужившей верой и правдой много лет, норвежцы сделали скульптуру. Миллионы лет тому назад льды, двигавшиеся с севера, пробили в скалах каньоны, и, несмотря на ветер, дождь и многочисленные водопады, текущие с гор, некоторые из гранитных скал так и остались отвесными. Люзеботн — одно из самых популярных мест, куда приезжают парашютисты со всего мира, чтобы прыгать со скал. Однако основной вид туризма — хождение по горам. Норвежцы с помощью вертолетов забросили на высоту более 1000 метров плоские камни, вымостили ими туристические тропы, в особо опасных местах вбили страховочные цепи в гранит. Кажется, что горным туризмом в Норвегии занимаются почти все, от мала до велика. Представление о собственной спортивной подготовке немного меняется, когда на трудной для обитателя мегаполиса тропе вы встречаете дедушку, бодро спускающегося навстречу.

Обычно в Норвегии в октябре холодно и дождливо. Но в самый первый день российским спортсменам повезло — было солнечно, и на скалу отправились прямиком из автобуса. Владимир Шилин сделал первый прыжок в костюме-крыло и, как маленький самолет, развернулся над фьордом почти на 180 градусов, а затем благополучно приземлился. Аппаратуру развернуть не успели — погода испортилась и полил дождь.

Больше солнца так и не увидели. Прыгали в короткие «окна» хорошей видимости и отсутствия дождя. Расстояние между точкой старта и приземлением получилось около километра, что потребовало точной ориентации направленных антенн. Wi-Fi заработал, однако онлайновой передачи треков и видео добиться не удалось. Не получилось организовать живой показ прыжков в Сети: оказалось, что доступ в высокоскоростной широкополосный интернет есть только на электростанции, но посторонним вход туда строго воспрещен.

Аэростаты

К моменту выхода журнала испытание системы будет проходить в подмосковном городе Пущино. В начале ноября там должны начаться прыжки с аэростата. Привязной аэростат ДАГ-2M представляет со-бой значительно модифицированную версию знаменитого российского аэростата ДАГ-2, специально сконструированного для тренировки парашютистов. Эта модель получила распространение после Второй мировой войны. Во время войны около 500 000 советских парашютистов совершили свои первые прыжки с аэростатов, специально предназначенных для этой цели. Вместо прорезиненной хлопчатобумажной ткани оболочка современного аэростата изготовлена из многослойной ткани на основе полиэстера высокой прочности, обладающей уникальной способностью не пропускать гелий.

Новое — это хорошо забытое старое. Выяснилось, что аэростат является лучшим средством для обучения бэйс-джампингу: он неподвижно висит на достаточной для срабатывания запасного парашюта высоте (1200 м) и к тому же не требует ни капли керосина.

По словам президента «Главпрыга» Дмитрия Киселева, профиль прыжков с аэростата в винг-сьютах позволит в будущем году прыгнуть с очень сложных скал. И, что немаловажно, остаться в живых.

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№12, Декабрь 2004).