Отечественных любителей парусного спорта ждет увлекательное действо. 4 октября на старт кругосветной регаты Volvo Ocean Race выйдет (впервые в истории!) российская команда, а летом будущего года знаменитое соревнование протяженностью 37 000 миль финиширует в Санкт-Петербурге

«Я хорошо помню эту дату, — вспоминает австриец Андреас Ханакамп, — это было 7 ноября 1987 года. В два часа ночи». Андреас с другом шли на яхте к Канарским островам и перебирали регаты, в которых хотели бы поучаствовать. Затем они остановились на одной — гонке Whitbread, сойдясь на том, что в мире парусов нет ничего круче. Прошло 20 лет. Кругосветная регата Whitbread Round The World Race поменяла название, но Андреас продолжал вынашивать идею участия в соревновании. И что же — мечты сбываются… С Ханакампом, капитаном Team Russia, я общаюсь на английском острове Портленд, на берегу Ла-Манша, и перед нами на солнце блестит гоночная 70-футовая яхта «Касатка». Позавчера Андреас с экипажем вернулся из квалификационного плаванья длиной 2200 миль на тренировочную базу, установив неофициальный рекорд. Команда обогнула Британские острова и Ирландию за шесть с половиной дней — на десяток часов быстрее, чем официальный рекордсмен. Это означает, что у российской команды есть все шансы выиграть гонку.

Календарь, который выжил

Реализовать давнюю мечту Андреаса Ханакампа помог случай с календарем. В канун Нового, 2005 года на рабочем столе у Олега Жеребцова, на тот момент генерального директора и совладельца сети гипермаркетов «Лента», среди прочих подарков оказался календарь с изображением гоночных яхт. Олег не выбросил банальный подарок, а позвонил знакомому и поинтересовался, какое отношение он имеет к парусным гонкам, по ходу разговора выразив желание поучаствовать в них. Когда выпал такой шанс, дух парусной регаты очаровал питерского бизнесмена и он стал погружаться в мир яхтинга. Обучение, гонки, переход через Атлантику — и вот уже организаторы Volvo Ocean Race предлагают Олегу поучаствовать в кругосветном соревновании.

Друг-австриец заражает яхтсмена своим желанием пройти это испытание, и, взвесив все за и против, Олег решается. С основательностью Конни ван Ритсхотена — героя первых гонок Whitbread — он как инвестор проекта приступает к подготовке к соревнованию. Опытному Ханакампу, участнику Олимпийских игр в классе «Звездный», Олег предлагает стать капитаном. Сам довольствуется должностью бакового. Генеральным директором команды друзья делают профессионала высокого уровня — англичанина Майкла Вудса, который длительное время работал операционным директором Volvo Ocean Race. Разработку яхты поручают известному британскому конструктору Робу Хэмфрису, а ее строительство — уважаемой верфи Green Marine. В общем, на выходе Олег получает отличную яхту и команду профессионалов.

Пиво для четырех океанов

Чтобы понять, как круто то, что российская команда принимает участие в Volvo Ocean Race, надо быть иностранцем. В России эта гонка никогда не была слишком популярна, тогда как в мире, а особенно в Западной Европе, ее вот уже три десятилетия считают «Эверестом парусного спорта». Все началось в 1969 году, когда группа британских энтузиастов решила организовать безостановочный кругосветный вояж на нескольких яхтах. «Как только мы вышли в море, — вспоминает участник тех событий Робин Нокс-Джонстон, — путешествие превратилось в азартную гонку». По возвращении домой яхтсмены подумали: «А почему действительно не организовать кругосветную гонку?» Идея нашла отклик в британских яхтенных кругах, а английская пивоваренная компания Whitbread, глава которой был дружен с яхтсменом № 1 Соединенного Королевства Френсисом Чичестером, предложила спонсировать мероприятие.

В 1973 году на старт регаты Whitbread Round The World Race в Портсмут пришло 17 разношерстных яхт. Их под завязку упаковали спонсорским пивом и отправили в путешествие длиной 27 500 морских миль. Три яхтсмена домой так и не вернулись: в шторм волны смыли их в океан. После этого гонка обрела имидж рискованного предприятия, который с тех пор ее не оставляет.

Первое соревнование носило любительский характер: яхтсмены шли на самых разных, порой далеко не гоночных аппаратах, утяжеляли суда ящиками с алкоголем… Но участником второй по счету регаты стал Конни ван Ритсхотен, и с его пришествием гонка изменилась. Голландский миллионер, выйдя на пенсию, бросил всю свою неуемную энергию на подготовку к состязанию. К созданию яхты подключились лучшие кораблестроители, была набрана команда профессиональных яхтсменов. Для снижения веса груженой яхты Конни против воли экипажа взял на борт обезвоженные продукты. Легкая, «заточенная» под гонку яхта шла быстрее конкурентов и выиграла гонку. В следующих гонках уже почти все экипажи поступали по примеру Конни.

Машины для скорости

Условия жизни на борту делаются от гонки к гонке все аскетичнее, и вместе с этим растут нагрузки. Парусные машины становятся все быстрее и требовательнее к мастерству экипажа. Пожалуй, самой главной технической вехой стал переход на использование однородных 60-футовых судов, который произошел в гонке 1997−1998 годов.

Владимир Кулиниченко, парусный мастер Team Russia, лучше других может рассказать об эволюции яхт регаты. В 1989—1990 годах он принимал участие в Whitbread в составе советской команды на яхте Fazisi, а в следующей гонке шел под флагами Украины — сначала на яхте «Одесса-200», а затем на судне «Гетман Сагайдачный». В общем, смог походить на всех славянских судах, которые принимали участие в гонке за всю ее историю. Когда Владимир узнал о намерении россиян участвовать в Volvo Ocean Race, без промедления позвонил команде и предложил свою помощь. Так он стал членом «сухой» береговой команды, из-за чего теперь страдает. Ему хочется снова быть гонщиком.

«Самое главное отличие современных яхт от старых, на которых я гонял, — рассказывает ветеран Whitbread, — наличие качающегося киля. Благодаря ему яхты стали намного остойчивее и, соответственно, значительно мощней».

Сильно ли изменились скорости? «На Fasizi, — вспоминает Владимир, — максимальная скорость была 26 узлов, на «Гетмане» — уже 35, а нынешняя яхта класса Volvo Open 70 рассчитана на 42 узла».

А как разрабатывают гоночные яхты? Этот вопрос я адресую Олегу Жеребцову, на деньги которого была построена «Касатка». «Сперва команды снабжают конструкторов картой маршрута и метеорологическими данными по нему». По этим данным проектировщик определяет, какие ветра ожидают яхту — их направление и скорость, — и «затачивает» корпус лодки под наиболее часто встречающиеся на маршруте условия. Получается, что у каждой лодки есть более-менее благоприятные переходы. По данным Олега, наша яхта особенно хорошо обещает идти на маршруте из Сингапура в Циндао. Любопытно, что яхтенные журналисты считают «Касатку» одним из самых радикальных проектов в нынешней гонке. Роб Хэмфрис, набивший руку на разработке быстроходных катеров, использовал свой опыт при постройке яхты. В итоге главной инновацией на «Касатке» стали мощные брызгоотбойники в носовой части — они сокращают поток воды, заливающий корпус яхты, и одновременно за счет аэродинамики приподнимают ее нос при высокой скорости. У конкурентов таких систем нет. «Парусные суда стали настолько быстры, что пора применять на них решения из мира скоростных моторных судов», — комментирует конструктор свое решение.

Разработать и построить надежную и современную яхту — ползадачи. Для достижения наибольшей скорости надо максимально снизить вес судна. Брать с собой в гонку личные вещи считается роскошью. Некоторые команды в этом особенно педантичны: доходит до того, что они для облегчения отпиливают ручки… зубным щеткам. Олег не столь фанатичен. «Надеюсь, мне разрешат взять с собой iPod», — улыбается он.

На ум приходит старая мысль, что судно — добровольное заключение без возможности побега. Что толкает людей, которые могут отдыхать на лучших курортах, идти на такие тяготы? «Когда у тебя есть то, чем ты обожаешь заниматься, — объясняет капитан Ханакамп, — то, увлекаясь, не замечаешь, что ты голоден, что тебе холодно. А мы здесь все страшно любим море…»

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№10, Октябрь 2008).