Спортсмен разгоняется от ноля до 100 км/ч за 2,5 секунды, чтобы затем сразу же затормозить до ноля на дистанции 3−4 м — это типичная динамика болида «Формулы-1». Но на смельчаке нет ни шлема, ни гоночного комбинезона, ни ремней безопасности, фиксирующих его в жестком монококе. Из одежды на нем лишь обычные плавки.

Спорт королей

Своими корнями клиф-дайвинг уходит в Каунолу, деревушку на гавайском острове Ланаи. В далеком 1770 году Кахекили, последний независимый король племени Мауи, прославился своим мастерством в «леле кава» — прыжках в воду с высоких скал. Кахекили заставлял своих солдат «накоа» прыгать вместе с ним, чтобы доказать свою преданность и бесстрашие. Мауи прыгали с уступа в королевские воды Каунолу «солдатиком», ногами вниз, стараясь войти в воду с минимумом брызг. Поколением позже, в правление короля Камехамеха I, гавайцы превратили «леле кава» в спортивное соревнование. Судьи следили за брызгами и стилем прыжка.

Некоторое время спустя уступ Кахекили опустел, хотя он по-прежнему считался священным местом и охранялся «накоа». Традиция «леле кава» была надолго забыта. Лишь в конце XX века интерес к хай-дайвингу стал возрождаться в Европе. Спортсмены, занимающиеся классическими прыжками в воду, могли неплохо развлекать посетителей в парках и цирках. Стремясь сделать прыжки более зрелищными, некоторые из них поднимали вышки все выше и выше. Шоу производило такое сильное впечатление, что было очевидно: соревнования по хай-дайвингу привлекут массу зрителей. В 1996 году образовалась Всемирная федерация хай-дайвинга со штаб-квартирой в Швейцарии.

К тому времени класс соревнований был уже настолько высок, что принимать в них участие могли не более двух десятков лучших прыгунов мира. Спустя 200 лет, в августе 2000 года, клиф-дайвинг вернулся в Каунолу, на уступ Кахекили.

Между клиф- и хай-дайвингом есть небольшое отличие. В хай-дайвинге спортсмены прыгают со специально построенных конструкций. Это могут быть строительные леса в порту или вышка над бассейном. Постройка специальных вышек выгодна с точки зрения организации шоу — соревнования можно проводить там, где удобно разместить зрителей, установить телекамеры, встретить спортсменов и гостей. Высота прыжка может быть установлена с предельной точностью. Разумеется, и в хай-дайвинге можно довести зрителя до инфаркта. Самый титулованный хай-дайвер, многократный чемпион мира Орландо Дуке, однажды шокировал публику, спрыгнув с 25-метрового подъемного крана в «лягушатник», с высоты напоминающий размером пляжное полотенце.

Клиф-дайвинг — это прыжки в водоем со скал в естественных условиях. Эти соревнования проводятся в самых экзотических уголках мира и со стороны выглядят абсолютным безумием. Ошибка на старте, неожиданный порыв ветра, малейшая заминка в полете может отбросить спортсмена на твердые скалы или на мель (зачастую участок достаточной глубины оказывается очень небольшим). Орландо Дуке до сих пор с содроганием вспоминает прыжок на съемках фильма 9dives: «Я прыгал с водопада в Австрии и должен был приземлиться на крохотном пятачке. Чтобы не натолкнуться на скальные выступы, необходим был мощный толчок. Мы сняли восемь дублей, и на последнем я оказался меньше чем в метре от камней». В 2004 году ведущие хай-дайверы мира, в том числе наш соотечественник Сергей Зотин, принимали участие в Cliff Search Tour. В экспедиции по скалистым местам Австралии спортсменам приходилось прыгать в совершенно незнакомых местах без каких-либо вспомогательных приспособлений (вышек, трамплинов) с высоты иногда более 30 м.

Три секунды вечности

Большинство хай-дайверов начинали свою спортивную карьеру с классических прыжков в воду. К примеру, Сергей Зотин начал заниматься прыжками в 7 лет, а в 15 стал абсолютным чемпионом мира среди юниоров и чемпионом Европы. Но в хай-дайвинге спортсмен испытывает нагрузки, в девять раз превышающие нагрузки в прыжках с 10-метровой вышки. Кратковременные перегрузки достигают 100g. Вопреки распространенному мнению, увеличение высоты прыжка не дает спортсмену больше времени на выполнение технических элементов — вращений, пируэтов, винтов, сальто. При высотах больше 28 м скорость достигает такой величины, что время полета практически не увеличивается, зато с каждым метром существенно возрастает опасность получить травму.

Наиболее важная фаза прыжка — момент входа в воду. В то время как части тела спортсмена, уже вошедшие в воду, испытывают мощное отрицательное ускорение, остальная его часть все еще разгоняется. В этот момент прыгун как будто превращается в стальной прут, все его мышцы испытывают максимальное напряжение, чтобы сохранить прямое положение тела. За день тренировок хай-дайверы совершают не более десяти прыжков — мышечная усталость может привести к травмам. Приводнение на живот или на спину с 26 м равносильно падению с 13 м на асфальт. В этом случае тело практически не погружается в воду, а почти мгновенно снижает скорость до ноля. Шанс выжить в такой ситуации предельно мал.

Отталкиваясь от края скалы, прыгун определяет два основных параметра прыжка — траекторию и угловую скорость. От первоначального толчка зависит, насколько далеко от скалы полетит спортсмен и насколько энергично он сможет выполнить технические элементы. Меняя положение центра тяжести в полете (группируясь и выпрямляясь, сгибая и разгибая руки), прыгун регулирует направление вращения, чтобы совершать сальто, пируэт, винт. Однако главная задача спортсмена — в завершающей фазе полета прийти в строго вертикальное положение. Три секунды зрелища для зрителя кажутся спортсмену вечностью.

В жизни любого хай-дайвера практически каждый прыжок — это событие, на которое нужно решиться и к которому нужно долго готовиться. Орландо Дуке планирует свои наиболее значимые прыжки за год до шоу. Готовясь к прыжку, он тренирует в бассейне именно те элементы, которые ему предстоит исполнить. «Техника должна быть отработана до такого уровня, чтобы даже мысли о возможной ошибке не возникало, — говорит Сергей Зотин, — внимание должно быть сфокусировано на том, как рассчитать полет и перебороть страх».

Разумеется, во время соревнований внизу постоянно дежурит реанимация и команда аквалангистов. И все же каждый хай-дайвер отдает себе отчет в том, что рассчитывать он может только на самого себя.

Братья по страху

Несмотря на жесточайшую конкуренцию в спорте, между хай-дайверами сложились необычайно теплые отношения. Спортсмены называют себя большой семьей. Они всегда радуются возможности провести время вместе, поделиться друг с другом опытом, помочь настроиться на прыжок. Невзирая на разные национальности, языки и возраст, спортсменов многое объединяет. Прежде всего, хай-дайверов мирового класса настолько мало, что все они очень хорошо знают своих коллег. Но главное, что заставляет их внимательно относиться друг к другу, — это постоянный риск для жизни, с которым сталкивается каждый из них.

В экстремальные прыжки со скал все приходят по‑разному. Сергей Зотин по специальности — детский хирург. Когда его пригласили поехать в Швецию поучаствовать в показательном шоу, он впервые увидел 25-метровую вышку. Прыгнуть с нее Сергей решился уже через неделю, вскоре после чего шведский босс предложил ему отправиться на международные соревнования (оцените качество российской школы прыжков в воду).

Орландо Дуке начал заниматься прыжками в воду, когда ему было 10 лет. Молодой колумбиец тренировался по шесть часов в день и вскоре начал выигрывать один национальный чемпионат за другим. В 1992 году двенадцатикратный чемпион Колумбии должен был дебютировать на Олимпийских играх в Барселоне. Но у колумбийской спортивной ассоциации не хватило средств, чтобы отправить национальную звезду в Испанию. Разочаровавшийся в большом спорте Орландо поступил в университет, а заодно начал пробовать свои силы в зрелищном хай-дайвинге.

Югослав Звездан Гроздич никогда не занимался классическими прыжками в воду и был далек от большого спорта. Он начал учиться прыгать самостоятельно в 20 лет и с тех пор занимается прыжками еще 20. Коллеги с хорошо поставленной спортивной техникой смотрят на выступления Гроздича, жмурясь от ужаса, называют его прыжки сумбурными и бесконтрольными. Тем не менее бесстрашный спортсмен из года в год принимает участие в международных состязаниях хай-дайверов, а быть допущенным в соревнования такого уровня — это уже показатель класса.

Еще один важный момент, объединяющий хай-дайверов, это… страх. «Когда стоишь на краю скалы и осознаешь, что в следующую секунду тебе предстоит выполнить сложный прыжок, каждая мышца трясется, — говорит Сергей Зотин. — Бесстрашных людей нет, а если есть — они ненормальные».

Русский триумф

На протяжении всей карьеры Зотина как будто преследовал рок второго места. Он был лучшим спортсменом и, безусловно, заслуживал победы, но его все время опережал Орландо Дуке. Чемпионат и Кубок мира 2002, Red Bull Cliff Diving 2003, 2004, 2005 года — постоянно одной ступенькой выше на пьедестале стоял колумбиец. На Чемпионате мира 2003 года Сергею удалось завоевать желанное первое место. А в прошлом 2006 году он вновь оказался вторым. Однако на этот раз ставропольца Сергея Зотина опередил не Орландо Дюк, а Артем Сильченко из Воронежа. Последний сезон клиф-дайвинга стал русским триумфом. Остается надеяться, что в следующем году мы сможем увидеть это грандиозное шоу своими глазами у нас на родине.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№4, Апрель 2007).