Пит-стоп в невесомости: как проходила самая экстремальная замена колес

Один из лучших экстремальных фотографов мира и штатный фотограф Red Bull Денис Клеро любит перед сном придумывать новые проекты: так ему удается быстрее всего заснуть. Иногда идея настолько увлекает, что сон, наоборот, долго не приходит.
Пит-стоп в невесомости: как проходила самая экстремальная замена колес

Именно это и произошло с ним два года назад, когда он обдумывал новый рекорд гоночной команды  «Формулы-1»  Red Bull  Racing,  умудрившейся  заменить колеса за 2,15 с в 2017 году. Как известно, мечтатели летают во сне, и Денис соединил идею полета и замены колес, задумав повторить рекорд, но в невесомости – благо в России есть специальный самолет для создания искусственной невесомости – ИЛ-76 МДК «Космос». Идея понравилась глобальной команде Red Bull, и проект без промедления согласовали.

RB1 2005 года
RB1 2005 года достаточно узкая машина: выбрав ее, ребята выиграли место для маневра. Это была настоящая победа над гравитацией.

Космос против кометы

В сентябре прошлого года проект состоялся, преодолев массу проблем, а все участники пережили невероятные приключения (хотя, казалось, чем можно удивить команду «Формулы-1»). Для проекта решено было взять самый первый гоночный автомобиль команды – RB1 2005 года. «Мы выбрали RB1, потому что это маленькая леди, – говорит Маркус Проссер, директор по проведению мероприятий. – Мы построили довольно сложный макет, спрятав все рельсы для освещения и камер. Пространство было на вес золота, и более узкая машина давала нам немного больше возможности для маневра в пределах фюзеляжа». К тому же эта модель, уже более 15 лет путешествующая по разным мероприятиям, довольно сильно укреплена по сравнению с базовым экземпляром: усилены оси и резьба. Для съемок вес автомобиля был снижен дополнительно на 400 кг.

Red bull

Денис Клеро опасался, что проект отдадут американцам, у которых в NASA есть аналог нашего самолета КС-135А Weightless Wonder по прозвищу «Рвотная комета». Но нам на руку сыграло то, что рабочий объем фюзеляжа Ил-76 больше, чем у КС-135А, переделанного из пассажирского Boeing 707. Кроме того, в России находится компания ProFilm, которая известна своим клипом для группы OK Go, снятым в невесомости при поддержке авиа­компании S7. Опыт был важен, так как в невесомости все работает по-другому – от людей до техники. «Даже у самых продвинутых профессиональных камер сходит с ума гироскоп, ну не предназначены они для невесомости, – вспоминает Денис. – Когда отсматриваешь отснятый материал, все кадры повернуты самым разнообразным способом: камера не понимает свою ориентацию в пространстве. И автофокус тоже рассчитан на гравитацию – были моменты, когда он тупил». Подобные проблемы были при съемке первого клипа и у команды ProFilm, у которой отказались работать  гироскопы-стабилизаторы  камер. В проекте Red Bull это все было учтено: были проложены старые добрые рельсы-слайдеры, по которым и ездили камеры. Всего же компания для съемок установила в салоне более четырех тонн оборудования и декораций. 

Ил-76
Проект могли отдать американцам, у которых есть аналог Ил-76 – КС-135А Weightless Wonder. Но в нашу пользу сыграло то, что рабочий объем фюзеляжа Ил-76 больше, чем у КС-135А, переделанного из пассажирского Boeing 707.

Полет по параболе

Искусственная  невесомость  создается так. Ил-76 поднимается на высоту 6 км и потом под углом 45 градусов с максимальной скоростью набирает высоту до 9 км. В это время на борту самолета туристы чувствуют перегрузку в 2 g. Во время переваливания самолета через вершину параболы для последующего снижения и возникает режим невесомости длительностью около 25 c. Самолет снижается до 6 км и проводит некоторое время в горизонтальном полете. После чего все повторяется. Полет длится чуть более двух часов, за которые самолет успевает сделать 10–12 парабол. «У меня было более 50 режимов невесомости и, соответственно, больше сотни перегрузок 2 g – перегрузка до параболы и после, – вспоминает Денис. – Первый раз очень страшно. Держаться необходимо тремя точками, а лучше всеми четырьмя – руками и ногами. Если всего две точки, то тебя болтает, как флаг на ветру. Но в момент появления невесомости остается небольшая инерция, и тебя несет в хвост». Первые две секунды уходят на избавление от этой инерции, и только потом можно спокойно плыть, хотя все равно немного сносит в заднюю часть самолета – ведь это не та невесомость, какая бывает в космических кораблях. 

Red bull

Ощущения от перегрузок не очень приятные, вспоминает Денис. Вначале жесткая перегрузка, как будто стоишь со штангой, тяжело даже поднять пустые руки, а лицо все оплывает вниз. Некоторые так и не привыкают, и их списывают на землю. А когда взлетаешь в невесомости – ощущение полного отсутствия контроля,  чем-то  напоминающее плавание с аквалангом. 

Копия салона ИЛ-76 МДК «Космос»
Так как времени в невесомости было в обрез и само оно было в буквальном смысле золотым, на земле из пенопласта была построена точная копия переоборудованного салона ИЛ-76 МДК «Космос», где все манипуляции команда по много раз отрабатывала с пенопластовой копией болида.

Накрепко

Перед стартом болид крепится серьезно, как в эвакуаторе, но уже в полете его перецепляли на карабины. Когда болид переворачивали в невесомости, он, естественно, был отстегнут. Постоянно по громкой связи шел отсчет: «Режим, один, два, три, четыре ... двадцать пять, паркуемся». К этому моменту все должны были опуститься на пол и опустить все летающие предметы. Только один раз механик не успел – гравитация застала его в метре над полом, и он приземлился с шумом прямо на переднее антикрыло. «Когда я забрал автомобиль после мероприятия и объяснил на заводе, что потребуется ремонт, потому что космонавт ударил автомобиль головой, это вы­звало смех», – вспоминает главный механик Джо Робинсон.

Red bull

Когда автомобиль парит в воздухе, очень сложно справиться даже с такой простой задачей, как закручивание гайки. Поэтому в момент, когда механики стояли на потолке, их ноги фиксировались специальными петлями, как на вейкбордах, которые для каждого нового ракурса переставлялись на новое место. Сам Денис вынужден был фиксироваться ногами, вставая в распорку между  закрепленными  объектами. А еще в самолете отсутствовал туалет: трудно представить, что он мог натворить в таких режимах. 

Одно из самых сильных впечатлений у Дениса от полетов – посадка. «Очень интересно сидеть при приземлении в кабине штурмана, когда видишь стремительно набегающую на тебя взлетную полосу, всю прочерченную следами от шин, – Денису сложно скрыть восторг. – Полное ощущение, что ты участвуешь в Star Wars и на тебя летят звездные треки».