Сегодня уже трудно представить морской пляж без развевающихся над морем разноцветных кайтов. Парящее крыло-арка тем удивительнее, что его конструкция не подсмотрена у природы — ничего подобного там нет. А придумали его два француза — братья Леганю.

Очень больно

Долгое время кайтсерфинг был одновременно самым захватывающим и самым опасным видом спорта. У продавцов даже существовал полушутливый рекламный слоган: «Самый быстрый способ отправиться на тот свет». Дело в том, что резкий порыв ветра мог легко выдернуть кайтсерфера из воды. Выпустить планку из рук на малой высоте мало кто решался — цена кайтов, как правило, не опускалась ниже $1000. А на большой высоте отпускать было поздно.

Второе поколение кайтов уже снабжалось страховочными приспособлениями — отпущенный кайт не улетал насовсем, а опускался неподалеку в воду. Но одновременно появилась другая проблема — кайтеры стали кататься в петлях: спортсмен пристегивался к планке аналогично тому, как виндсерферы пристегиваются к мачте (точнее, к гику). Делается это для снятия нагрузки с рук: кататься без петель — все равно что болтаться на турнике, долго не выдержишь. Но, облегчив катание, петли сделали кайтсерфинг еще опаснее — отпустив планку, спортсмен оставался пристегнутым к кайту. Как ответ появились новые страховочные системы, напоминающие кольцо гранаты или парашюта (как кому нравится). Предполагалось, что кайтсерфер, потеряв контроль над кайтом, отпустит планку и выдернет страховочное кольцо, которое и расцепит его со змеем. Замечу, сделать это, когда неуправляемый кайт тянет тебя на огромной скорости на рифы, очень даже непросто. Ничего не видно, не слышно и очень больно — проверено на личном опыте. Именно поэтому начинающего кайтера легко распознать по свежим шрамам и ссадинам.

Идеальный кайт должен тянуть спортсмена, когда это надо, и не тянуть — когда не надо. Без всяких там выдергиваний колец и прочих полуармейских приспособлений. Просто отпусти планку — и все. Вдобавок идеальный кайт должен легко взлетать с воды, да и вообще хорошо летать. Если аппарат безопасен, но плохо выполняет свои основные функции, то он мало кому интересен.

Лук и стрелы

Размышляя над этим, братья Леганю пришли к заключению, что если увеличить площадь проекции купола, то это положительно скажется на устойчивости кайта при порывистом ветре и таким образом снизит травматизм. Братья стремились найти простое решение с несколькими стропами и простой плоской формой купола без изломов. Стреловидность — одна из главных новинок. Загнув «уши» купола назад, они получили изогнутую переднюю кромку, что позволило сделать ее плоской в плане и удерживать в натянутом состоянии. Они попробовали различные варианты расстроповки на традиционном четырехстропном куполе С-образной формы для улучшения депауэра. Но первые результаты были неудовлетворительными, а, кроме того, нагрузка на руки от планки была слишком велика.

В начале 2002 года для улучшения маневренности кайта братья добавили в купол треугольные вставки и дополнительные стропы на переднюю кромку. Вогнутый крой задней кромки заставил купол принять более плоскую форму. Так у братьев Леганю родилась концепция «боу». Что же скрывается за этим термином? Четырехстропный кайт с плоским куполом стреловидной формы и задней кромкой вогнутого кроя, с передней кромкой, поддерживаемой надувным баллоном и дополнительной системой расстроповки. Строго говоря, понятие «боу» относится к куполу, а не кайту вообще. Bow, по‑русски «дуга» или «лук», связана с формой купола, если смотреть на него сверху и спереди. У птиц и самолетов профиль крыльев плоский, а не в виде буквы С.

Подверглась изменению и планка управления — теперь система блоков позволяет менять длину хода планки и нагрузку на руки. В начале 2005 года лицензия на новую концепцию «боу» стала доступна всем желающим. В августе того же года пять фирм объявили о появлении плоских моделей кайтов, а через месяц еще четыре компании анонсировали плоские кайты.

Подводя итоги этой большой работы, Бруно Леганю сказал: «Так всегда бывает, когда появляется новый законченный продукт. Всем кажется, что придумать его можно было легко и быстро. Но нам потребовались годы, несколько десятков прототипов и сотни вариантов расстроповки. И теперь любой может заплатить 12 евро с каждого кайта, получить лицензию и пользоваться результатами нашего труда. Я думаю, это честная цена».

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№5, Май 2006).