Каякинг можно смело назвать летним фрирайдом — спортсмен несется вниз по горному склону, среди скал и валунов, почти не видя трассы перед собой. Для принятия правильного решения у него, как правило, остаются доли секунды. Цена же за ошибку — порой смерть.

Для плавания по всему, что течет, а особенно течет бурно, эскимосский каяк подходит как нельзя лучше, в первую очередь благодаря своей полностью закрытой конструкции — не нужно было беспокоиться о том, что лодку может захлестнуть волной. Как спорт каякинг начал развиваться в Европе в первой половине XX века — примерно в то же время, когда набирали популярность альпинизм и горные лыжи. Сейчас трудно себе представить, насколько примитивным было тогда снаряжение: оно мало чем отличалось от того, какое веками использовали эскимосы — никаких гидрокостюмов, шлемов и спасательных жилетов. Техника управления каяком была далека от совершенства; все, что кажется сегодня азбучной истиной, еще предстояло изобрести.

По эскимосской технологии

Первые спортивные каяки изготавливались по традиционной эскимосской технологии — объемный каркас, обтянутый непромокаемой оболочкой (правда, китовые ребра и тюленьи шкуры были заменены на дерево и прорезиненную ткань — возможно, вследствие дефицита оригинальных комплектующих в Европе). Конструкция оставалась более чем хрупкой — любой удар о подводный камень приводил к серьезной поломке, а о прыжках с водопадов не было и речи, каркасный каяк просто развалился бы на части при приземлении. И тем не менее большинство рек в Альпах было пройдено в 30−50-е годы двадцатого века именно на таких лодках.

Один пишем — два в уме

Ситуация кардинально изменилась в 1960-е годы с появлением пластмассы — каяки стали изготавливать из стеклопластика. Корпус стал более жестким, легким и прочным. Правда, появилась проблема транспортировки — лодки перестали быть разборными, а их длина в то время достигала пяти и более метров! Но именно в это время были предприняты экспедиции в горные истоки самых известных рек планеты — Голубого Нила, Амазонки, Инда.

В 1976 году группа британских каякеров совершила одно из самых впечатляющих прохождений того времени — сплав по реке Дудх-Коси, вытекающей из ледников южного склона Эвереста и по сей день считающейся одной из сложнейших рек в Гималаях. Команда имела при себе двойной (!) комплект специально усиленных стеклопластиковых каяков, которые несли по берегу носильщики, и все-таки, по словам Майка Джонса, руководителя экспедиции, «прохождение нижней части реки оказалось под угрозой, так как запас резервных каяков начал истощаться».

Полиэтиленовые тазики

Настоящий переворот в каякинге произошел, когда лодки стали отливать из полиэтилена — технология, по сегодняшним меркам, примитивная (тазики для белья и мыльницы изготавливаются приблизительно тем же способом), но в отличие от хрупкого стеклопластика вязкий полиэтилен при ударе сминается, а не ломается. Полиэтиленовый каяк можно сбросить с пятого этажа на бетонный тротуар без каких-либо заметных последствий. Можно поездить по нему взад-вперед грузовиком, потом залить горячей водой, и он примет первоначальную форму. Можно использовать каяк как разделочную доску для шинковки колбасы и капусты, ничего страшнее царапин на нем не останется. Еще можно… но, впрочем, хватит. Гораздо лучше применять этот недешевый предмет снаряжения по его прямому назначению.

А область прямого назначения каяка с изобретением полиэтилена многократно расширилась. Удары о камни перестали быть проблемой, и для сплава стали доступны маловодные, забитые обломками скал реки, где у каркасных или стеклопластиковых лодок не было ни малейшего шанса. Сплавляясь по Дудх-Коси в 1976 году, Майк Джонс писал: «Мы могли пройти 3−4 метровый водопад, но не выше. Наши лодки не выдержали бы давления воды под сливом». Тридцать лет спустя прыжок на каяке с четырех метров считается рутиной, а официально зарегистрированный рекорд составляет 30 м (неофициальный еще на несколько метров выше).

Как устроен современный каяк

Сверхпрочная полиэтиленовая «скорлупа» — всего один из элементов каяка, ведь техника управления подразумевает, что не столько гребец сидит в лодке, сколько лодка «надевается» на гребца, составляя с ним единое целое. Оборудование кокпита — посадочного места каякера — за последние 20−30 лет эволюционировало до высокотехнологичной конструкции, жестко фиксирующей человека в лодке. Ведь главная задача — эффективно передавать энергию гребка корпусу судна — не может быть эффективно решена, если каякер болтается в каяке, как карась в проруби.

Конструкция современного каячного сиденья преследует несколько целей, и в первую очередь — фиксацию той части тела, на которой сидит каякер (кстати, сидит он на том же, на чем и почти все остальные люди), от смешения вправо-влево, назад и, как ни странно, вверх. Да-да, ведь верх в каякинге при неудаче легко становится низом, а силы, вытряхивающие человека из лодки, весьма значительны и повиноваться им крайне нежелательно. Классический подход — оклейка сиденья пеноподобным материалом в соответствии с анатомическими особенностями нижней части конкретного гребца — в последнее время все чаще вытесняется космическими технологиями, с множеством регулировок, затяжек-трещоток, и даже встроенных воздушных емкостей, подкачиваемых специальной помпой после посадки гребца в лодку.

От смещения вперед каякера защищает пяточная платформа, положение которой также регулируется в соответствии с длиной конкретных нижних конечностей.

И наконец, чтобы исключить вращение относительно продольной оси каяка, используются коленные (бедренные) упоры — выступы на внутренней стороне деки для фиксации коленей (или бедер — у кого как), которые в последнее время все чаще делаются регулируемыми или даже затягиваемыми после посадки в лодку. Получившийся в результате испанский сапог с гордостью демонстрируется производителями каяков ошарашенным клиентам на всевозможных международных выставках.

Коротышки

Двадцать-тридцать и даже десять лет назад типичный каяк имел длину 3,5−4,5 метра. Сейчас редко можно увидеть лодку длиннее двух с половиной метров — что же случилось? В те времена, когда каяки были каркасными или стеклопластиковыми, реки были большими, широкими и, по нынешним представлениям, почти без камней. По правде сказать, другие реки существовали и тогда, просто никто не думал, что по ним можно сплавляться. Основной прием прохождения порогов состоял в том, чтобы посильнее разогнаться и сходу пробить встречные валы, бочки и сливы; особого маневра не требовалось, зато скоростные качества каяка ценились довольно высоко, а чем длиннее лодка, тем выше ее скорость.

С изобретением небьющегося полиэтилена обнаружилось, что существуют реки, где требуется активный маневр между камней, а скорость по прямой, в общем-то, не играет особой роли. Разумеется, чем короче становился каяк, тем маневреннее он был; одного правильно поставленного управляющего гребка стало достаточно для того, чтобы заставить лодку двигаться в противоположном направлении.

К удивлению многих оказалось, что короткие каяки, проигрывая в скорости, ничуть не проигрывают в сплаве и по «классическим» рекам — за счет повышенной маневренности стало возможным «объехать» большинство проблемных мест, где для длинных лодок существовал только один путь — ломиться в лоб. Были изобретены и несколько технических приемов, осуществимых исключительно на коротких лодках. Если для прохождения сливов на длинной лодке только и оставалось, разогнавшись, надеяться, что набранной инерции хватит, чтобы пробить бочку, то на короткой лодке появилась возможность, вытолкнувшись резким гребком на сливе, «прыгнуть» вперед, оставляя тем самым заветную бочку под собой. Каяк при этом приземляется на днище с характерным шлепком, давшим название новому приему — «буф». Длинные лодки стали вымирать, как динозавры, и сейчас их популяции можно увидеть разве что в отдаленных уголках планеты, куда еще не дошла цивилизация.

Почти аквалангисты

Но одной лодкой снаряжение современного каякера не ограничивается. Большинство порожистых рек, как ни печально, берут свое начало в горах, снегах и ледниках и воду в них никто не подогревает. 50 лет назад основной одеждой каякера был шерстяной свитер и обычная прорезиненная куртка — незавидная перспектива окунуться в этом в холодную воду!

Любовь к теплу и комфорту, помноженная на достижения современных технологий, привели к появлению специализированных гидрокостюмов для каякинга. Уже довольно давно аквалангисты использовали для погружений комбинезоны из неопрена — толстой (3−5 мм) вспененной резины, которая была отличным теплоизолятором. Но только когда неопрен удалось сделать достаточно эластичным (каякеру жизненно важно сохранить свободу движений), «мокрые» неопреновые гидрокостюмы вошли в повседневный обиход.

Следующим этапом стало изобретение гортекса — непромокаемой, но при этом «дышащей» мембранной ткани (одежду из которой сейчас можно встретить на каждом углу). Куртка и штаны из такой ткани полностью изолируют каякера от любых погодных неожиданностей, сохраняя его внутри в тепле и комфорте.

Последнее средство

Человеку свойственно ошибаться, а каякер, даже каякер экстра-класса, тоже человек. Аварийные ситуации встречаются, и обязательные атрибуты при сплаве по бурной воде — спасательный жилет и каска. Спасжилет каякера не имеет, кстати, ничего общего с тем изделием, которое демонстрирует стюардесса Аэрофлота на взлете — для плавания в бурном потоке отдельно от лодки жилет должен сидеть на теле, как вторая кожа, но при этом не мешать гребцу, пока он еще является гребцом, а не пловцом. Воздух как элемент плавучести не используется — надувной спасжилет невозможно сделать настолько анатомическим, насколько требуется; современный наполнитель — ультралегкий, эластичный и не впитывающий воду вспененный полимер.

Итак, экипированный по полной программе современный каякер, немного напоминающий персонаж из фильма «Звездные войны», должен найти себе подходящее занятие на бурной воде — какое же?

Пивной каякинг

Наиболее популярны во всем мире непродолжительные поездки на легкодоступные реки с прохождением отдельных интересных участков. На берегу вас ждет машина, а внизу в долине — уютный бар, пиво и все, что душа пожелает. Альпы и Норвегия — самые популярные районы для каякинга в Европе; что касается России — Западный Кавказ и, в меньшей степени, Карелия и Карпаты (последний, правда, уже Украина). Такой каякинг вполне по силам и по карману большинству обычных людей.

Географический каякинг

Немного особняком стоит экспедиционный каякинг — прохождение рек, один путь до которых сам по себе — приключение. География экспедиционного каякинга ограничена только пределами Земного шара (на Луне и Марсе воды, к сожалению, не обнаружено). Некоторые проекты (и каякеры, их реализующие) настолько амбициозны и масштабны, что не могут обойтись без спонсорской поддержки. Американская экспедиция 2003 года на одну из самых знаменитых рек Тибета — Цанг-По (Брахмапутру) длилась три месяца, стоила более $4 млн., а береговая группа обеспечения составляла почти 150 человек. На реке при этом были всего шесть каякеров…

Для водяных ковбоев

В 90-х годах прошлого века на арене появился совершенно новый вид каякинга — фристайл, или родео на бурной воде. Еще в незапамятные времена каякеры научились серфить на стоячих речных валах в порогах, подобно тому, как серферы делают это на прибойной волне в океане. Постепенно стали изобретаться разнообразные фигуры, выполняемые на валу или в бочке, а также каяки, облегчающие их выполнение, которые подталкивали к появлению еще более замысловатых фигур, требовавших еще более специализированных каяков, которые… ну и так далее.

В итоге современные каяки для родео превратились в настолько узкоспециализированные лодки, что применять их для сплава по рекам оказалось совершенно невозможно. Они стали слишком короткими, слишком малообъемными и слишком чувствительными к гидродинамическим силам, воздействующим на лодку в потоке. Теперь тем, кто хотел серьезно заниматься и сплавом, и родео, стало необходимо иметь как минимум два каяка.

С другой стороны, фристайл, как относительно доступный и безопасный вариант, дал импульс развитию каякинга как спорта — ведь далеко не у каждого есть возможность длительных поездок или организации дорогостоящих экспедиций. Для занятий родео достаточно локальной бочки, которую можно найти даже на равнинной реке, в черте крупного города, или, наконец, просто построить. Соревнования по родео на бурной воде стали проводиться на самом различном уровне, вплоть до чемпионатов Европы и мира; рассматривается вопрос о включении этого вида в программу Олимпийских игр.

Эскимосские серферы

Что еще можно придумать? Некоторые считают, что нет ничего лучше каяк-серфа, и только на океанских волнах. Существует гребной слалом — олимпийский вид спорта — преодоление установленной трассы на бурной воде за минимальное время. Есть морской и озерный каякинг — прогулки и путешествия по заливам, между островами и коралловыми рифами — для тех, кто не переносит шума падающей вспененной воды.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№9, Сентябрь 2005).