Свернуть
Рокетмен: как соединились вместе три

Рокетмен: как соединились вместе три «реактивных» идеи

Как-то топовый автор «Хабра», соавтор идеи первого российского краудсорсингового спутника Алексей Стаценко решил построить реактивный ранец. Однако дальше покупки модельного турбореактивного двигателя JetCat дело не пошло: не хватало инженерного образования. В это время руководитель аэрокосмической лаборатории «Стратонавтика» и инженер по образованию Денис Ефремов мечтал построить реактивный сноуборд. Встретившись, они решили объединить две задачи в одну — сделать из сноуборда реактивный стенд для испытания двигателя и отработки системы управления. В процессе изучения поняли, что не хватает еще одного инженера — по опорным конструкциям. Подходящей кандидатурой оказался специалист по вертолетам, танкам, турбинам, керосину и эпоксидной смоле Алексей Жуков, у которого был собственный интерес: он мечтал прокатиться на реактивном скейтборде. В итоге три идеи — реактивного ранца, реактивного сноуборда и реактивного скейта — объединились в один проект.

Все оказалось непросто. Подсмотреть негде, с теорией тоже непонятно, в мире аналогов изобретатели не нашли. Все приходилось выдумывать самим. Для футуристического проекта нужна была соответствующая доска. Сейчас впереди планеты всей американский Lib Tech, изобилующий новаторскими идеями — то обратный прогиб, то волнистый кант. Ребята из Lib Tech выдали топовую карбоновую доску, которая полностью удовлетворяла всем требованиям. Встал вопрос: из чего делать бак, куда заливать авиационный керосин.

Реактивный скейтборд «Я на доске катался часа два, потратив несколько канистр керосина, и все это время над нами тренировались два реактивных самолета. Ощущение было очень крутое!».

Перебрали множество вариантов. Пришли к выводу, что необходимо иметь несколько объемов: сноуборд постоянно наклоняется, топливо переливается, что для турбины не очень хорошо, она начинает захлебываться. Решили делать отдельный бак с разделениями внутри или вместо одного искать три поменьше. Требовался объем около 5 л. Конструкторы перепробовали разные варианты и выяснили, что лучше всего подходят 1,5-литровые герметичные туристические алюминиевые фляги из «Декатлона». Изобретатели установили штуцеры, сделали топливопроводы, устранили все течи, выточили на станке ЧПУ систему крепления с возможностью изменения вектора тяги. Подходящий пульт обнаружился в радиоуправляемых машинках: очень удобный, с курком под палец.

Испытания

Для испытаний был выбран полузаброшенный стадион в Москве. В первых тестах нужно было понять силу тяги. В качестве динамометра решили использовать безмен: конструкторы привязали сноуборд цепью к штанге ворот и, отойдя, нажали на курок газа. Оказалось, что тяги ровно столько, сколько заявлено в паспорте двигателя, — 18 кг.

Испытания первого в мире турбореактивного сноуборда Испытания первого в мире турбореактивного сноуборда прошли на полузаброшенном стадионе в Москве. На стадионе снега было мало, но тем не менее Денис проехал несколько кругов, удивляя зевак.

Следующая попытка — стронуться с места. 18 кг тяги — это немного, и самое сложное — момент старта. Испытателем стал Денис Ефремов. Пристегивается, вокруг стоят ребята с огнетушителями. Спрашиваю: страшно? «Еще как страшно, — говорит Денис, — когда у тебя между ног находится 4,5 л авиационного керосина, а ноги крепко пристегнуты. При этом совсем рядом турбина, у которой 600 градусов на выхлопе, много тысяч оборотов, и все это гудит и трещит».

Перед испытаниями Денис в специализированном магазине скупил все огнеупорное защитное снаряжение — от несгораемого белья до несгораемого комбинезона, перчаток и подшлемника — и во всем этом попытался взлететь. Встал на сноуборд, дал газу — и впервые доска сдвинулась с места. Через пять минут команда с огнетушителями уже не могла угнаться за Денисом. И тут возник новый вопрос: как доска будет управляться? Другая развесовка, сзади реактивный двигатель, другие силы, другие векторы приложения этих сил. Но сноуборд поворачивал и управлялся! На стадионе снега было уже мало, да и разогнаться было негде. Тем не менее Денис проехал несколько кругов, удивляя окружающих зевак. Единственной технической проблемой, замеченной на испытаниях, было то, что от летящего из-под доски снега иногда забивалась сетка на впуске и двигатель глох: в турбину могли попасть снег и вода, что, в свою очередь, могло вывести ее из строя. Лучшим решением оказался спортивный автомобильный фильтр нулевого сопротивления и подходящего диаметра. Его пропускной способности вполне хватало, и снег перестал попадать внутрь.

Турбореактивный сноуборд Для безопасности на доску поставили крепления, чтобы при необходимости испытатель мог быстро отстегнуть сноуборд.

Большие испытания

Надо было искать большое снежное пространство. Конструкторы вспомнили, что в Красной Поляне снег лежит чуть ли не до лета. В самолет команду с керосином не пустили, поэтому решено было отправиться на машине. Но и в Красной Поляне выяснилось, что на подъемник с керосином никто не пустит. Тогда было решено испытать управляемость этой адской конструкции в холостом режиме без включения двигателя, чтобы узнать, как доска поведет себя со значительным лишним весом и другой развеской. В итоге Денис проехал трассу раза в полтора быстрее, чем раньше.

На удивление получилась очень управляемая и сбалансированная конструкция. Однако нужно было искать другое место: снега оказалось маловато. Ребята снова сели в машину и через Москву двинулись на север, в направлении Кольского полуострова. Русский север Нужный снег появился около Петрозаводска. Там нашли заброшенный карьер, где лежало много снега, пространства было достаточно. Выгрузились, заправились, начали испытания. И только Денис поехал, над головой пролетела пара реактивных самолетов! «Я там на доске катался часа два, потратив несколько канистр керосина, и все это время над нами тренировались два реактивных самолета. Ощущение было очень крутое! — с восторгом описывает Денис свои впечатления. — Ты испытываешь реактивную доску, а над тобой реактивные самолеты выписывают фигуры высшего пилотажа. Сноуборд прекрасно управлялся. Единственный и немного неожиданный нюанс: доска начинает вести себя как заднеприводная машина. Если дать газу, заносит хвост. Сначала было непривычно, но потом я стал ловить от этого кайф и дрифтить. На чем же еще закладывать повороты в контролируемом заносе?» Прокатившись в карьере, ребята проехали на остатках керосина по заледеневшему озеру, сильно удивив рыбаков.

«На этом зима закончилась, летом турбину поставили на скейт, а потом Алексей Стаценко продолжил делать реактивный ранец, — с легким сожалением продолжает Денис. — А я все мечтаю вернуть реактивный сноуборд к жизни, но для этого нужна новая турбина».

Статья «Рокетмен» опубликована в журнале «Популярная механика» (№12, Декабрь 2019).
Комментарии

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии.