Упасть по собственному желанию: роуп-джампинг

Упасть по собственному желанию: роуп-джампинг

Нормальные альпинисты боятся сорваться, а роупджамперы идут в горы специально за этим. Они тащат наверх килограммы веревок и тратят дни на проверку каждого узелка — все ради нескольких секунд свободного падения. Цель не хуже прочих.
Анастасия Шартогашева

Все началось с видеокассеты. Это был «Покоритель скал — 5», фильм Дэна Османа, пионера роупджампинга, которого при жизни одинаково часто называли и «мастером гравитации», и «идиотом». Опытный альпинист, он несколько раз срывался и повисал на страховке. После одного из таких случаев ему пришло в голову, что падение само по себе неплохое занятие и стоит уделять ему больше времени.

Пожалуй, роупджампингу не повезло с основателем: Дэн Осман был талантливым, но слишком неосторожным. При жизни его лицо смотрело со всех обложек, его приглашали на каналы об экстремальном спорте, прыжки с веревкой быстро набирали популярность. Но после того как Осман разбился, неправильно рассчитав опасный маневр со скалы в национальном парке Йосемити, о роупджампинге надолго забыли почти во всем мире. Кроме России.

Здесь голодные до впечатлений подростки продолжили дело американского чудака. От Москвы до Новосибирска кассеты и интервью Османа делали свое дело. Спустя 19 лет после смерти отца-основателя роупджампинга в странах бывшего СССР больше его последователей, чем в остальном мире: только российских команд насчитывается около пятидесяти. В одной из них прыгает Сергей Фирсов, в 1998 году — один из тех мальчишек, которых кассета Османа на горе родителям вдохновила на первые прыжки. Сейчас Сергей — дипломированный экстремал, альпинист, дайвер и много кто еще. Его команда Extreme Adventure Activity Team (EAAT) недавно вернулась с Кавказа, где джамперы прыгали в пропасть между двумя отвесными скалами.

  • Имя: Сергей Фирсов
  • Спорт: роупджампинг
  • Команда: Extreme Adventure Activity Team
  • Мечта: спрыгнуть со скал Патагонии
  • Локации: предпочитает горы вышкам
  • Техника: в полете крутит сальто

Горы требуют

Роупджампинг не олимпийский вид спорта, нет ни федерации, ни судей; относиться к прыжкам можно как угодно, правил особых нет — главное, чтобы было безопасно. В EAAT предпочитают серьезный подход. Ребята почти не прыгают с искусственных сооружений — вышек, мостов и башен: во‑первых, это слишком просто, во‑вторых, горы интереснее. Они требуют навыков и знаний, а именно опыта прыжков (1), знания гор (2) и узлов (3). И еще: чтобы прыгать с гор, нужно уметь летать.

Сергей всю жизнь занимается разными видами экстрима, но не хуже геолога знает с десяток горных пород и их характеристики — твердые итальянские доломиты и американские граниты, сыпучие песчаники. Для прыжка надо правильно выбирать скалы — так, чтобы камень не посыпался под ногами, а крепления выдержали. Другое требование — вертикальная стенка. Отличить вертикальную от наклонных легко, объясняет Фирсов, потому что они всегда не такого цвета, как горы вокруг, — из-за того, что с них быстро стекает вода, которая меняет состав породы у поверхности на более пологих склонах. Южные склоны чаще бывают отвесными, потому что сильнее греются днем, и перепад температур со временем делает стенку вертикальной; зато северные склоны прочнее по той же причине: меньше солнца, меньше перепадов температуры, меньше эрозии.

Чтобы прыгать с гор, нужно на них забираться. На самые сложные вершины джамперов забрасывает вертолет, но если его нет, то идти приходится самим, а значит, нести наверх палатки, припасы и километры веревок для прыжка, которые могут весить больше, чем вся остальная поклажа.

Дело техники

Выбрав хорошую стенку и поднявшись, джамперы начинают готовиться к прыжку. Надо натянуть базовые веревки, к которым будет крепиться та, с которой прыгнет человек. Есть три способа сделать это: натянуть базу между двумя высокими скалами (отдельно стоящими или по краям недлинного каньона) или плавно увести ее с высоты вниз. Во втором случае понадобится еще одна веревка, которая не даст джамперу спуститься по базе слишком далеко.

Крепление прыжковой веревки к базе подвижное. Делая шаг с обрыва, человек несколько секунд проводит в свободном полете, а потом повисает на веревке. Чем длиннее веревка, тем менее чувствителен момент перехода из свободного падения в полет на конце маятника. На Кавказе у ребят было 140 м прыжковой веревки, а база провисала почти на 40 м, поэтому никакого рывка и никаких толчков они вообще не чувствовали; в этом смысле прыжок со скалы намного комфортнее прыжка, например, с парашютом.

Джамперы сверлят породу, вбивают анкеры — по три на каждую веревку базы (их обычно две, реже три — для подстраховки). Если вырвется один, нагрузка плавно распределится между двумя другими. У веревок как минимум четырехкратный запас прочности, к тому же их две — в роупджампинге вообще все дублируется. Если есть риск того, что веревка коснется камня (например, если крепление располагается на пологом склоне перед вертикальным отрезком скалы), ее защищают специальным протектором. Подготовка занимает гораздо больше времени, чем сам прыжок; вся команда нервничает и перестраховывается, и в этом главный залог безопасности.

Альпинистская веревка выдерживает в 3−4 раза больше, чем вес альпиниста в нижней точке падения. Базовая веревка дублируется, В опасных местах ее защищает протектор. Клеевой анкер из камня не вырвать даже трактором, а их три на каждую веревку. Если все сделано правильно, сорваться невозможно.

Наука полета

Прыгнуть с веревкой с высокого моста может кто угодно, на такие аттракционы пускают даже детей. Горы — это совсем другая история. Высота здесь, как правило, больше, а в долгом полете возникают аэродинамические эффекты — восходящие и нисходящие потоки. Если прыгать солдатиком, можно этого не заметить, но опытные джамперы во время спуска принимают позу парашютиста — животом параллельно земле, грудная клетка вперед, руки чуть согнуты в локтях и широко расставлены. В таком положении можно не просто падать, но чуть-чуть лететь — управлять направлением и скоростью, играть с воздухом до тех пор, пока веревка не натянется и не примет вес тела на себя.

Научиться летать можно только летая, объясняет Сергей, ощущение тела, воздуха, веревки приходит с опытом. Поэтому в горы идут подготовленные люди, и в обычной жизни не пренебрегающие физкультурой. Опытные прыгуны добавляют акробатики — сальто вперед и назад. Времени для упражнений достаточно: полет длится иногда больше 10 с, первые секунды проходят в свободном падении, когда можно делать вообще что угодно: можно обозревать окрестности, а можно кувыркаться. Главное — вовремя прекратить развлекаться и начать скромно болтаться на веревке, а еще — не пытаться подняться наверх (такое бывает у тех, кто сильно пугается).

Страх не уходит даже после тысячи прыжков, объясняет Сергей, зато уходит паника, и хочется прыгать еще. Есть отвесные доломитовые «пальцы» в Альпах, есть подходящая стенка на Байкале, есть вертикальные горы северных морей и далекой Патагонии. Надо копить деньги на билеты и снаряжение, тренироваться, рассчитывать маршруты. Кто-то скажет, что несколько секунд полета того не стоят. Возможно — но это красивый способ потратить время, которого у нас иногда слишком много.

Статья «Упасть по собственному желанию» опубликована в журнале «Популярная механика» (№12, Декабрь 2017).
Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.
Комментарии

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии.