Зачем ездят на собачьих упряжках?

Зачем ездят на собачьих упряжках?

«Как Пири, покоритель Северного полюса, так и Амундсен, покоритель Южного, смогли достичь цели лишь потому, что использовали собак. Один из людей, наиболее прославившихся в истории завоевания полюсов, Роберт Фалькон Скотт, не вернулся из путешествия в Антарктику только потому, что отказался от собак, предпочтя им живую силу людей». Поль-Эмиль Виктор, «Ездовые собаки — друзья по риску».

На поляне, покрытой снегом, царит легкий бедлам. Два десятка собак, в основном хаски, воют, лают и носятся по снегу, пока их хозяева настраивают нарты и надевают на собак шлейки. Но вот каюр встает на нарты и кричит запряженной шестерке собак: «Хоп, хоп, вперед!» — и упряжка под скрип снега выруливает на накатанную трассу. За ней — вторая упряжка, затем третья. На лес опускается тишина — когда собаки заняты делом, им не до лая. Мы будто перенеслись на Аляску, во времена золотоискателей из романов Джека Лондона. На самом деле далеко ездить не пришлось — «ПМ» побывала на обычной воскресной тренировке энтузиастов северных ездовых собак в подмосковном Королёве. Секретами езды на северных ездовых собаках с нами поделились энтузиасты этого вида спорта Максим Любавин и Александр Бондарев.

Северные и не только

Исследование и освоение северных районов без собак было бы невозможно, именно с их помощью люди смогли достичь самых труднодоступных мест, в том числе и полюсов Земли. На нашей планете до сих пор есть места, где собаки выполняют роль основного транспортного средства. Сто лет назад таких мест было намного больше, но и сейчас ездовые собаки не являются такой уж экзотикой, в особенности в Заполярье. Правда, в наше время езда на собачьих упряжках превратилась в красивый спорт, отдых и образ жизни — сейчас на собаках ездят не столько с сугубо прикладными целями, сколько просто для удовольствия.

«Северная собака — главная опора полярных экспедиций. Да, собака первой 6 апреля 1909 года коснулась точки, в которой расположен Северный полюс; собака же первой 14 декабря 1911 года ступила на Южный полюс». Поль-Эмиль Виктор

Гонки на собачьих упряжках объединяют в два класса. В классе северных ездовых собак (СЕС) выступают традиционные ездовые породы, такие как сибирские хаски, аляскинские маламуты, гренландские собаки и самоеды. У них есть и специализация: аляскинские маламуты — тяжеловесы, крупные и медленные, но мощные, а небольшие по размеру сибирские хаски — выносливые и быстрые бегуны. В открытом классе могут выступать собаки любых пород без ограничений, причем небольшие дистанции на подготовленных трассах они зачастую проходят быстрее ездовых.

Но есть и обратная сторона — как правило, такие собаки (например, доберманы) не слишком хорошо переносят холод, поэтому их стихия — в основном спринтерские соревнования в не слишком суровых условиях. Северные ездовые собаки, наоборот, прекрасно чувствуют себя в условиях холода, снега и ветра, и хотя они не столь быстры, но могут держать взятый темп на протяжении десятков и даже сотен километров (нормальный ежедневный пробег — 40−60 км). На привалах они неприхотливы: из еды обходятся мороженой рыбой, а теплая «шуба» позволяет им отдыхать прямо на снегу даже в самые суровые морозы. А вот весной и летом, когда температура переваливает за 13−14 градусов, у северных собак наступают каникулы: бег при таких температурах чреват для них тепловым ударом.

Каюр Александр Бондарев и его упряжка из шести хаски. Когда собаки везут нарты, они бегут молча, не отвлекаясь на лай, а при длительном беге еще успевают есть снег, возмещая потерю жидкости.

Рычащий двигатель

Чтобы полноценно передавать крутящий момент двигателя на колеса, автомобилю нужна трансмиссия. В случае с собаками ее роль выполняет упряжь — на каждую собаку надевают специальную шлейку, которая позволяет более равномерно распределять усилия на плечи, грудь и спину животного. Шлейка должна быть не слишком свободной, чтобы не натирать, и не слишком тесной, чтобы не стеснять движений.

Максим Любавин примеряет самоеду флисовые «тапочки», защищающие лапы от острого наста или намерзшего на шерсть между пальцев льда. Тапочки изнашиваются — по словам Максима, во время экспедиции к Новосибирским островам было израсходовано более пятисот пар такой «обуви».

Две основные конфигурации упряжек — веерная и цуговая. В веерной, как можно понять из названия, каждая собака тянет нарты с помощью своего собственного постромка (потяга), а лидеры запрягаются по бокам, они помогают упряжке поворачивать. Каюр может управлять собаками непосредственно — дергая постромки, но веерная конфигурация имеет достаточно много минусов. Запрягать много собак веером нельзя — они будут мешать друг другу. Достаточно широкую веерную упряжку можно использовать только на твердом снегу и в чистом поле — там, где просторы ничем не ограничены. В глубоком снегу, среди торосов или в лесу веерная упряжка неудобна и поэтому сейчас почти не используется.

Самый распространенный способ запрягать собак — это цуговая упряжка, когда собаки пристегнуты постромками к центральной линии по одной или (чаще) по двое — «елочкой». Чтобы цуговая упряжка не «расплывалась» по ширине, каждую собаку пристегивают к центральной линии еще и за ошейник, а двух первых — «передовиков» (лидеров) — пристегивают за ошейники друг к другу. В качестве лидеров обычно ставят не вожаков и не самых сильных, но самых умных собак, которые «знают дорогу» — именно они направляют всю упряжку.

Александр Бондарев, хозяин восьми ездовых хаски, демонстрирует, как правильно надевать шлейки и пристегивать собак к центральной линии. Линия снабжена специальным амортизатором, чтобы уменьшить нагрузку на собак при резких рывках.

За ними запрягают «колеса», а ближе всего к нартам стоят «коренные» — самые сильные собаки, которые несут наибольшую нагрузку. Центральная линия снабжена амортизатором, который сглаживает резкие рывки, чтобы собаки не надорвались. Цуговая упряжка, вытянутая и достаточно маневренная, легко проходит в узких местах. Управляется она исключительно голосовым способом — хорошо обученные ездовые собаки должны распознавать четыре основные команды каюра: «вперед», «стоп», «вправо» и «влево». Какое-либо применение силы (шест, хлыст) считается на соревнованиях серьезным нарушением, да и сами каюры относятся к собакам скорее как к членам семьи, чем как к тягловой силе.

Снежный транспорт

Традиционные северные нарты — это длинные узкие санки, собранные из деревянных деталей, скрепленных ремнями из оленьей кожи. Благодаря такой конструкции нарты «гуляют», при движении точно следуя деталям рельефа. По старинной северной традиции мужчина должен был сделать нарты для себя собственными руками, но сейчас, конечно, можно поступить проще и купить готовые. «Современные нарты — это сочетание традиций с использованием самых высоких спортивных технологий, — объясняет Максим Любавин, российский представитель компании Danler, австрийского производителя нарт.


По следам Колчака

В 1903 году 28-летний лейтенант Александр Колчак возглавил спасательную экспедицию, снаряженную Императорской Академией наук для выяснения судьбы группы Эдуарда Толля, искавшего легендарную Землю Санникова. Спустя 110 лет, в апреле-мае 2013 года, группа энтузиастов повторила путь Колчака в составе экспедиции «Путями первопроходцев. Новосибирские острова» под руководством Германа Арбугаева. «Стартовали из Якутска, грузопассажирским рейсом прилетели в поселок Депутатский, затем вертолетом добрались до Юкагира, откуда уже шли на собачьей тяге, — говорит участник экспедиции, каюр одной из упряжек Максим Любавин. — Дальше дошли до крайней точки материка, мыса Святой Нос, вышли на море Лаптевых, прошли мыс Дежнева, о. Большой Ляховский, о. Котельный, и дошли до мыса Анисий, до незамерзающей части Северного Ледовитого океана — Великой Сибирской полыньи, где предположительно погиб Толль, пытаясь переправиться с о. Беннетта на о. Котельный. Вернулись мы примерно по тому же маршруту, за месяц пройдя 1550 км». Транспорт состоял из двух упряжек (10 и 12 собак) и грузового снегохода, который тащил полторы тонны запасов (экспедиция была полностью автономной и не использовала «забросок», в нартах везли двухдневный запас провианта, палатки и спальники). По словам Максима, якутские собаки были в прекрасной форме и отлично перенесли путешествие, двигаясь хотя и не слишком быстро, но в ровном темпе (самый длинный перегон составил 125 км, пройденные за 18 часов). Наибольшие трудности вызывали торосы, которые сильно замедляли продвижение (их приходилось или объезжать, или рубить путь). Кроме того, проблемы доставила пурга, во время которой из-за почти нулевой видимости передвигаться было невозможно, а запасы провианта расходовались в том же темпе (каждая собака съедала более 1 кг рыбы в день).


— Рама нарт тоже не жесткая, а шарнирная, да еще и настраиваемая по высоте — для тех же самых целей следования рельефу. Сейчас рама делается из алюминия и углепластика, а поверх нее натягивают полог с отделениями для вещей. Прогулочные или спортивные нарты в зависимости от размера могут быть рассчитаны на упряжки от двух до десяти собак и весят до 10 кг, более прочные и тяжелые экспедиционные нарты — около 20 кг».

Полозья современных спортивных нарт напоминают по виду беговые лыжи — узкие (30−40 мм шириной) и длинные (более 2 м). Но по технологиям они скорее напоминают не беговые, а горные лыжи — с деревянными сердечниками и скользящей поверхностью из спеченного полиэтилена. Прогиб у полозьев смещен назад, туда, где стоит каюр, управляя нартами.

Имеются тормоза, причем в достатке: «мягкий» тормоз — резиновый рифленый коврик, прижимаемый к снегу для небольшого притормаживания в поворотах, «жесткий» тормоз — дуга, которая врубается в снег и лед (на соревнованиях использовать его обычно не разрешено — он портит трассу), и «стояночный тормоз» — снежные якоря. Экспедиционные нарты отличаются более прочной и тяжелой конструкцией, большим объемом отсека для груза, вставками из титанала в полозьях и тормозной цепью, опускаемой под полозья. Кроме того, чтобы каюр мог немного отдыхать в длительных переходах, экспедиционные нарты могут оснащаться откидным сиденьем.

Нарты оснащены регулируемой дугой (часто со встроенными варежками), за которую держится каюр. Но рулевое управление у них — ножное, небольшим смещением полозьев. Как хороший водитель, хороший каюр должен понимать, куда побегут собаки в следующий момент, и в зависимости от этого управлять положением центра тяжести и полозьев. Для понимания базовых элементов достаточно нескольких уроков «вождения», а вот чтобы стать хорошим каюром, как говорит Максим Любавин, «нужно самому быть наполовину собакой».

Статья «На собачьей тяге» опубликована в журнале «Популярная механика» (№2, Февраль 2014).
Комментарии

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии.