«Броня крепка, и танки наши быстры». Чтобы и сегодня никто не усомнился в актуальности этих слов из песни, Министерство обороны РФ организовало два показательных мероприятия, демонстрирующих возможности современных российских танков и выучку боевых экипажей. Каждое из них имело свою специфику и свою особенную атмосферу.

Танк Т-72Б (модернизированная версия Т-72) практически ничем не уступает своему младшему собрату — танку Т-90. На фото: желтый танк белорусского экипажа.
Танковый биатлон: вид сверху Поле для соревнований по танковому биатлону включало в себя две части. Одна — это имеющая форму прямоугольника с закругленными углами трасса с разнообразными препятствиями, другая — полигон, на котором устанавливались мишени для стрельбы, условно обозначавшие танки, бронетехнику и вертолеты противника. Между трассой и полигоном — огневые рубежи для ведения стрельбы.
Бойцы за работой Перед преодолением глубокой водной преграды все зазоры и щели в корпусе танка герметизируются специальной смазкой.
Для подводного вождения танка Т-80 (он оснащен газотурбинным двигателем) требуются две трубы. Для танков с дизельными моторами (Т-72, Т-90) применяется одна труба.

Словосочетание «танковый биатлон» все мы впервые услышали этим летом. Поначалу было ощущение, что есть в этом названии нечто несерьезное, что-то в духе пейнтбола или конного поло. Концепцию нового начинания российских военных пришлось разгадывать прямо на месте — на полигоне в подмосковном Алабино. Зрелище, признаться, поразило своей необычной режиссурой. Все началось с того, что перед удивленными глазами гостей дважды пролетел ИЛ-76, распыливший в воздухе водяную взвесь, в которой тут же заиграла радуга.

Продолжением этой радуги казались стоявшие на земле две четверки танков (основная и резервная), выкрашенных в красный, желтый, голубой и салатный цвета. Все это радужное многоцветье показалось явно нетипичным для мероприятий с участием военнослужащих Российских вооруженных сил.

Бодрящий выстрел

Вероятно, задумка организаторов заключалась в том, чтобы все происходящее не было похоже на обычные учения танковых подразделений, а имело привкус праздника и шоу. В качестве элементов шоу-программы гостям представили небольшой парад отечественной танковой техники: от Т-70, танка времен Великой Отечественной до самого современного на сегодня основного боевого танка Т-90. Далее последовал уже не раз представленный публике «танковый балет» — показательные выступления, демонстрирующие умение танковых экипажей производить синхронные движения машинами, разворачиваться на месте, не меняя направления орудийного ствола.

Особенно эффектной оказалась концовка: в центр бетонной площадки, на которой выполнялись танковые «па», выехала самоходная 152-мм гаубица Мста-С, подняла ствол и выстрелила холостым. Эффект неожиданности был, правда, слегка подпорчен организаторами. Перед началом «балета» представитель МО обошел всех снимающих журналистов, стоящих на трибуне над склоном насыпного кургана, и предупредил, что гаубица выстрелит, и произойдет это сразу после того, как она выедет в центр и поднимет ствол. Людей в погонах можно понять: на предыдущих этапах биатлона операторы от неожиданности роняли камеры из рук, а после падения со склона кургана шансов выжить у аппаратуры было бы немного.

Впрочем, бабахнуло так, что, несмотря на предупреждение, в крови явно прибавилось адреналина, и последующие соревнования можно было наблюдать на фоне внезапно нахлынувшей бодрости.

Дальше все было вполне серьезно: соревнования четырех танковых экипажей, представлявших вооруженные силы Армении, Белоруссии, Казахстана и России, прошли динамично и увлекательно. Но почему все-таки «биатлон»? Слово это с греческого переводится как «двоеборье», и классический биатлон как раз состоит из двух дисциплин — бега на лыжах и стрельбы. Однако в танковом биатлоне кроме точной стрельбы и кросса требовалось продемонстрировать кое-что еще, а именно — умение преодолевать разного рода препятствия и элементы, усложняющие движение по трассе.

Эскарпы, мины и руины

Со стартовой позиции танки Т-72Б четырех союзных стран отправились к позициям огневым, но этот путь был извилист. Боевые машины лавировали среди дымящихся подбитых танков и руин. На этом же отрезке выполнялось упражнение по загрузке боеприпасов. К сожалению, в ходе упражнения командир казахского экипажа повредил руку, и пока проводилась замена командира, отсчет времени для голубого танка был остановлен — это предусматривалось правилами (по итогам соревнований казахстанцы показали второй результат).

Теперь — огонь! Первый цикл стрельбы — управляемым снарядом с дистанции 2 км по мишени, имитирующей бронетехнику неприятеля. Если поражены все три цели, танк отправляется дальше по трассе. Если есть промахи — добро пожаловать на 500-метровый штрафной круг (вот еще одно явное сходство с классическим биатлоном). Дальше танкам предстояло преодолеть брод, проход в минно-взрывных заграждениях, колейный мост, разрушенные стены и преграды в виде контрэскарпов. После полного завершения круга — снова стрельба.

На этот раз — штатным снарядом, на удалении 1,6−1,8 км. На третьем цикле стрельба велась уже фланговым огнем по мишени из пулемета в движении на дистанции 900 м. Все время бессменно лидировал российский экипаж на красном танке (командир Николай Мороков, наводчик-оператор Иван Ревеняла и механик-водитель Игорь Артемьев), который вполне заслуженно стал победителем финального международного этапа танкового биатлона.

На следующий год, как сообщают, можно ждать интересного продолжения — возможно, пройдет этап танкового биатлона с участием экипажей из России, Германии, Италии и США. В соревнование, таким образом, вступят не только экипажи из разных стран, но и техника России и НАТО, что, конечно, поднимет интерес к танковому биатлону многократно.

Танкисты-подводники

Второй день, проведенный с танками, заметно отличался от праздника в Алабино. Нас пригласили понаблюдать за обычной боевой учебой. И танки были другими — Т-80, и расцветка у них была вполне обычная, армейская. На полигоне недавно восстановленной Кантемировской танковой дивизии отрабатывалось преодоление глубоких водных преград. Если в Алабино соревнующиеся экипажи проходили брод глубиной 1 м, то здесь танкам предстояло проехаться по дну водоема с полным погружением в воду.

Наружу выглядывали только две трубы — для отвода отработанных газов и воздухопитающая, обеспечивающая работу двигателя и подающая воздух, которым во время подводного вояжа дышит экипаж.

Танки выходили на стартовую позицию уже оборудованные узлами для подводного вождения, однако им предстоял еще последний этап подготовки к выполнению упражнения. На броню вскакивали два бойца с ведром и ловкими движениями наносили вязкую желтоватую смазку (ЗЗК) на все зазоры, люки, триплексы, прицелы. Танк, увы, не герметичен, и чтобы экипажу не пришлось работать под циркулярным душем, обработка машины смазкой обязательна. Танки уходили под воду, выбирались на противоположный берег, резко разворачивались, вновь преодолевали водное препятствие и, пройдя заданным маршрутом по суше, возвращались на стартовую позицию. Снова обработка смазкой, и снова глубокая вода.

Километр по дну

Механик-водитель под водой двигается по гирокомпасу. Перед тем как уйти под воду, мехвод выбирает себе направление и ориентирует машину на метку, находящуюся на противоположном берегу. Он засекает направление на гирокомпасе и продолжает движение в соответствии с меткой. Если происходит отклонение от маршрута, руководитель занятий, у которого с экипажем установлена радиосвязь, вносит коррективы. «Ощущается ли как-то погружение под воду?» — спросили мы у бойцов-танкистов. «Ничего особенного не происходит, — был ответ. — Только в танке становится темно».

«Задача, поставленная перед экипажами в ходе учений, — рассказал нам исполняющий обязанности командира 3-го батальона капитан Рукавишников, — преодолеть водную преграду на максимально возможной скорости, без остановки, без глушения двигателя, чтобы впоследствии выполнить боевую задачу. Глубина преодоления водной преграды — до 5 м. В подводном положении танк способен двигаться до 1 км.

Разумеется, существуют ограничения для движения танков под водой, поэтому перед преодолением водной преграды проводится инженерная разведка. Выясняется не только глубина, но и характер дна. Если дно болотистое или илистое, танк может увязнуть». От корпуса танка к трубам тянется трос с поплавками. Если танк не сможет выбраться, поплавки укажут место затопления. На этот случай в районе переправы курсирует гребная лодка со спасателями.

«В случае затопления, — говорит капитан Рукавишников, — к танку спускается специально обученная группа водолазов, которая цепляет к нему буксировочный трос. С помощью этого троса танк вытянут со дна тягачом. Если достать машину вместе с экипажем оперативно невозможно (например, в боевой обстановке), экипаж покидает танк самостоятельно. Для этого необходимо надеть изолирующие противогазы, позволяющие дышать под водой, открыть шахты триплексов, чтобы танк заполнила вода (иначе из-за разницы давлений люк открыть будет невозможно), и покинуть машину. Сам танк эвакуируют позже».

На протяжении учений трубы оставались на танках. Но если сразу после переправы необходимо приступить к выполнению боевой задачи, не сделают ли эти пятиметровые конструкции машину более заметной и уязвимой? «В боевой обстановке задействуется механизм моментального сброса труб, — объяснил нам капитан Рукавишников. — Достаточно лишь нескольких минут, и танк полностью готов к бою».

Статья «Два дня вместе с танками» опубликована в журнале «Популярная механика» (№10, Октябрь 2013).