Есть особая категория людей, для которых погодные сайты — примерно то же, что фейсбук для остальных, и главная тема разговоров — Большая Атлантическая волна. Это серферы. Невероятный, катастрофический атлантический шторм — их сокровенная мечта. И чем большая площадь будет охвачена им, тем выше будут волны.

Сева Шульгин Занимается виндсерфингом и серфингом с 1993 года. Принимал активное участие в международных соревнованиях, занимал призовые места, но со временем потерял интерес к гонкам и всецело посвятил себя путешествиям в поисках волн. Единственный российский спортсмен, заключивший контракт с компанией Quiksilver на международном уровне. Автор многочисленных статей, фильмов и телепередач о серфинге.
Свелл — это массив волн, движущийся от эпицентра шторма. Волны, которые когда-то были образованы мощнейшим и продолжительным ветром, способны пройти до 20 000 км (половину экватора!), сохранив более половины первоначальной энергии. Свелл, приходящий издалека, отличается от местных, как правило, не столь мощных волн, образованных локальными ветрами.
Графики характеризуют среднюю высоту волн свелла. Зеленый цвет соответствует пятиметровым волнам, черный — это волны высотой 14 и более метров. Важно понимать, что речь идет о высоте волн в открытом океане. При выходе на мелководье такой свелл дает волну несоизмеримо большей высоты. Рекордная 30,5-метровая волна Гаррета Макнамары — далеко не предел.
Лицом к опасности Плыть под водой — вовсе не то же самое, что на минуту задержать дыхание в ванне. Разгоряченный адреналином спортсмен потребляет намного больше кислорода, поэтому даже 15 секунд под волной кажутся вечностью. Быстрее всего драгоценный кислород расходует паника, поэтому самообладание — залог выживания. Если упал, набегающую волну нужно встречать лицом и стараться поднырнуть под нее как можно глубже. Чем больше глубина, тем спокойнее вода и тем быстрее удастся вынырнуть позади волны.

«Волны — это всегда что-то соизмеримое. Некоторые называют их «стенами», некоторые — «домами». Волна самого сильного зимнего шторма на Атлантическом океане не соизмерима ни с чем. Невозможно одним словом передать всю силу и мощь, красоту и смысл таких волн. Но можно назвать это «чистилищем»», — так сказать может только Сева Шульгин, легендарный и признанный во всем мире российский серфер, автор многочисленных фильмов, певец больших волн.

Если хотя бы часть эпитетов, которыми Сева награждает разбушевавшийся океан, он адресует своей жене, то она почувствует себя одной из самых счастливых женщин мира. В середине января взгляд Севы почти непрерывно был прикован к монитору компьютера, где происходила понятная лишь немногим драма. На огромной территории от Северной Америки до Ирландии разворачивался невиданный шторм. В центре Атлантики расположен особый буй, транслирующий на сайт magicseaweed.com интервалы между волнами.

Интерес серферов начинается с интервала в 15 секунд, что соответствует пятиметровым волнам, но в середине января буй показывал 40 секунд, а то и вовсе зашкаливал. Это означало только одно: серферы начали покидать свои дома и перемещаться в свои тайные места на восточном побережье Атлантики — от Ирландии и Португалии до Марокко — в ожидании гигантских волн. В Африку за своими волнами отправился и Сева с друзьями.

Сиди Каоки

Точно так же, как медведь, перед атакой встающий на задние лапы, океанские волны предстают во всей мощи в самом конце своей жизни — на мелководье. В открытом океане даже в большой шторм высота волн редко превышает 7,5 м, зато в определенных местах в Португалии, перед тем как обрушиться на скалы, она достигала 30 м! Именно вблизи португальского городка Назаре гавайский серфер Гаррет Макнамара в этот раз и установил абсолютный мировой рекорд, прокатившись на волне высотой 30,5 м.

Наши же серферы отправились в Марокко, куда штормовые волны дошли из Европы через несколько дней. Дело в том, что в Португалии помимо невероятных гигантских волн (Макнамара заявлял, что таких огромных волн он не видел ни разу в жизни) был очень сильный ветер, который вызывает на склоне основной волны множество вторичных, превращая ее поверхность в стиральную доску. До Марокко волны дошли уже без ветра, пусть и несколько потеряв в высоте.

Поселок Сиди Каоки — одно из немногих мест в Марокко, куда еще не добралась серфовая цивилизация. На дикие прибрежные пески широченного и длиннющего пляжа рушатся волны, иной раз достигающие невероятной силы и высоты. Здесь нет рифа, волна образуется только за счет многочисленных песчаных мелей. Волны разгоняются здесь стремительно, и зачастую океан становится непроходимым для местных рыбаков в течение нескольких дней. А между тем их жизнь полностью зависит от улова.

Когда же приходят семиметровые волны, на всем атлантическом побережье Марокко не остается возможных мест для выхода в океан: весь берег превращается в страшное и непроходимое месиво из пены. И лишь одна небольшая бухточка под названием Le Grotte в нескольких километрах от Сиди Каоки открывает выход к большой волне.

Большая среда

Еще долго серферы будут вспоминать о 23 января 2013 года, как о «Большой среде», когда шторм у берегов Ирландии зародил столь большие волны, что спасательная служба западного европейского побережья запретила выход на воду каких-либо судов. «Это были волны выше моего сознания, таких волн я еще никогда не видел», — вспоминает Сева Шульгин.

Волны такой величины не имеют одинаково ровной поверхности. На передней стенке волны образуются неприятные трамплины, готовые подбросить серфера в воздух, и это все при скорости 30−40 км/ч! Волны поверх волн. «Это как могул в горных лыжах, ты мчишься вниз, и каждую секунду поверхность меняется», — говорит Сева.

Удержаться на поверхности удается не всегда, и тогда на тебя обрушивается гигантская масса воды. «Меня окружил непроходимый туман, и я оказался будто в стиральной машинке, в режиме 800 оборотов в минуту, — описывает свои ощущения Шульгин. — Волна держит тебя не более 15 секунд. Но под водой они кажутся бесконечностью. Схватив тебя, волна играет тобой, как мягкой игрушкой, опуская все ниже и ниже под воду. Становится все темнее и темнее.

Ты уже не понимаешь, где дно, а где поверхность. Каждый, кто катается на больших волнах, тренирует себя не паниковать под водой, если даже не понимаешь, где путь наверх. Волна в момент обрушения не дает возможности всплыть. Как будто мощный пресс давит на тебя, опуская все ниже и ниже, парализуя тебя во время попыток достичь поверхности».

Пена — еще одно препятствие. Казалось бы, ты уже достиг поверхности, но оставшаяся после обрушения волны пена не дает сделать столь необходимый вдох, получить глоток кислорода, и нет никакой возможности опереться на воду и добраться до воздуха. Остается лишь терпеливо ждать, пока просядет взбитый, как сливки, океан.

С «лейкой» и блокнотом

Но самой большой опасности подвергаются не сами серферы, а фотографы, ловящие моменты в прибое, в том самом месте, куда волна обрушивает всю свою массу. Кубометр воды весит тонну, и можете подсчитать массу, например, семиметровой волны, заставшей человека врасплох. Серферы, попавшие в подобную переделку, как правило, делают «черепашку», переворачиваясь доской вверх. У фотографов такого панциря нет, и их единственная защита — сама вода.

«Если видишь падающую волну, то быстро подныриваешь под нее, — говорит фотограф Андрей Каменев, — 50 см воды над тобой — довольно надежная защита». Это адская работа: фотограф находится на мелководье, поэтому нырять приходится под каждую волну. Вдобавок в руках в него тяжеленный бокс с фотоаппаратурой. Во время падения волны рывок бокса такой, что, кажется, у тебя вырвало руку. Чтобы сделать один более-менее удачный кадр, в среднем надо пронырнуть около 15 волн. А если вдруг потеряешь контроль дна, то легко можно попасть на гребень волны и упасть на дно с высоты семи метров.

Статья «Идеальный шторм» опубликована в журнале «Популярная механика» (№8, Август 2013).