Профессиональный игрок в снукер умеет просчитывать позицию на столе на три-четыре хода вперед. Или даже больше — все зависит от степени профессионализма. Рассчитывается все: точное местоположение каждого шара, откат битка, точка следующего удара. Снукер — это геометрия и физика, возведенные в ранг абсолюта, и одновременно самая техничная разновидность лузного бильярда.

Ресты для снукера Слева направо: «лебединая шея» (swan neck rest) и спайдер (spider rest) предназначены для дальних ударов над мешающим шаром, кросс-рест (cross rest) — для удара через стол при неудобной позиции битка относительно очередного шара.
Закрытый мост Позиция руки при ударе от борта: в таком случае удобнее опереться кием о борт, а указательным пальцем зафиксировать его сверху.
Открытый мост Наиболее распространенная позиция опорной руки в снукере при игре не от борта. В пуле при подобной ситуации нередко используется и закрытый мост — для сильных ударов.
Спайдер Такая позиция, когда мешающий шар находится между «ножками» спайдер-реста, крайне редка, но теоретически возможна и наглядно иллюстрирует преимущества спайдера.
Снукер На снимке — снукер, то есть позиция, в которой очередной шар (в данном случае красный) отсутствует в прямой видимости. Из снукера приходится выходить сложными ударами, например «даблом» (от борта). Если такая ситуация возникает в результате фола соперника (например, игрок попадает не по тому шару), противник имеет право на «свободный шар», то есть может забить в лузу любой, «назначив» его красным и получив за него одно очко.
Возврат шаров В штатной ситуации цветные шары возвращаются после падения в лузы на свои позиции, отмеченные на бильярдном столе. Но если отметка шара занята другим шаром, то он возвращается на свободную отметку наибольшего по стоимости шара. Если же свободных отметок вообще нет, он возвращается на позицию, расположенную максимально близко к отметке, но смещенную в сторону ближнего края стола.
1) Дабл (удар дуплетом от борта). 2) Игра «шаром». Кий касается одного красного, в лузу падает второй.
3) Два варианта выхода из игры Черная траектория — «дабл», позволяющий забить розовый шар от борта в обход черного. Белая траектория — «отыгрыш», позволяющий поставить биток в то же «сложное» место с передачей хода — теперь в неудобной ситуации оказывается уже соперник.

Основная задача игрока в русский бильярд (точнее, в такую ее разновидность, как «американка») — положить в лузы больше шаров, чем противник, причем играть можно любым шаром. В снукере количество шаров — это дело второе. Конечно, игрок стремится к очистке стола, но, поскольку игра ведется на счет, в первую очередь нужно выиграть партию по очкам. Если становится понятно, что математически соперник не имеет возможности догнать лидера, партию (фрейм) можно прекращать — конечно, если нет возможности вынудить соперника на ошибку и тем самым заработать дополнительные очки за счет его фола.

Также партию продолжают, чтобы закончить непрерывную очковую серию попаданий (брейк). Изысканные, непростые правила снукера, многоцветные шары, хитроумные приемы и дополнительные, помимо кия, приспособления для ударов — это дань британскому происхождению игры. По официальной версии, ее изобрел лейтенант британской колониальной армии Невилл Чемберлен в 1875 году. Интересно, что историю изобретения и вообще сам факт своего участия в нем он обнародовал лишь после ухода из армии, в 1938 году, когда уже вовсю проводились чемпионаты мира, а правила устанавливались бильярдной ассоциацией BA & CC.

Геометрия и физика

Снукерный стол значительно больше, чем стол для пула, и сравним с самой большой, 12-футовой разновидностью стола для русского бильярда. При этом шары в снукере очень компактные и легкие (диаметром 52,4 мм против 68 в русском и 57 в пуле), они в полтора раза меньше, чем створ лузы. На столе в стартовой позиции находятся белый биток (его и только его можно касаться наклейкой кия), 15 красных шаров в пирамиде и шесть цветных шаров (красный в данном случае «цветным» не считается), расположенных на заданных точках.

Упрощенно говоря, задача игрока — последовательно забивать в лузы шары в определенном порядке: красный — любой цветной — красный — любой цветной. Цветные шары после ударов возвращаются обратно на начальные точки, красные — нет. Когда красных шаров на столе не остается, игрок должен «убрать» последовательно оставшиеся цветные шары в порядке возрастания их стоимости (желтый — зеленый — коричневый — синий — розовый — черный), на стол они уже не возвращаются. За красный шар начисляется одно очко, за цветные — очки от двух до семи (самый «дешевый» — желтый шар, самый «дорогой» — черный).

Непрерывная серия одного игрока называется брейком. Если постоянно играть в последовательности «красный — черный — красный — черный», а потом безошибочно очистить стол от оставшихся шаров, можно сделать максимальный брейк в 147 очков. Как и в других видах бильярда, брейк прерывается, а ход передается сопернику в том случае, если шар после удара не упал в лузу.

Если смотреть соревнования по снукеру по Eurosport (а именно этот канал стал его основным популяризатором в мире), то создается ощущение, что игроки постоянно делают брейки, в которых за одну серию набирают более ста очков («сенчури-брейк»), плюс в каждом турнире кто-либо обязательно показывает красивый брейк на 147. Но нельзя забывать, что в рейтинговых турнирах играют профессионалы высочайшего класса, по сути, элита мирового бильярда. В любительских соревнованиях даже рядовой сенчури-брейк — большое событие.

Но сухие правила — это лишь одна сторона медали. На деле тонкостей и хитростей в снукере значительно больше, и не всегда они находятся на поверхности. Например, весьма распространенное явление в игре — так называемая позиционная борьба, когда соперники не ставят своей целью забить шар в лузу даже при наличии такой возможности.

Их целью становится такая позиция битка после удара, при которой соперник окажется в неудобном положении — например, в прямой видимости нет очередного шара, а биток «спрятан» за неподходящим шаром (так называемый снукер). Скажем так: не можешь сделать хорошую серию сам — максимально усложни игру сопернику. В партиях высокого уровня, где цена ошибки высока, позиционная борьба может затянуться весьма надолго.

Необходимость забивать шары в строгом порядке определяет стиль и тактику игры. Когда игрок отправляет в лузу красный, он должен понимать, где после этого остановится биток, и постараться «поставить» его в точку, откуда будет удобно бить цветной шар (это называется «выход»). Но после цветного опять нужен выход на красный, а потом — на следующий цветной, и потому игроки мэйн-тура, высшей лиги снукера (как раз ее и показывают по телевизору), умеют просчитывать до пяти и более ударов вперед. Иногда удар рассчитывается так, чтобы после попадания по прицельному шару биток «подбил» какой-либо другой, поставив его в удобное для следующего удара положение.

Сами удары тоже имеют целый ряд технических тонкостей. Например, если бить в нижнюю часть шара, то получится удар «с нижним винтом» или «с оттяжкой» — после столкновения с цветным шаром биток покатится назад. В таком случае движение вперед будет происходить за счет приданного импульса, против направления качения. Можно закрутить и вперед, ударив в верхнюю часть шара.

Маститые игроки умеют давать обводящие (закрученные сбоку) удары, запуская биток по параболе, в обход мешающего шара. Иногда играют дабл (дуплетом от борта) или «шаром» (когда биток бьет по красному, тот — по другому красному, который и закатывается в лузу). Кстати, если сделать ошибку и попасть по цветному, когда нужно бить красный, это считается фолом и стоит штрафных очков, которые добавляются противнику.

Углубляясь в вопрос

Особенности конструкции снукерного стола позволяют играть в весьма разных стилях, используя разноплановые техники и их комбинации. Безусловно, существует ряд стандартных приемов, но ценятся — особенно в телевизионных матчах — нетривиальные решения. Впрочем, они на вес золота в любом спорте.

Несмотря на то что створ снукерной лузы достаточно узок, сложность попадания в нее не сильно отличается от пула. Как уже говорилось выше, снукерные шары достаточно компактны, и, что немаловажно, у снукерных луз есть так называемые губки, то есть скошенные углы.

Специфическая форма лузы позволяет при должном умении забить даже шар, который стоит вплотную к борту, — в русском бильярде такое невозможно. Помимо того, губки — это необычный элемент геометрии стола, который порой позволяет сделать очень нестандартный выход на следующий удар.

Иногда случаются ситуации, в которых игроку крайне неудобно или даже невозможно провести удар. В основном они связаны с огромными размерами снукерного стола, через который не перегнешься целиком, как через стол для пула. В таких случаях используются дополнительные устройства — ресты или «машинки». Рест — это приспособление в виде длинного кия с насадкой на конце. Рест ставится на стол, а на его насадку укладывается кий — таким образом игрок может играть одной рукой на любом расстоянии, поскольку вес кия приходится на опору.

Ресты бывают разных видов — крестообразные, спайдер-ресты, тип «лебединая шея» для выхода из различных неудобных ситуаций. Одни ресты позволяют нанести очень дальний удар «с неудобной руки», другие — поставить кий на высокую опору и ударить над другим шаром. Кроме того, используется специальный удлиненный кий — когда нужно бить, например, через всю длину стола.

Любой желающий?

В принципе, в профессиональный снукер попасть несколько проще, чем в профессиональный футбол, и значительно дешевле, чем в автогонки. Но путь этот тоже тернист, труден и требует огромного количества времени и сил. В рейтинговых, телевизионных турнирах принимают участие считанные единицы. Смотрите сами: в финальной телевизионной части чемпионата мира 2013 года участвовали 32 игрока — 16 сеяных (текущая верхушка рейтинга) и 16 пробившихся из квалификационных раундов.

В квалификации принимают участие 80 снукеристов, плюс несколько человек имеют шанс пройти в квалификацию из предквалификации. В целом, не углубляясь в подробности, можно сказать: прямой шанс попасть в рейтинговый турнир имеют чуть более сотни игроков. Но в мире в снукер играют сотни тысяч людей!

Дело в том, что рейтинговые турниры организуются под эгидой профессиональной снукерной федерации WPBSA (World Professional Billiards and Snooker Association). Путь в эту, высшую, лигу лежит через победы на турнирах серии PTC (Players Tour Championship), также проводимых WPBSA, но более свободных в плане доступа к ним любителей. По сути, эти турниры позволяют любителям набирать рейтинговые очки, достаточные для прохода в квалификацию мэйн-тура. Есть и другой путь — через турниры, проводимые международной любительской лигой IBSF (International Billiards and Snooker Federation), и многие снукеристы этот путь проходят.

Успешно выступивший на прошедшем недавно чемпионате мира WPBSA таец Дечават Пумчжаенг, например, перед тем выиграл чемпионат IBSF (проходивший, кстати, в воюющей ныне Сирии), что позволило ему подняться в мировом рейтинге и прорваться в мэйн-тур. Такой же путь некогда проходили известные сегодня снукеристы Марко Фу, Стивен Макгуайр, Майкл Уайт.

Есть ли шансы у вас? Сложно сказать. Профессиональные снукеристы начинают заниматься в раннем детстве и посвящают этому значительную часть своего времени.

В последнее время в России появляется все больше снукерных столов в бильярдных клубах, зарождаются сообщества игроков в городах, приезжают британские тренеры. Возможно, родившиеся в 2004—2005 годах через некоторое время станут костяком российского снукера на мировом уровне, попадут в мэйн-тур и станут заметными игроками. Еще пятнадцать лет назад мы и помыслить не могли, что в «Формуле-1» появится русский гонщик, — и вот, пожалуйста, Виталий Петров. Наверняка у нас тоже есть свои Ронни О’Салливаны и Стивены Хендри, свои великие снукеристы и будущие звезды. Главное — найти их и вовремя зажечь.

Статья «Самый английский бильярд» опубликована в журнале «Популярная механика» (№6, Июнь 2013).