Краснодарский счет: Снайперские соревнования

Раз в два года снайперы подразделений специального назначения собираются в Абинском районе Краснодарского края, чтобы на Международных соревнованиях снайперских пар, посвященных памяти Виктора Лисовского, выяснить, кто из них лучший.
Олег Коломиец
28850
  • После почти 10-километрового перехода по пересеченной местности вдали от блок-постов, а также дорог и тропинок, которые могут быть «минированы», команды снайперов должны были оборудовать огневую позицию, а затем опознать и поразить восьмерых «собравшихся на сходку главарей террористов», не задев при этом трех «внедренных агентов».
    После почти 10-километрового перехода по пересеченной местности вдали от блок-постов, а также дорог и тропинок, которые могут быть «минированы», команды снайперов должны были оборудовать огневую позицию, а затем опознать и поразить восьмерых «собравшихся на сходку главарей террористов», не задев при этом трех «внедренных агентов».
  • Зоны поражения
    Зоны поражения
  • Во что одеваются снайперы Костюмы снайперов часто самодельные. На соревнованиях 2005 года члены команды хабаровского спецназа ФСБ рассказали мне, что при изготовлении своих костюмов они использовали наряду с камуфляжными полосками ткани обычные спортивные канаты, «распушенные» на нити и также вплетенные в костюм. Эти «хитрости» позволяют создать естественный фон практически в любых условиях местности. «Тем более, — улыбнулись ребята, — когда основательно поползаешь в грязи…»
    Во что одеваются снайперы Костюмы снайперов часто самодельные. На соревнованиях 2005 года члены команды хабаровского спецназа ФСБ рассказали мне, что при изготовлении своих костюмов они использовали наряду с камуфляжными полосками ткани обычные спортивные канаты, «распушенные» на нити и также вплетенные в костюм. Эти «хитрости» позволяют создать естественный фон практически в любых условиях местности. «Тем более, — улыбнулись ребята, — когда основательно поползаешь в грязи…»

«Гамбургский счет — чрезвычайно важное понятие. Все борцы, когда борются, жулят и ложатся на лопатки по приказанию антрепренера. Раз в году в гамбургском трактире собираются борцы. Они борются при закрытых дверях и завешенных окнах. Долго, некрасиво и тяжело. Здесь устанавливаются истинные классы борцов — чтобы не исхалтуриться». (Виктор Шкловский, 1928 г.) Читать далее

В 1997 году офицер краснодарского подразделения спецназа антитеррора Виктор Лисовский организовал региональные соревнования снайперов. Снайпер высшей пробы, он ставил перед собой и единомышленниками цель посредством таких состязаний дать импульс возрождению снайперского движения в силовых структурах. В 1999 году на них уже собрались снайперы из разных регионов России и стран ближнего зарубежья. И хотя сам Виктор Лисовский в 2001 году погиб в автокатастрофе, дело его было продолжено, и с тех пор соревнования носят его имя. Неизменные организаторы — Ассоциация ветеранов подразделения специального назначения «Альфа — Краснодар» и Управление ФСБ по Краснодарскому краю. В 2007 году соревнования стали по-настоящему международными: в них приняли участие 43 команды (86 человек) из России, Украины, Белоруссии, Казахстана, Киргизии и Узбекистана, Болгарии, США и Израиля (команды из Чехии и Италии не смогли прибыть по не зависящим от российской стороны причинам). Одна из команд носила имя «Ветераны Советского Союза» — эту пару составили двое бывших офицеров Советской армии, проживающие ныне в Белоруссии и на Украине (в общем зачете эта команда заняла второе место!).

Второго выстрела не дано

Как и положено любым соревнованиям, эти тоже начинаются с квалификации. Однако их условия весьма близки к реальным боевым. У снайперов-профессионалов ценится только попадание в голову террориста, так как лишь это может мгновенно остановить его. Причем в реальной ситуации снайперская пара должна «валить» цель первым выстрелом (как правило, залпом). Ценой промаха, равно как и попадания не в жизненно важную точку, гарантирующую мгновенную смерть террориста, может стать невинная жизнь заложников. Так что ставки, как говорится, предельно высоки. «Второго выстрела не дано» — одна из главных заповедей снайпера антитеррора. Поэтому упражнение под названием «Квалификация снайпера» (КС) служит своего рода «визитной карточкой» участника этих соревнованиях. Снайпер делает один-единственный выстрел в «голову террориста», причем не с фиксированной дистанции — каждому участнику она определяется по принципу лотереи. Кроме того, ради усложнения стрельбы значения дистанции «рваные», то есть не 100, 200, 300 и так далее метров, а, например, 153, 214… Выстрел делается только на «холодный» ствол (предварительный прожег ствола категорически запрещен). Лимит времени — две минуты. Попадание оценивается по степени близости от «контрольной точки» (КТ), которая находится точно между глаз «террориста» и гарантирует моментальную смерть.

В таких условиях стрельба у команд идет сложно. К тому же погода — в частности ветер — постоянно меняется: кто-то стреляет почти в штиль, кто-то при порывах, а кто-то вынужден делать свой выстрел и при «мираже» (испарениях от земли). В такой ситуации и опытнейший снайпер может промахнуться. Зачастую приходится ждать до последнего момента — ловить ветер. Но таковы жесткие условия поединка профессионалов.

Белку в глаз

Следующее упражнение — одно из сложнейших: точность попадания. На дистанции 300 м снайперу нужно поразить выдвигающуюся лишь на секунды из-за силуэта «заложника» часть фигуры «террориста», причем желательно в «голову». И так десять раз, причем «террорист» выдвигается с разных сторон. Патронов тоже десять. Если хоть раз попал в «заложника», то результат — ноль. Подчеркну, упражнение сложнейшее. Но поскольку участники — настоящие профессионалы, то во второй тур — отстрелявшись без единой ошибки — выходит далеко не одна команда. «От года к году количество снайперских пар, которые выходят на ‘перестрел', растет, — говорит руководитель оргкомитета соревнований Дмитрий Едалин. — Возможно, в будущем придется усложнять мишень».

Особо скажем об упражнении СВ-4, представляющем из себя стрельбу с дистанции 600 м. Это наиболее серьезная проверка для снайпера, так как на этой дальней дистанции ему разрешается сделать три пристрелочных выстрела и 20 зачетных (мишень спортивная). Рекорд ленинградца Дементьева, выбившего в 1955 году 176 очков из 200 возможных с 600 м, держался 50 лет. В 2005 году снайпер спецназа ФСБ из РССН Краснодарского края Алексей, стрелявший из винтовки TRG-22, выбил 188 очков (!!!) из 200 возможных. То есть из 20 выстрелов почти все — в «десятку»!

В 2007 году побить этот результат не удалось, хотя снайперы двух команд подошли к нему довольно близко — РССН УФСБ России по Краснодарскому краю (186 очков, 1-е место в личном зачете и 2-е в командном) и «Ветераны Советского Союза» (184 очка, 2-е место в личном зачете и 1-е в командном). «Именно по этому упражнению и можно оценить уровень стрелка, — говорит серебряный призер чемпионата мира 2005 года по бенчресту (сверхметкой стрельбы из винтовки с оптикой) в тяжелом классе на 100 и 200 ярдов Андрей Комков. — В спорте бывает, что и пять выстрелов могут ‘пролететь' удачно… Но рекордная группа — это всегда именно стабильный результат соревнований, то есть выигранный из нескольких серий выстрелов. Когда снайперы стреляли группу из двадцати выстрелов, то, конечно, ветер менялся, необходимо было постоянно вносить поправки».

Снайперская дуэль

Одно из самых эмоциональных упражнений — «Снайперская дуэль». Две соревнующиеся пары по команде бегут 25 м до огневого рубежа и открывают стрельбу из произвольного положения (все стреляли лежа). На каждую — по две цели (шарики), дистанция до 300 м. Те, кто быстрее поразит свои мишени, выходят победителями в данном раунде. Патронов — по два на снайпера. В 2005 году, когда в соревнованиях принимала участие 31 команда, каждая пара соревновалась с каждой. «Тяжелее всего приходится где-то после двадцатого «захода», — сказал мне тогда один из снайперов-лидеров. — Одна мысль — опередить соперников, для этого нужно быстрее, чем они, поразить цели. Но уже сказывается усталость, сердце колотится, а винтовка в момент стрельбы должна лежать в руках как вкопанная. Падаешь на землю, прицеливаешься, стреляешь на глубоком выдохе. А потом все повторяется…»

Во время дуэли снайперы, люди очень уравновешенные, не могут сдержать эмоции. Ветер то стихает, то усиливается, временами парит трава (мираж), и попадать очень сложно… Бешеный темп. У кого-то стрельба «идет», у кого-то нет. Настроение меняется, как погода.

В этом году, поскольку команд было 43, решено было разделить упражнение на два этапа — полуфинал и финал. На первом месте в результате — сильнейшая команда группы «Альфа» КГБ Белоруссии с 14 победами в финале (из 20 поединков), второе и третье места поделили — РССН УФСБ России по Краснодарскому краю и «Ветераны Советского Союза» с 13 победами.

Боевая работа

Уникальным состязанием, отличающим эти соревнования от, скажем, чисто спортивных чемпионатов среди полицейских снайперов, является СБРС — «Специфика боевой работы снайпера». Это комплексное упражнение — самое интересное и трудное, оно наиболее тесно связано с реальным боевым опытом спецназа. Суть СБРС состоит в том, что по ночной тревоге снайперов вывозят на машинах в горно-лесистую местность, на точку «старта». Оттуда с интервалом в 15 минут снайперские пары уходят на многокилометровый горный маршрут, получив перед убытием карту и боевую задачу. Каждой из них необходимо, точно сориентировавшись на незнакомой местности, добраться до указанного района, где ожидается сбор «главарей террористических групп», и уничтожить их. По пути они должны выйти в горах на связника, который передаст им фотографии подлежащих уничтожению «террористов» (их восемь) и трех агентов спецслужб, находящихся в банде. То есть, поражая цели, снайперские пары должны прежде всего идентифицировать их. За ошибочное поражение «агента» начисляются большие штрафные баллы. Обнаружение себя во время пути по горам также «карается» штрафными баллами, вплоть до варианта, когда снайперская пара считается «уничтоженной».

Снайперов реально подстерегают засады, патрули, блокпост, а роль противника выполняют столь же опытные коллеги-спецназовцы. Они также «минируют» отдельные участки местности, то есть устанавливают имитационные растяжки в местах наиболее вероятного прохождения снайперских пар (каждая из них сама выбирает маршрут движения). Так что еще до выхода на огневой рубеж снайперы должны пройти достаточно тяжелое испытание на реальную выносливость. Кстати, это состязание очень понравилось снайперам иностранных команд — по их словам, обстановка была весьма реалистична и они с удовольствием приняли участие в СБРС. А ведь, например, старшему снайперу израильской команды было 60 лет!

Но самая главная трудность этого упражнения, конечно же, в стрельбе. Осложнить работу снайпера у цели, имитирующей горное ущелье, может сильный, порывистый ветер, и сделать поправки на это сложно даже для профессионала. Тем более — при стрельбе на дистанции в несколько сотен метров сверху вниз, где установлены ростовые мишени с наклеенными на них фотографиями угрюмых бородатых лиц террористов вперемежку с «внедренными агентами», тоже бородатыми (на радость американским снайперам на одной из мишеней, изображающих террористов, красовался портрет Усамы бен Ладена). Здесь главное — «просчитать ветер», как говорят снайперы, то есть безошибочно определить поправку на снос пули. А ветер всегда неоднородный: сверху, на огневом рубеже, он может быть одной силы, снизу — совсем другой. При этом поражать цели необходимо только в голову, обязательно первыми выстрелами, как это делается в реальной боевой ситуации. Первое место в данной категории заняли снайперы РОСН УФСБ России по Приморскому краю, показавшие стопроцентный результат. Пройдя дистанцию одними из первых (2 часа 21 минута), они поразили все восемь мишеней и не заработали ни одного штрафного балла.

Общий итог соревнований таков. Первое место заняли «хозяева» — команда снайперов РССН УФСБ России по Краснодарскому краю, второе — «Ветераны Советского Союза», третье — управление «А» ЦСН ФСБ России.

Автор статьи — специальный корреспондент журнала «Солдат удачи».

Искусство маскировки

Упражнение «Маскировка снайпера» весьма интересно и полезно с точки зрения обмена опытом. За 3−5 часов команда должна оборудовать на ограниченном пространстве замаскированную позицию для наблюдения и долговременного (до нескольких суток) ожидания противника. При этом оцениваются действия команды на позиции, при отходе с позиции, а также собственно сама позиция. Представители команд ведут в учебных целях фото- и видеосъемку всех позиций, ведь это великолепная возможность посмотреть, какие средства и способы маскировки используют коллеги из других подразделений и даже ведомств: у каждой пары свой боевой опыт, свои приемы. Впечатляет, когда можно различить иную позицию, лишь подойдя к ней почти вплотную (!), да и то не сразу. А потом в ответ на свой вопрос «Сколько вы вот так здесь лежите, мужики?!» услышать глухой голос откуда-то снизу: «Около четырех часов…» Прибавьте к этому три часа ночного оборудования позиции, причем скрытного (все ползком), учтите, что ночи довольно холодны, — и вы лишь отдаленно представите себе, какова выносливость этих людей. А порой снайперам приходится оставаться на позициях сутками, причем в любую погоду. Для маскировки используются сети с вплетенными в них ветками, дерн, синтетические материалы.

Обсудить на Guns.ru

Матчасть

Согласно нормативным документам, подразделениям антитеррора положено пользоваться только отечественным, сертифицированным в России оружием. Из высокоточных винтовок, подходящих для антитеррористических операций, это прежде всего СВ-98. В целом снайперов она устраивает. Но вот о штатном прицеле «Гиперон» (как мне объяснили, по не совсем понятным причинам винтовка продается только в комплекте с этим прицелом) они отзываются весьма критически. Поэтому на СВ-98, как и на другие российские винтовки, находящиеся на вооружении спецназа антитеррора, многие ставят западную оптику — Leupold, Schmidt&Bender, Nightforce.

Какие именно высокоточные системы хотел бы иметь профессионал, будь у него такая возможность? Популярны финские винтовки SAKO TRG-22 калибра .308 (у одного из снайперов пары «Ветераны Советского Союза» была именно такая) и TRG-42 калибра .338, которой был вооружен один из снайперов команды-победителя нынешних состязаний — РССН УФСБ России по Краснодарскому краю. Обычно это подарки спонсоров, бывших офицеров спецслужб: реально закупить такие винтовки для российских подразделений проблематично по вышеуказанной причине (оружие не российского производства). В то же время все зарубежные снайперские системы, которые можно было увидеть на соревнованиях, выставляются в свободной продаже как охотничьи карабины. Купить их (то есть те же винтовки AW, TRG и т. д. вплоть до заветной мечты любого подразделения антитеррора — немецкой винтовки DSR-1) может любое частное лицо, взяв соответствующее разрешение, — если, конечно, найдутся такие деньги. Из этой винтовки, как рассказал руководитель оргкомитета соревнований полковник Дмитрий Едалин, на его глазах с неподготовленной позиции со второго выстрела снайпером-профессионалом была поражена цель диаметром 50 см с дистанции 1300 м (!). У снайперов спецназа таких винтовок нет. Зато они есть у каких-то частных «охотников»… А ведь, например, финская SAKO TRG с надежной западной оптикой, удовлетворяющая строгим требованиям снайперов, может обойтись даже дешевле (в зависимости от прицела), чем «комплект» СВ-98 плюс «Гиперон», или примерно в аналогичную сумму. Не пора ли наконец дать возможность самим профессионалам выбирать, какое вооружение им больше подходит? Ведь порой от единственного, но предельно точного выстрела могут зависеть судьбы многих людей…

Винтовкой СВД (СВДС) вооружены лишь несколько команд. По устоявшемуся мнению она идеально подходит для армейского снайпера (для него она и была создана). Но если нужно поражать цель с высочайшей точностью, тем более на дальних дистанциях, то без современного вооружения не обойтись. В 2005 году главный секретарь судейской коллегии, мастер спорта международного класса по пулевой стрельбе, судья республиканской категории и офицер Управления специальных операций Виктория Шевченко предельно тактично выразилась об этой винтовке: «На соревнованиях была заметна разница между самозарядной винтовкой СВД и современными зарубежными снайперскими системами».

Обсудить на Guns.ru

По лезвию ножа

В отличие от соревнований в Краснодаре, на прошедшем в Будапеште чемпионате мира по снайперской стрельбе среди полицейских и военных снайперских пар подразделений специального назначения все упражнения были только стрелковыми (тактических не было), в основном полицейской направленности: дальности относительно небольшие (до 420 м), главный упор — на ювелирную точность попадания в малоразмерные цели в жестко ограниченное время. Причем зачастую стрелять приходится в условиях стресса (на выстрел — считанные секунды), из самых разных положений, в разных погодных условиях. Одним из сюрпризов организаторов стало новое упражнение: в колоду втыкали нож, обращенный лезвием к стреляющему, позади него ставили лист бумаги. Снайперу нужно было с дистанции 50 м попасть точно в лезвие ножа, чтобы пуля разлетелась на две части и на листе бумаги с обеих сторон остались четкие отпечатки ее фрагментов. «Неразбитые» пули и тем более попадания в ручку ножа не засчитывались. Из каждой снайперской пары должен был стрелять только один снайпер, а кто именно — определял судья по своему усмотрению буквально в последний момент. На подготовку позиции давалось три минуты. «Судья идет позади залегших снайперских пар, подходит к каждой, — вспоминает один из снайперов краснодарской «Альфы». — Кому из двух снайперов он положит руку на плечо, тот и стреляет. Подошел к нам с Михаилом. Рука легла на мое плечо… Тут же ‘пикнул' секундомер — время пошло: на выстрел — семь секунд. Каждый снайпер знает индивидуальные особенности своего оружия — моя винтовка на сверхблизких дистанциях чуть-чуть ‘берет' вправо. Что такое чуть-чуть в данном случае? Это же лезвие! Толщина меньше миллиметра! Поэтому в момент выстрела я почти неуловимо, буквально на какие-то доли миллиметра сместил сетку прицела чуть левее. Выстрел. Смотрю — ножа нет… Настроение сразу падает. Выходит, думаю, нож снесло пулей, попадания в лезвие нет… Тем не менее подходим с судьями к мишени — ничего подобного, раздвоение пули есть (отпечатки фрагментов по обеим сторонам). Попадание в лезвие было точным, просто нож разломился при этом пополам. На этом упражнении мы с Мишей взяли немалое количество баллов — по восемьдесят на каждого: в этом групповом состязании обоим снайперам в случае поражения цели начислялось баллов в равной степени, хоть стрелял и один. Ведь снайперская пара в любой обстановке — это неразрывное целое. И второе место среди военных снайперов на чемпионате мира, которое мы в итоге заняли, — это наш коллективный успех, иначе не может быть. Один неразрывно зависит от другого, успех — пополам, неудачи — тоже поровну…»

Обсудить на Guns.ru

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№72, октябрь 2008).

Комментарии