На суше мины так и не вышли из категории вспомогательного, второстепенного оружия тактического значения даже в период своего максимального расцвета, который пришелся на Вторую мировую войну. На море ситуация совершенно иная. Едва появившись на флоте, мины потеснили артиллерию и вскоре стали оружием стратегического значения, нередко отодвигающим другие виды морского оружия на вторые роли.

Отчего же на море мины приобрели такое огромное значение? Дело в стоимости и значимости каждого судна. Количество боевых кораблей в любом флоте ограничено, и потеря даже одного может резко изменить оперативную обстановку в пользу противника. Военный корабль имеет большую огневую мощь, значительный по численности экипаж и может выполнять весьма серьезные задачи. Например, потопление англичанами в Средиземном море всего одного танкера лишило танки Роммеля способности двигаться, что сыграло большую роль в исходе сражения за Северную Африку. Поэтому взрыв одной мины под судном играет в ходе войны куда большую роль, чем на земле взрывы сотен мин под танками.

«Рогатая смерть» и другие

В представлении многих людей морская мина — это большой рогатый черный шар, закрепленный на якорном тросе под водой или плавающий по волнам. Если проплывающий корабль заденет один из «рогов», произойдет взрыв и очередная жертва отправится в гости к Нептуну. Это самые распространенные мины — якорные гальваноударные. Их можно устанавливать при больших глубинах, и стоять они могут десятилетиями. Правда, у них есть и существенный недостаток: их довольно просто отыскивать и уничтожать — тралить. Суденышко (тральщик) с небольшой осадкой тащит за собой трал, который, натыкаясь на трос мины, перебивает его, и мина всплывает, после чего ее расстреливают из пушки.

Огромное значение этих морских орудий побудило конструкторов к разработке целого ряда мин иных конструкций — которые трудно обнаружить и еще труднее обезвредить или уничтожить. Один из самых интересных видов такого оружия — морские донные неконтактные мины.

Такая мина лежит на дне, так что обычным тралом ее не обнаружить и не зацепить. Чтобы мина сработала, совершенно не нужно ее задевать — она реагирует на изменение магнитного поля Земли проплывающим над миной кораблем, на шум винтов, на гул работающих машин, на перепад давления воды. Единственный способ борьбы с такими минами — использование устройств (тралов), имитирующих настоящий корабль и провоцирующих взрыв. Но сделать это очень непросто, тем более что взрыватели подобных мин устроены так, что зачастую способны отличать корабли от тралов.

В 1920—1930-х и в период Второй мировой такие мины наибольшее развитие получили в Германии, которая потеряла весь свой флот по Версальскому договору. Создание нового флота — это задача, требующая многих десятилетий и огромнейших затрат, а Гитлер собирался завоевать весь мир молниеносно. Поэтому нехватку кораблей компенсировали минами. Таким способом можно было резко ограничить мобильность вражеского флота: сбрасываемыми с самолетов минами запирали корабли в гаванях, не подпускали к своим портам чужие корабли, срывали плавание в определенных районах и по определенным направлениям. По замыслу немцев, лишив Англию морского подвоза, можно было создать в этой стране голод и разруху и тем самым сделать Черчилля сговорчивее.

Отсроченный удар

Одной из самых интересных донных неконтактных мин стала разработанная в Германии и активно применявшаяся в период Второй мировой войны немецкой авиацией мина LMB — Luftwaffe Mine B (мины, устанавливаемые с кораблей, идентичны авиационным, но не имеют устройств, обеспечивающих доставку по воздуху и сброс с больших высот и на больших скоростях). Мина LMB была самой массовой из всех немецких морских донных неконтактных мин, устанавливаемых с самолетов. Она оказалась настолько удачной, что и немецкий военный флот принял ее на вооружение и устанавливал с кораблей. Флотский вариант мины обозначался LMB/S.

Немецкие специалисты начали разработку LMB в 1928 году, и к 1934 году она была готова к применению, хотя германские ВВС приняли ее на вооружение лишь в 1938 году. Внешне напоминающая авиабомбу без хвостового оперения, она подвешивалась к самолету, после сбрасывания над ней раскрывался парашют, который обеспечивал мине скорость снижения 5−7 м/с, чтобы предотвратить сильный удар о воду: корпус мины изготавливался из тонкого алюминия (поздние серии и вовсе из прессованного водостойкого картона), а взрывной механизм представлял собой сложную электросхему с батарейным питанием.

Как только мина отделялась от самолета, начинал работать часовой механизм вспомогательного взрывателя LH-ZUS Z (34), который через семь секунд приводил этот взрыватель в боевое положение. Через 19 секунд после касания поверхности воды или земли, если к этому моменту мина не оказывалась на глубине более 4,57 м, взрыватель инициировал взрыв. Таким способом мина защищалась от излишне любопытных деминеров противника. Но если мина достигала указанной глубины, специальный гидростатический механизм стопорил часы и блокировал работу взрывателя.

На глубине 5,18 м другой гидростат запускал часы (UES, Uhrwerkseinschalter), которые начинали отсчет времени до приведения мины в боевое положение. Эти часы заблаговременно (при подготовке мины) можно было установить на время от 30 минут до 6 часов (с точностью до 15 минут) либо от 12 часов до 6 суток (с точностью до 6 часов). Таким образом основное взрывное устройство приводилось в боевое положение не сразу, а по истечении предустановленного времени, до этого мина была совершенно безопасна. Дополнительно в механизм этих часов мог быть встроен гидростатический механизм неизвлекаемости (LiS, Lihtsicherung), который взрывал мину при попытке извлечь ее из воды. После того как часы отрабатывали установленное время, они замыкали контакты, и начинался процесс приведения мины в боевое положение.

Магнитная смерть

Самое интересное в минах LMB — это неконтактное взрывное устройство, срабатывающее при появлении в зоне чувствительности вражеского корабля. Самым первым стало устройство фирмы Hartmann und Braun SVK, получившее обозначение М1 (оно же E-Bik, SE-Bik). Оно реагировало на искажение магнитного поля Земли на удалении до 35 м от мины.

Сам по себе принцип реагирования М1 довольно прост. В качестве замыкателя электроцепи используется обычный компас. Один провод соединяется с магнитной стрелкой, второй крепится, скажем, к отметке «Восток». Стоит поднести к компасу стальной предмет, как стрелка отклонится от положения «Север» и замкнет цепь.

Разумеется, технически магнитное взрывное устройство устроено сложнее. Прежде всего, после подачи питания оно начинает настраиваться на то магнитное поле Земли, которое имеется в данном месте в это время. При этом учитываются все магнитные предметы (например, стоящий рядом корабль), которые находятся поблизости. Этот процесс занимает до 20 минут.

Когда вблизи мины появится вражеский корабль, взрывное устройство отреагирует на искажение магнитного поля, и… мина не взорвется. Она мирно пропустит корабль. Это работает прибор кратности (ZK, Zahl Kontakt). Он просто повернет смертельный контакт на один шаг. А таких шагов в приборе кратности взрывного устройства М1 может быть от 1 до 12 — мина пропустит заданное количество кораблей, а под очередным взорвется. Это делается для того, чтобы затруднить работу вражеских кораблей-тральщиков. Ведь сделать магнитный трал совсем нетрудно: достаточно простейшего электромагнита на плотике, буксируемом за деревянным катером. Но вот сколько раз придется протягивать трал по подозрительному фарватеру, неизвестно. А время-то идет! Боевые корабли лишены возможности действовать в данной акватории. Мина еще не взорвалась, но свою главную задачу по срыву действий кораблей противника уже выполняет.

Иногда в мину вместо прибора кратности встраивалось часовое устройство Pausenuhr (PU), которое в течение 15 дней периодически включало и выключало взрывное устройство по заданной программе, — например, 3 часа включено, 21 час выключено или 6 часов включено, 18 часов выключено и т. д. Так что тральщикам только и оставалось выжидать предельное время работы UES (6 суток) и PU (15 суток) и лишь потом начинать траление. Месяц вражеские корабли не могли плавать там, где им нужно.

Бить на звук

И все же магнитное взрывное устройство М1 уже в 1940 году перестало удовлетворять немцев. Англичане в отчаянной борьбе за освобождение входов в свои порты использовали все новые магнитные тральные средства — от простейших до устанавливаемых на низколетящих самолетах. Они сумели найти и обезвредить несколько мин LMB, разобрались в устройстве и научились обманывать этот взрыватель. В ответ на это в мае 1940-го немецкие минеры пустили в дело новый взрыватель фирмы Dr. Hell SVK — A1, реагирующий на шум винтов корабля. Причем не просто на шум — устройство срабатывало, если этот шум имел частоту около 200 Гц и нарастал вдвое в течение 3,5 с. Именно такой шум создает быстроходный военный корабль достаточно большого водоизмещения. На мелкие суда взрыватель не реагировал. Кроме перечисленных выше устройств (UES, ZK, PU) новый взрыватель оснастили устройством самоуничтожения для защиты от вскрытия (Geheimhaltereinrichtung, GE).

Но англичане нашли остроумный ответ. Они стали устанавливать на легкие понтоны винты, которые вращались от набегающего потока воды и имитировали шум боевого корабля. Понтон на длинном буксире тащил быстроходный катер, на винты которого мина не реагировала. Вскоре английские инженеры придумали способ еще лучше: они начали ставить такие винты в носовой части самих кораблей. Конечно, это снижало скорость корабля, но мины взрывались не под кораблем, а перед ним.

Тогда немцы скомбинировали магнитный взрыватель М1 и акустический А1, получив новую модель МА1. Этот взрыватель требовал для своего срабатывания кроме искажения магнитного поля еще и шума винтов. К этому шагу конструкторов подтолкнул и тот факт, что А1 расходовал слишком много электроэнергии, так что батарей хватало всего на срок от 2 до 14 дней. В MA1 акустический контур в дежурном положении был отключен от электропитания. На вражеский корабль сначала реагировал магнитный контур, который включал в работу акустический датчик. Последний и замыкал взрывную цепь. Время боевой работы мины, оснащенной МА1, стало значительно больше, чем оснащенной А1.

Но немецкие конструкторы на этом не остановились. В 1942 году фирмами Elac SVK и Eumig было разработано взрывное устройство АТ1. Этот взрыватель имел два акустических контура. Первый не отличался от контура А1, а вот второй реагировал лишь на звуки низкой частоты (25 Гц), идущие строго сверху. То есть для срабатывания мины одного лишь шума винтов было недостаточно, резонаторы взрывателя должны были уловить характерный гул работы двигателей корабля. В мины LMB эти взрыватели начали устанавливать в 1943 году.

В своем стремлении обмануть тральщики союзников немцы в 1942 году модернизировали магнитно-акустический взрыватель. Новый образец получил название МА2. Новинка кроме шума винтов корабля учитывала и шум винтов тральщика или имитаторов. Если она засекала шум винтов, исходящий одновременно из двух точек, то взрывная цепь блокировалась.

Водяной столб

В это же время, в 1942 году, фирма Hasag SVK разработала весьма интересный взрыватель, получивший обозначение DM1. Кроме обычного магнитного контура этот взрыватель оснащался датчиком, реагировавшим на снижение давления воды (достаточно было всего 15−25 мм водяного столба). Дело в том, что при движении по мелководью (до глубин 30−35 м) винты большого корабля «подсасывают» воду снизу и отбрасывают ее назад. Давление в промежутке между днищем корабля и морским дном немного понижается, на это как раз и отзывается гидродинамический датчик. Таким образом, мина не реагировала на проходящие мелкие катера, а вот под эсминцем или более крупным кораблем взрывалась.

Но к этому времени перед союзниками вопрос прорывания минной блокады Британских островов уже не стоял. Немцам нужно было много мин, чтобы защищать свои воды от кораблей союзников. В дальних походах легкие тральщики союзников не могли сопровождать боевые корабли. Поэтому инженеры резко упростили конструкцию АТ1, создав модель AT2. Никакими дополнительными устройствами типа приборов кратности (ZK), устройств неизвлекаемости (LiS), устройств защиты от вскрытия (GE) и прочими AT2 уже не оснащался.

В самом конце войны немецкие фирмы предложили для мин LMB взрыватели АМТ1, имевшие три контура (магнитный, акустический и низкочастотный). Но война неотвратимо шла к концу, заводы подвергались мощным авианалетам союзников и организовать промышленное производство АМТ1 уже не удалось.

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№3, Март 2008).