«Гюнтер, младший наблюдатель боевого немецкого пограничного дирижабля LZ-329, протянул руку за биноклем. Что-то там в облаках насторожило его взгляд. Приставив бинокль к глазам, Гюнтер увидел совершенно непонятный объект. Как будто там летел… там летел… Не может быть! Это танк с пристыкованными крыльями. Летящий танк! И на плоскостях его… нет, это невероятно… огромные красные звезды!»

Конечно же, описанный выше эпизод — это фантастика. Хотя она вполне могла бы стать реальностью, если бы уникальный вид техники — летающий танк — был принят на вооружение.

Первые танки, впервые появившиеся на полях сражений в Первую мировую войну, представляли собой весьма грубые конструкции. Впрочем, это не помешало военным увидеть в неуклюжих гусеничных бронированных коробках совершенно новый вид вооружений, который очень скоро в корне изменил всю военную мысль. Наряду с танками генералы получили и еще одну новую игрушку — только что оперившуюся авиацию. Залечивая раны и готовясь к будущей войне, практически все страны стали активно изучать новые виды техники и создавать учебники по тактике совместного использования новейших вооружений. После негативного опыта позиционной войны начала века военными умами завладела идея «молниеносной войны», когда основные военные и силовые объекты захватывались танковыми клиньями, действовавшими в тесном взаимодействии с пехотой и авиацией. Но у этой красивой идеи был один большой минус. Требовалось быстро и в сжатые сроки перебрасывать огромные танковые армии на новые места, а это не всегда было возможно из-за дорожных условий и сопротивления врага. Архаичные бомбардировщики 1930-х не могли возить ничего кроме самих себя, экипажа да 2−3 т полезной нагрузки. Под этот весовой предел подпадали легкие бронеавтомобили и танкетки, но их было явно недостаточно для ведения военных действий. Тогда и пришла идея — не использовать чужие крылья, а приделать к танку его собственные и заставить бронетехнику перемещаться самостоятельно. Так была сформулирована концепция летающих танковых армад, внезапно появляющихся во вражеском тылу после скрытной высадки. Дело оставалось за малым — создать летающий танк.

Летающая крепость

Идею летающего танка предложил в 1932 году американский инженер Джон Уолтер Кристи (именно на основе его проектов в СССР были разработаны колесно-гусеничные танки БТ). На первом этапе Кристи изготовил из дюралюминия и стали безбашенную машину М.1932. Американская пресса писала: «Эта настоящая летающая крепость вооружена 75-мм орудием. Благодаря идеям мистера Кристи машина получилась удивительно легкой, ее масса не превышает 4 т. Танк готов к защите Америки от любых нападений».

Танк Кристи имел двойные пневматические шины на основных катках. В комплекте с 750-сильным двигателем это давало возможность развивать на гусеницах скорость до 90 км/ч, а скинув гусеницы, М.1932 превращался в бронированный гоночный автомобиль, способный развивать сумасшедшую скорость в 190−200 км/ч. «При таких скоростях и при наличии крыльев не представляет никакой проблемы поднять танк в воздух», — говорил сам Кристи. Специальная подвеска позволяла танку производить прыжки в длину с трамплинов (это отлично показано в начале фильма «Трактористы»), пролетая порой до 4−5 м.

По проекту летающего танка на М.1932 устанавливалась бипланная крыльевая коробка, к которой крепилось хвостовое оперение. На верхнем крыле спереди располагался воздушный винт. Разгон для взлета составлял примерно 200 м. Первую половину пути танк разгонялся на гусеницах, затем привод переключался на воздушный винт, и по достижении скорости в 130 км/ч происходил взлет. Благодаря независимой подвеске танк мог сесть прямо на изрытое воронками поле боя, после посадки механик-пилот сбрасывал крылья и вступал в бой. Экипаж танка состоял из двух человек: пилота-механика и стрелка-командира.

«Гусеницы будут работать на любой поверхности, — считал сам конструктор. — Я готов практически показать Департаменту вооружений США мощь машины. Механик-пилот может прямо в воздухе включить гусеницы и, планируя, сесть на большой скорости. Добравшись до шоссе, экипаж сбросит гусеницы и помчится по твердому покрытию со скоростью 160 км/ч и более».

Однако, несмотря на всю кажущуюся реалистичность проекта, осуществить его на практике так и не удалось. Основной причиной стала сложность выполнения дистанционного переключения привода от мотора с колес на воздушный винт и обратно. При уровне развития техники того времени это была сложная проблема. Вскоре взаимоотношения Кристи с Департаментом вооружений США окончательно испортились, в первую очередь из-за переговоров конструктора с СССР. Военные чиновники решили не тратить деньги на танк Кристи, а попробовать разработать его самостоятельно. В итоге широко разрекламированный М.1932 достался СССР. Кристи создал еще несколько танков и пробовал продать их американскому Департаменту вооружений, но эти попытки не увенчались успехом.

Трансформеры

В Советском Союзе схему Кристи скопировал и доработал авиаконструктор Арам Рафаэлянц. Правда, планер Рафаэлянца имел гораздо более широкую область применения — танк БТ-2 взлетал и садился не на собственное шасси, а на высокое шасси планера. Это не только экономило ресурс подвески танка, но и позволяло использовать планер в качестве крыльев для перевозки любых грузов. Толкающий воздушный винт монтировался непосредственно над кормовой частью танка, что значительно упрощало передачу вращения от двигателя. Отсоединение танка от планера после посадки и падение с высоты 1,5 м производилось без выхода экипажа. К середине 1933 года после ряда технических оценок проекта стало окончательно ясно, что мощности двигателя будет недостаточно для обеспечения требуемых летных данных. Кроме того, вызывала тревогу сложность подготовки экипажей — они должны были включать и танкистов, и летчиков. Поэтому дальше расчетов и чертежей проект не продвинулся.

В мае 1937 года инженер Михаил Смалько разработал проект летающего танка МАС-1. Танк очень смахивал на автомобиль Фантомаса — для полета его крылья и пропеллер выдвигались из-под защитных бронелистов! Корпус, имевший бронирование до 10 мм, представлял собой дальнейшее развитие БТ-7, но был переработан для улучшения аэродинамических свойств. Вооружение танка составляли два 12-мм пулемета в башне и один 7,62-мм ШКАС, стрелявший через винт с использованием авиационного синхронизатора. Крылья машины состояли из двух половин, наружной (броневой) и выдвижной. Броневая половина крыла крепилась к корпусу и поворачивалась вокруг оси крепления на 90 градусов назад, а внутренняя половина выдвигалась наружу специальным механизмом, размах крыльев достигал 16,2 м. Убирающийся хвост крепился на особых каретках внутри танка и с помощью специального механизма выдвигался и убирался одновременно с крыльями. Винтовая установка, состоявшая из двух металлических лопастей, на поле боя убиралась под бронированные щитки в носу танка. Так как подвеска осталась от БТ-7, танк сохранил возможность колесного хода и способен был развивать скорость до 120 км/ч. По расчетам конструктора, крейсерская полетная скорость составляла около 200 км/ч, высотный потолок — 2000 м, а дальность полета — около 800 км. Был изготовлен полноразмерный деревянный макет, после чего работы были приостановлены.

Работы над летающими танками велись не только в СССР. Разработанный в 1940 году британской фирмой Saunders-Roe проект под кодовым названием P.1033 предполагал создание танкодесантного модуля для переброски танков через Ла-Манш в будущей войне. P.1033, имевший четыре автономных двигателя и убирающееся шасси, должен был отрываться от земли на скорости в 140 км/ч и переносить танк на дальность около 900 км. Дальше расчетов проект не продвинулся.

Танкопланер

Ближе всех смог приблизиться к реально летающему танку советский авиаконструктор Олег Антонов. В 1941 году коллективу Антонова была поручена разработка планеров для доставки грузов партизанам. Во время работы над этой задачей Антонову в голову пришла мысль объединить планер и легкий танк. Работы над планером, получившим индекс А-40, начались в декабре 1941 года. Для испытаний использовался серийный легкий танк Т-60. По расчетам, его ходовая часть должна была выдерживать нагрузки при взлете. Предполагалось, что танк будет отцепляться от буксировщика за 20−30 км от места посадки, проделывая оставшийся путь как планер. Была спроектирована и построена большая деревянная бипланная крыльевая коробка, напоминавшая самолет времен Первой мировой. Крылья и хвостовые балки крепились к корпусу танка в четырех точках нижнего крыла. После приземления поворотом одной рукоятки планер сбрасывался — и Т-60 мог тут же идти в бой. Для уменьшения сопротивления воздуха в полете башня была развернута пушкой назад. Механик-водитель должен был проходить начальную подготовку летчика.

Планер построили в апреле 1942 года в Тюмени, после чего перевезли в подмосковный Жуковский для испытаний. Проводил их летчик-испытатель Сергей Анохин. В качестве буксировщика использовали бомбардировщик ТБ-3 с форсированными моторами АМ-34РН. Общий вес конструкции приближался к 7,5 т, из которых 2 т приходились на деревянные крылья. Поэтому перед полетом танк максимально облегчили, сняв ненужные в полете надгусеничные полки, инструментальный ящик и т. п. Для обзора пилоту поставили специальный перископ. К обычному танковому оборудованию были добавлены пилотская ручка управления и педали для управления рулями поворота. На приборной доске разместили компас, спидометр и альтиметр.

Полеты: успешные и нет

Испытания авиатанка Антонова начались с пробежек на земле. Анохин выруливал танк на бетонную полосу, зацеплялся трос, и самолет начинал разбег. Из-под гусениц летели искры, казалось, танк вот-вот оторвется от земли. Но механик-пилот раскрывал замок троса — и в полет уходил один буксировщик. Танк некоторое время еще бежал по инерции, а затем уходил своим ходом на стоянку.

Первый и последний настоящий полет состоялся 2 сентября. «Все было терпимо, хотя было непривычно сидеть с парашютом в танке, — вспоминал Анохин. — Запускаю мотор. Включаю скорость. Лязгая гусеницами, танк подруливает к хвосту тяжелого четырехмоторного бомбардировщика. Вот уже прицеплен буксировочный трос. В смотровую щель видно, как из-под винтов самолета поднялось облако пыли. Буксир натягивается. Длинный, словно змея, трос на глазах превращается в стальной стержень. Летающий танк вздрагивает и трогается с места. Все быстрее и быстрее мы мчимся по полю. Потом легкий крен влево — машина в воздухе. Выравниваю ее. Мы стремительно набираем высоту. Легонько трогаю рули. Танк послушно отвечает на мои движения».

Но через 15 минут полета от большого воздушного сопротивления планера у самолета-буксировщика начали перегреваться двигатели. По команде с ТБ-3 Анохин отцепился и пошел на посадку на ближайший аэродром Быково. После приземления Анохин, не сбрасывая планер, двинулся на командный пункт аэродрома — там не были предупреждены об испытаниях, и в связи с приземлением необычного летательного аппарата была объявлена воздушная тревога. Расчет зенитной батареи вытащил испытателя из танка и «взял в плен». Отпустили «шпиона» только с прибытием аварийно-спасательной команды. Первый в мире полет крылатого танка был благополучно завершен. По результатам полета был сделан вывод, что мощности двигателей ТБ-3 не хватает. А-40 могли буксировать более мощные Пе-8, но в строю их имелось всего чуть больше 70 штук, и привлекать дальние бомбардировщики ради буксировки танков никто не решился.

Разработками танколетов под самый конец войны занималась и императорская Япония. Для десантного комплекса был специально разработан легкий танк весом всего в 2 т, но в отличие от советского, японский Maeda Ku-6 так и не смог оторваться от земли.

К летающим танкопланерам можно отнести также и английский планер Hamilcar, созданный для единственной цели — переброски через Ла-Манш легких танков Tetrarch. Hamilcar был самым большим деревянным планером за всю историю британских Королевских ВВС. Для буксировки применялись специально доработанные бомбардировщики Mk. III Halifax. Весь груз планера составляли танки Tetrarch с экипажем, пристегнутые внутри фюзеляжа, да два пилота, сидевшие тандемом в пилотской кабине. Средняя скорость полета составляла около 240 км/ч. Во время высадки в Нормандии было использовано около 30 планеров. Только один полет завершился неудачей: над Ла-Маншем от тряски открылись замки носового обтекателя, и танк, находившийся внутри планера, рухнул в пролив вместе со своим экипажем.

Автожиры

Еще одна схема, с помощью которой пытались поставить танки «на крыло», — это автожиры. В 1933 году известный конструктор вертолетов Николай Камов представил свой проект танка-автожира со складными лопастями, который был способен садиться на малые площадки практически без пробега. Танк имел противопульное бронирование и нес вооружение из 20-мм пушки и 7,62-мм пулемета. Предусматривалось широкое использование алюминиевых и магниевых сплавов, облегчавших конструкцию. Расчетная скорость в полете — 150 км/ч. Был изготовлен деревянный макет для продувок в аэродинамической трубе ЦАГИ, но танк так и остался проектом.

А вот англичанам все же удалось создать десантный летательный аппарат, использующий принцип автожира. В 1943 году в Великобритании встал вопрос о будущей переброске войск через Ла-Манш. Рауль Хафнер, ведущий специалист Исследовательского центра десантных сил, предложил модифицировать для этой цели собственное изобретение — роторный парашют Rota-shute. Хафнер планировал использовать подобный принцип для создания летающего джипа Rotabuggy и летающего танка Rotatank (на базе танка Valentine). Танк так и остался «на бумаге», а джипу повезло больше. Rotabuggy представлял собой обычный армейский джип Willys, но с установленными стеклами, стойками с двухлопастным ротором, фанерной кабиной и фанерным хвостовым обтекателем. Рулей не было, поэтому управление предполагалось осуществлять наклоном оси винта.

16 ноября 1943 года Rotabuggy впервые поднялся в воздух, буксируемый бомбардировщиком Whitley. Выяснилось, что управлять наклоном оси винта практически невозможно — ручку вырывало из рук, и двум пилотам, сидевшим в джипе, пришлось применить всю свою физическую силу, чтобы удерживать Rotabaggy от столкновения с буксировщиком и сваливания в штопор, не говоря уже о правильном курсе. Поэтому по приземлении, в благополучном исходе которого свидетели полета сильно сомневались, экипаж пришлось буквально выносить из кабины на руках… Учитывая принципиальную невозможность управления в полете, а также то, что Rotabuggy не мог перевозить пушки, британцы отказались от летающего джипа в пользу обычных планеров. А с появлением в 1950-е годы тяжелых военно-транспортных самолетов с большими грузовыми кабинами и аппарелями, способных перевозить не только легкие танкетки, но и средние и даже тяжелые танки, а также мощных парашютных систем — вопрос о «крылатом танке» был снят окончательно.

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№12, Декабрь 2007).