«ПМ» продолжает цикл статей о золотом времени корабельной артиллерии — веке броненосцев.

К началу 1880-х годов калибр пушек броненосцев возрос до 413−450 мм, но длина орудия оставалась неизменной (20−23 калибра), хотя технологии оружейных заводов того времени позволяли делать стволы в 35 калибров. Увеличивать ствол не было смысла — при использовании дымного пороха для разгона снаряда хватало и традиционной длины. Но в середине 1890-х артиллерия начала переходить на бездымный порох: кривая зависимости давления газов от длины канала становилась более пологой. Таким образом, требовались длинные пушки, способные разгонять снаряд длительное время до больших скоростей. Например, 305-мм пушки с длиной канала в 40 и 45 калибров. Однако эти пушки унаследовали от монстров 1870—1880-х годов длительное заряжание — порядка 20 минут. В начале 1890-х появились скорострельные патронные (единый выстрел, состоящий из гильзы и запрессованного в нее снаряда) 152-мм пушки, которые могли делать 6−7 выстрелов в минуту. Прицельная дальность стрельбы такой пушки оказалась не меньше, чем у 305-мм.

Орудийные парадоксы

Современному инженеру трудно поверить, что дальность стрельбы 6- и 12-дюймовых пушек может быть одинаковой. Дело в том, что морские стратеги всех стран в конце XIX века собирались вести баталии на дистанции прямой видимости — 3−5 км. Главной задачей считалось пробить броню кораблей в наиболее уязвимых местах. Однако морское право того времени запрещало кораблям обстреливать береговые объекты противника — города, верфи, заводы, и стрельба на большие дистанции не планировалась. В 1903 году лучший русский конструктор морских орудий генерал-майор Забудский смеялся над молодыми офицерами: «Да кто же будет стрелять на 10 верст? Прожектеры!»

А на ближних дистанциях меткость 152-мм скорострельных пушек была выше, чем у 305-мм орудий. Это связано с двумя факторами — более высокой начальной скоростью снаряда и ручным наведением.

305-мм пушки 1870−1890-х годов имели гидроприводы наведения, а в конце XIX века сначала во Франции, а затем в других странах появились электроприводы. Исключение составляли англичане, сохранявшие верность гидроприводам. Очередной парадокс — ручной привод лучше автоматического! Гидравлический привод работал достаточно точно, но время поворота на 3600 колебалось от 1 до 3 минут (при крене более 10). К тому же гидроприводы были очень громоздкими. Электроустановки были легче, дешевле, работали быстрее, но были не столь точны. Точная наводка достигалась «пунктированием»: короткий импульс тока чуть поворачивал электродвигатель. Но и пунктирование давало большую погрешность.

К 1895 году снаряды всех корабельных пушек снаряжались порохом, и фугасное действие 305-мм снарядов было ненамного выше, чем у 152-мм снарядов. Ручные приводы патронных 152-мм пушек давали более точное наведение и большую скорострельность. 152/45-мм пушка Канне (здесь и дальше первая цифра — калибр, вторая — длина ствола в калибрах), принятая на вооружение русского флота в 1891 году, могла выбросить за 4 минуты до 30 снарядов, а 305-мм орудие главного калибра — только один. Причем начальная скорость снаряда 305/30-мм пушки составляла 570 м/с при весе 331,7 кг, а снаряд 152/45-мм пушки весил 41,5 кг и имел начальную скорость 792 м/с. При этом 305-мм установка весила 200−250 т (без устройств подачи снарядов и погребов), а две 152/45-мм установки — 14,5 т.

Поэтому в России и других странах начали усиливать броненосцы бортовыми 152-мм артсистемами. К 1890-х годов стандартное вооружение броненосца состояло из четырех 305-мм орудий в носовой и кормовой башнях и двенадцати 152-мм в бортовых башнях или казематах.

Нарушители конвенции

Но вот грянула Русско-японская война. Русские воевали по уставам, а японцы — нет. Они снаряжали свои снаряды не порохом, а мощным взрывчатым веществом — шимозой. Нарушив все конвенции, самураи обстреляли Порт-Артур и Владивосток с предельных дистанций.

В это время в Англии первым лордом адмиралтейства был адмирал Джон Фишер, устроивший революцию в британском флоте. Для начала он пустил на лом 160 старых кораблей и исключил из состава флота броненосцы старше 16 лет. Эта мера сэкономила огромные суммы и высвободила 10 тысяч матросов и офицеров. По приказу Фишера был создан особый комитет для разработки технических деталей нового линкора. Комитет работал в обстановке строжайшей секретности. В его состав вошли «семь самых светлых голов во флоте»: капитаны 1-го ранга Генри Джексон, Джон Джеллико, Реджинальд Бэкон, Чарльз Мэдден, Уилфрид Гендерсок, а также два гражданских инженера — главный конструктор портсмутских военных верфей Уильям Кард и лучший конструктор фирмы Fairfield Shipping Company Александр Граси.

Дредноут

Новый корабль получил название Dreadnought — «Неустрашимый». Изюминка «Дредноута» была в том, что он нес не четыре 305-мм пушки в двух башнях, как все другие британские, французские и русские броненосцы, а десять 305-мм пушек в пяти башнях. Зато у него полностью отсутствовала артиллерия среднего калибра, а для защиты от миноносцев имелось двадцать семь 76-мм пушек.

«Дредноут» был построен в беспрецедентно короткий срок. Его заложили 2 октября 1905 года, ровно через год и один день начались ходовые испытания корабля, а уже в декабре 1906-го «Дредноут» вступил в состав флота! Обычно же на строительство эскадренного броненосца в те годы в Англии уходило не менее чем три года, а в России броненосец могли строить и пять, и семь лет!

Рекордные сроки строительства корабля были обусловлены превосходной организацией труда. Поскольку «Дредноут» должны были вооружить серийными 305/45-мм орудиями типа MK.10, то на него поставили башни, изготовленные для броненосцев типа «Лорд Нельсон». Естественно, строительство этих броненосцев замедлилось, что, впрочем, уже не имело никакого значения — появление «Дредноута» сделало все остальные броненосцы мира устаревшими.

«Дредноут» был оснащен принципиально новой системой централизованного управления артиллерийским огнем. Наблюдательный пост разместился на фок-мачте и имел телефонную связь со всеми башнями для корректировки стрельбы. «Дредноут» стал первым английским броненосцем, на котором отказались от подводного носового тарана, предназначенного для таранного удара по вражескому кораблю.

Другим революционным решением стала замена поршневой машины тройного расширения в качестве главной силовой установки паровой турбиной. Турбина мощностью 23 000 л.с. позволяла развивать скорость 21 узел (39 км/ч), то есть на 3 узла больше броненосцев, оснащенных поршневыми паровыми машинами.

Конечно же, не обошлось без просчетов. Из десяти его 305-мм орудий в бортовом залпе могли участвовать только восемь. Центр управления артогнем разместили неудачно: дым из трубы мешал определять дистанцию огня. Калибр 76 мм для противоминной артиллерии оказался мал, поскольку после Русско-японской войны водоизмещение миноносцев увеличилось до 500 т, а к 1914 году дошло до 1500 т и для борьбы с ними требовались орудия калибра 120 мм и выше. Пояс бортовой брони «Дредноута» был слишком узким, и при полной загрузке корабля он оказывался под водой. Наконец, у англичан не нашлось доков, способных принять такой большой корабль. Но все это казалось мелочами на фоне десяти 305-мм орудий!

Чей дредноут лучше

Ввод в строй самого мощного в истории корабля нанес сильнейший удар по амбициям Великобритании. Дело в том, что до 1905 года адмиралтейство придерживалось стандарта — иметь флот, превосходящий два самых сильных флота мира. А теперь все начали строить корабли по типу «Дредноута». Его имя дало название целому классу. Военно-морская гонка началась с нуля.

Германский военно-морской министр гросс-адмирал Тирпиц отреагировал быстро. Еще не был введен в строй «Дредноут», а в июле 1906-го на верфи в Вильгельмсгафене был заложен «Нассау» — головной корабль первой серии германских дредноутов.

Первые сведения о германских кораблях вызвали в Англии вздох облегчения — они были явно слабее «Дредноута». Хотя на «Нассау» имелось 12 орудий, они были размещены так неудачно, что в бортовом залпе могли принять участие лишь восемь, то есть столько же, сколько и на «Дредноуте», а калибр германских орудий составлял 280 мм. К тому же первые германские дредноуты оснащались машинами тройного расширения, развивавшими скорость до 20 узлов. Зато броня «Нассау» была намного толще. Общий ее вес оказался на 1000 т больше брони «Дредноута» и на 300 т больше, чем у дредноутов типа «Беллерофон». Германские 280-мм снаряды имели лучшую бронепробиваемость, чем 305-мм британские. Мало того, на «Дредноуте», равно как на всех кораблях мира, орудия главного калибра имели картузное заряжание, а немцы свои 280-мм орудия оснастили раздельно-гильзовым заряжанием, что улучшило скорострельность, а главное, живучесть кораблей. (Пожары из-за загорания картузов приведут к гибели нескольких английских кораблей в Ютландском бою.)

По типу улучшенного «Дредноута» англичане построили 9 кораблей, вооруженных десятью 305-мм орудиями. Немцы построили четыре дредноута типа «Нассау», в 1911—1912 годах ввели в строй еще четыре дредноута типа «Гельголанд» с двенадцатью 305/50-мм пушками, а в 1912—1913 годах — пять дредноутов типа «Кайзер» с десятью 305/50-мм пушками. Эти линкоры первыми в германском флоте получили паротурбинные установки.

Англичане были шокированы. Впервые со времен испанской «непобедимой Армады» их морская мощь оказалась под угрозой. Историки назвали этот период «морской паникой 1909−1910 годов». И адмиралтейство вновь пошло по пути увеличения калибра орудий. В 1912 году в состав британского флота вошли четыре дредноута типа «Орион» с десятью 343/45-мм пушками, а в 1913 и 1914 годах — еще восемь с тем же вооружением (четыре корабля типа «Айрон Дюк» и четыре — типа «Кинг Джордж V»). Однако и калибр 343 мм не обеспечивал превосходства над германскими дредноутами. 305-мм немецкий снаряд пробивал английскую броню с дистанции 11 700 м, а более тяжелый английский снаряд становился опасным для германских дредноутов лишь на расстоянии 7880 м.

Для победы над немцами потребовался более резкий скачок в увеличении главного калибра и, соответственно, размеров корабля. Гранд-флиту потребовались сверхдредноуты.

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№6, Июнь 2006).