Для полноценного функционирования сайта необходимо включить JavaScript.
Оружие

Непробиваемые броненосцы и взрывные суперпушки: Тяжелая доля дредноутов

В ходе Крымской войны 1854−1855 годов союзный флот загнал русский парусный флот в базы. Однако англо-французская парусно-паровая эскадра долгое время опасалась близко подходить к русским береговым батареям Севастополя и Свеаборга, не говоря уже о Кронштадте, — русские ядра проламывали борта смельчакам.
Александр Широкорад
Май 2006

Поэтому сильно удивились артиллеристы небольшой русской крепости-форта Кинбурн, прикрывавшей вход в Днепровский лиман, когда на рассвете 5 октября 1855 года увидели медленно приближавшиеся к ним три уродливых корабля под французскими флагами. Непомерно широкие, лишенные привычных мачт и парусов, они встали на рейд в 700 метрах от форта и открыли огонь из своих 50-футовых (190-мм) орудий. Русские артиллеристы почти в упор открыли ответный огонь. С оглушительным грохотом русские ядра попадали в борта кораблей. Французским морякам казалось, что гигантский кузнечный молот бьет по корабельной броне, но всерьез страдали от этих ударов лишь барабанные перепонки французов. Ядра раскалывались и отскакивали от бортов. За три часа укрепления Кинбурна были разгромлены, из 69 пушек и мортир 29 были выведены из строя, 45 артиллеристов были убиты и 130 ранены. Три французских корабля (это были первые в мире броненосные батареи «Девастасьон», «Лаве» и «Тоннант») покачивались на волнах как ни в чем не бывало, несмотря на то, что первый получил 31 попадание в борт и 44 в палубу, а оставшиеся два по 60 попаданий каждый. Русская крепость вынуждена была капитулировать. Весь мир с ужасом узнал о страшном оружии, от которого не было противоядия. Адмирал Брюэ в своем рапорте о взятии Кинбурна писал: «Всяческих успехов можно ожидать в будущем от этих изумительных машин войны».

Складные трубы

Вдохновленные успехом французы уже в марте 1858 года заложили четыре больших мореходных броненосца, способных действовать в открытом море, чем вызвали настоящий шок в Великобритании. Историк Паркс характеризует ситуацию в британском адмиралтействе как «морскую панику 1858 года». Англичане благодарили Бога, что волею судьбы в этот момент оказались союзниками Франции. Британское адмиралтейство начинает лихорадочно строить свои броненосцы — так началось соревнование ведущих морских держав. Читать далее

В течение первых 20 лет все мореходные броненосцы несли парусное вооружение. Дело в том, что паровые машины того времени были неэкономичны, а дальность плавания паровых судов мала. При плавании под парусами дымовые трубы убирались (телескопически складывались или опускались на бок), чтобы не мешать парусам. Гребной винт, чтобы не создавать дополнительного сопротивления, убирался в нишу внутри корпуса или разобщался с валом и свободно вращался.

Царь-пушки

Крупнейшие державы приступили к отливке поистине колоссальных пушек, способных проламывать железные борта новых броненосцев. Калибр орудий стремительно рос. В 1863—1864 годах на вооружение британского флота принимаются огромные по тем временам 234-мм и 267-мм гладкоствольные пушки весом 6,5 т и 12 т соответственно. А в 1865 году завод Армстронга изготовил 330-мм гладкую пушку весом 22,5 т.

В ответ Морское ведомство России решило вооружить 10 балтийских мониторов 15-дюймовыми 381-мм 19,6-тонными гладкими пушками. Первая такая пушка была отлита в Петрозаводске 2 января 1864 года. Но всех переплюнули умельцы из деревни Мотовилиха под Пермью. В 1868 году они отлили 20-дюймовую (508-мм) гладкую пушку весом 45 тонн (напомним, вес ствола легендарной Царь-пушки — 40 тонн)! При первом же выстреле из нее в радиусе нескольких верст вылетели стекла в окнах домов. Четыре такие пушки планировалось установить в двух башнях броненосного фрегата «Минин», заложенного в Петербурге 8 ноября 1866 года.

Минин и Кэптен

«Минина» и его 20-дюймовые пушки сгубила ошибка знаменитого британского кораблестроителя Каупера Кольза. Он спроектировал сильнейший в мире броненосец «Кэптэн» по аналогичной с «Мининым» схеме. «Кэптэн» имел самые высокие и тяжелые (из железа) мачты и самые тяжелые башенные установки в мире.

6 сентября 1870 года в первом же пробном плавании шторм средней силы перевернул «Кэптэн» вверх килем. Погибли 472 офицера и матроса, в том числе и сам Кольз. Спаслось лишь 17 матросов и артиллерист. При этом ни одно из находившихся рядом судов от шторма не получило ни малейших повреждений.

Надводные борта"Минина" были в два раза выше, чем у «Кэптэна», — а закат диаграммы остойчивости (крен, после которого судно переворачивается кверху килем) начинался только при 290, вместо 220 у «Кэптэна». Но великий князь Константин Николаевич решил не испытывать судьбу и приказал прекратить строительство «Минина», переделав его в батарейный фрегат. 20-дюймовые пушки «Минина» стали последними гладкими корабельными орудиями — наступала эра нарезной артиллерии. Нарезные орудия позволили перейти от сферических ядер к продолговатым (цилиндрическим) снарядам. При том же калибре орудия цилиндрический снаряд тяжелее шарового и обладает значительно большей энергией в момент удара в цель, что в сочетании с заостренной головной частью обеспечивает значительно лучшую пробивную способность. Меньшее поперечное сечение уменьшает сопротивление воздуха и увеличивает дальность, а стабилизация вращением существенно улучшает меткость стрельбы.

Куда угодно, только не прямо

Пионером в корабельных нарезных орудиях стал британский инженер Уильям Армстронг, изготовивший в 1853 году первое нарезное орудие нового типа, заряжаемое с казенной части, которое и было принято на вооружение адмиралтейством как «7-дюймовое (178-мм) орудие Армстронга». Увы, качество этих орудий оставляло желать лучшего. Начальник артиллерии линейного корабля «Кембридж» доносил: «Ни одно из орудий Армстронга, которые я видел, не было свободно от изъянов. До того, как они разорвутся, проходит довольно много времени, но с точки зрения артиллериста весьма неприятно стоять рядом с пушкой, имеющей несколько трещин в стволе. Я полагаю, что производителям этих орудий следовало бы самим испытывать свои изделия до того, как подпускать к ним нас».

В 1862 году в Японии началась гражданская война, которая не обошлась без участия Владычицы морей. 3 и 4 августа 1863 года английская эскадра подвергла бомбардировке столицу княжества Когосима. Пять кораблей из 21 казнозарядного орудия Армстронга выпустили 365 снарядов. Стрельба была неравномерной, с частыми задержками. Снаряды летели «куда угодно, но только не прямо, отклоняясь до 600 ярдов (550 м), многие из них не взрывались». При этом произошло 28 случаев заклинивания снаряда при заряжании и разрывов в канале ствола. Вскоре после этой бомбардировки британское адмиралтейство сняло с вооружения орудия Армстронга. Так в 1864 году закончилась первая фаза казнозарядных орудий в британском флоте.

С другой стороны

Потерпев неудачу, Армстронг решил зайти с другой стороны, разработав в 1859—1860 годах новую систему нарезных орудий, заряжаемых по старинке с дула! Они имели разветвляющуюся систему нарезов с двумя ветвями — входной и боевой и стреляли снарядами с цинковыми выступами по числу нарезов (от 6 до 12). Каково же было орудийной прислуге, да еще в пылу боя, засовывать 50−120-килограммовые снаряды в дуло, да еще так, чтобы цинковые выступы входили в нарезы с ювелирной точностью. Цинк — металл мягкий, на миллиметр ошибешься — помнешь выступ — снаряд при выстреле заклинит — пушку разнесет. Чем больше становился калибр дульнозарядных орудий, тем больше возникало с ними проблем.

Например, после выстрела такое орудие откатывалось в башню (ведь оно заряжалось внутри), изрыгая остатки порохового дыма и отравляя прислугу. Другим недостатком британских дульнозарядных орудий было то, что броненосцы после выстрела должны были поворачиваться к своим подпалубным зарядным установкам, заряжаться, а затем опять наводиться на цель, что при тогдашних примитивных устройствах наведения было делом непростым и занимало много времени.

Источники стыда

Частые отказы второй системы Армстронга привели к ее замене адмиралтейством сразу двумя кардинально отличающимися друг от друга системами — Вуличской и Витворта.

Орудия Вуличской системы также заряжались с дула и в основном сохранили принципиальные пороки второй системы Армстронга, разве что заклиниваться снаряды стали реже. Отличие состояло в более простой системе нарезов и замене цинковых выступов на снарядах на медные.

В конце 1869 года в Атлантику вышел только что вступивший в строй броненосец «Геркулес» водоизмещением около 9000 т. Главный калибр состоял из восьми Вуличских 10-дюймовых орудий весом 18 т, заряжаемых с дула, помещенных в каземате, а также одного 9-дюймового и двух 7-дюймовых дульнозарядных орудий в носовой части. У берегов Португалии в ходе первой же практической стрельбы шесть из восьми орудий вышли из строя. Лондонская Army and Navy gazette от 15 января 1870 года писала: «Орудия самого сильного нашего броненосца приведены в негодность собственными снарядами».

Вторую, так называемую «полигональную» систему предложил инженер Витворт еще в 1858 году. В сечении канал орудия и снаряд имели форму правильного многоугольника (большинство орудий Витворта — шестиугольники). В результате отпала надобность в нарезах и медных поясках и появилась возможность стрелять более длинными, до 5−6 калибров, снарядами (для сравнения: длина крупповских снарядов 2,3−2,8 калибра). Из-за большей длины снаряды Витворта имели и лучшую в мире бронепробиваемость.

В 1868 году 230-мм пушки Витворта показали рекордную для того времени дальность стрельбы 10 300 м при угле возвышения 330 и весе снаряда 133 кг. Но на вооружение они так и не поступили. Самым крупным орудием Витворта, принятым на вооружение британского флота, стала 7-дюймовая (178-мм) пушка, посылавшая 40,7-килограммовый снаряд со скоростью 343 м/с. Добавим, что орудия Витворта были уже казнозарядными.

Однако перевооружение не пошло англичанам на пользу. Новая система оказалась такой же ненадежной, как и ее предшественники. Вот что писал английский журнал Engineering по случаю смерти Витворта в 1877 году: «Летопись артиллерийских опытов с орудиями Витворта представляет собой источник стыда для английской нации и позора для ее администрации».

Заметим, что англичане довольно успешно поставляли свой «позор» на экспорт. Например, в 1880 и 1882 годах итальянцами были введены в строй броненосцы типа Duilio и «Dandolo» водоизмещением 12 260 т. Англичане поставили для них 450-мм дульнозарядные пушки Армстронга, ствол каждой из которых весил 100 тонн. Скорострельность этих монстров составляла 4 выстрела в… час!

Деньги русские, нарезы прусские

Ну а первые боеспособные корабельные нарезные орудия были сделаны германскими и русскими инженерами на русские деньги. В 1862—1865 годах концерном Круппа при участии русских офицеров из Артиллерийского комитета ГАУ была создана весьма удачная система нарезов канала ствола казнозарядных орудий, которая в России первоначально получила название «прусской», а затем стала именоваться «системой обр. 1867 года». Прусская система нарезов мало отличалась от системы нарезов современных артиллерийских орудий и кардинально отличалась от всех других систем 60−70-х годов XIX века (Армстронга, Блэкли, Витворта и др.). Новые пушки комплектовались также самыми совершенными затворами системы Круппа.

В 1864 году на морском полигоне под Петербургом начались испытания 8-дюймовых (203-мм) нарезных пушек Круппа. Стрельба велась по специально построенному отсеку британского броненосца «Беллерофон». Любопытно, что из-за британской дезинформации наши моряки и инженеры Круппа считали, что борт «Беллерофона» покрыт 8-дюймовой броней, за которой следовала 200−250-мм тиковая подкладка. При стрельбе из 8-дюймовой пушки с расстояния 427 м снарядом весом 81,9 кг с начальной скоростью 543 м/с и броня, и тиковая подкладка пробивались насквозь. На самом же деле броневой пояс «Беллерофона» имел толщину не 8, а 5 дюймов, то есть не 203 мм, а всего лишь 127 мм.

Первые 229-мм нарезные пушки системы Круппа были поставлены на русские фрегаты и мониторы в 1866 году. А в 1870-м была принята на вооружение 9-дюймовая (229-мм) пушка обр. 1867 года. В следующем году Крупп начал поставлять в Россию 11-дюймовые (280-мм) пушки обр. 1867 года, а в 1872-м первое 12-дюймовое орудие обр. 1867 года было отлито в России на Обуховском заводе. Четыре такие пушки установили на броненосце «Петр Великий», а две Р на «поповке», судне «Вице-адмирал Попов».

Рекордным для орудий этого образца оказалась 16-дюймовая (406-мм) пушка весом 84,4 т, изготовленная Обуховским заводом по заказу Морского ведомства в 1883 году. Так в России завершилось становление современной морской артиллерии.

Плавучий «Колоссус»

Орудия британских броненосцев продолжали заряжаться с дула вплоть до 1879 года, когда на броненосце «Тандерер» взорвалось 12,5-дюймовое 38-тонное орудие, заряженное по ошибке прислуги двойным зарядом, что физически невозможно при заряжании с казны. Этот случай переполнил чашу терпения адмиралтейства. Не меньшее впечатление на лордов адмиралтейства произвел отчет группы британских морских артиллеристов о визите в августе 1879 года на завод Круппа, где им были показаны 28-см и 30,5-см германские корабельные пушки с клиновыми затворами.

В 1880 году Армстронг спроектировал очередную, на этот раз казнозарядную систему корабельных орудий. Первые из них (12-дюймовые, весом в 45 т) были установлены в 1885 году на броненосце «Колоссус» водоизмещением 9150 т.

При стрельбе 4 мая 1886 года 12-дюймовое 45-тонное казнозарядное орудие разорвалось. Первый заряд составлял 214,4 кг, позднее его уменьшили до 131,4 кг, затем до 100,7 кг. Дело дошло до того, что в первом плавании командиру «Колоссуса» было вообще запрещено стрелять из орудий главного калибра. Вот уже действительно «колосс на глиняных ногах»!

Так закончился первый этап противостояния брони и морских орудий. По иронии судьбы в это время морская артиллерия принесла больший урон собственным кораблям, чем противнику. Сойтись же в честном поединке первым броненосцам удалось лишь десятилетием позже. Но это уже были другие корабли и другие орудия.