Высокоточное оружие для беспилотников: летающая смерть

В мире авиационных боеприпасов назревает революция, последствия которой трудно предсказать. Несколько военно-промышленных концернов активно разрабатывают в наши дни оружие для беспилотников легкого класса. Эти сравнительно недорогие аппараты, практически незаметные во время полета на высоте для радаров и человеческого глаза, оснастят высокоточным оружием.
Олег Титков
1
39403
  • MQ-9 Reaper: разведывательно-ударный БПЛА тяжелого класса. Взлетная масса — около 5 т. Оснащен турбовинтовым двигателем, позволяющим развивать скорость более 400 км/ч. Вооружен ракетами AGM-114 Hellfire с лазерным наведением. Масса ракеты — 45−50 кг.
    MQ-9 Reaper: разведывательно-ударный БПЛА тяжелого класса. Взлетная масса — около 5 т. Оснащен турбовинтовым двигателем, позволяющим развивать скорость более 400 км/ч. Вооружен ракетами AGM-114 Hellfire с лазерным наведением. Масса ракеты — 45−50 кг.
  • Тактический беспилотник RQ-7 Shadow легкого класса (взлетная масса — 170 кг) изначально был построен для выполнения разведывательных задач, однако в настоящее время рассматривается как ударная платформа. В частности, он может нести сверхлегкие ракеты LMM.
    Тактический беспилотник RQ-7 Shadow легкого класса (взлетная масса — 170 кг) изначально был построен для выполнения разведывательных задач, однако в настоящее время рассматривается как ударная платформа. В частности, он может нести сверхлегкие ракеты LMM.

БПЛА бомбят вот уже 15 лет — они замечены в Ираке, Афганистане, Пакистане, на Африканском Роге, а теперь еще и в Сирии, где воюют с ИГ.

Первыми вооружение получили БПЛА Predator и Reaper. Их перевели в категорию разведывательно-ударных (РУ), чтобы они могли поражать то, что сами же обнаружили, распознали и идентифицировали. Беспилотники оснастили самым легким из того, что можно было найти в арсеналах. Predator получил две ракеты Hellfire весом по 48 кг каждая, а на пятитонный Reaper — в дополнение к четырем Hellfire — подвесили еще две бомбы GBU-12 весом в 226 кг каждая.

Эти БПЛА охотились за террористами «Талибана» и «Аль-Каиды» и имели в этом успехи, но из-за низкой точности попадания их удары несли с собой «сопутствующий ущерб» — гибли невинные люди, разрушались дома. А можно ли было ожидать другого, если вероятное отклонение от цели у бомбы GBU-12 составляло 16 м?

Чтобы успокоить мировую общественность, улучшили головки наведения Hellfire, а лазерную GBU-12 с флюгерной ГСН заменили на GBU-12 семейства jDAM с инерциально-спутниковым наведением. Стало получше, но «осадочек остался».

А если говорить по существу, вооруженные гиганты с размахом крыла под 20 м оказались переразмеренными для проведения антитеррористических операций: слишком большой калибр оружия, необходимость иметь асфальтированные ВПП, трудность эксплуатации, удаленное управление из США, да и цена во много миллионов долларов. А что, если собьют «Стингером»?

Правильнее отдать задачи оперативно-тактического назначения беспилотникам легкого, мини-, а скоро и микрокласса. Легкие БПЛА очень мобильны, их легко транспортировать, они неприхотливы к условиям эксплуатации, не требуют хороших ВПП, так как могут запускаться с помощью катапульты. Но они должны быть соответствующим образом вооружены. Читать далее

Им нужно новое оружие

Оказалось, что такого оружия попросту нет. Легко прикинуть, что даже самый тяжелый из легких БПЛА в весовой категории 170−200 кг типа БПЛА Shadow-200 при типичной грузоподъемности в 15−20% от своего взлетного веса в дополнение к обязательному бортовому оборудованию может поднять всего около 30−35 кг вооружения в суммарном исчислении при разном количестве его единиц в составе боекомплекта. Поднять даже один Hellfire уже не получится. Поэтому в нескольких странах, прежде всего в США, военно-промышленные концерны принялись активно работать над созданием сверхлегких боеприпасов.

Легкие вооруженные беспилотники хорошо вписываются в концепцию гибридных войн XXI века, предполагающую использование «групп из малых элементов». Группы (стаи) роботизированных легких беспилотных платформ, объединенных в сетевую структуру с самоорганизацией и самовосстановлением за счет замены вышедшего из строя участника, обеспечивают новое качество в проведении боевых операций, создавая конфигурации в виде «мегасенсора», «мегабоевой части», а еще в виде своеобразного летающего минного поля с задачами не только обнаружения и ведения РЭБ, но и активного нападения на противника. Кроме того, стая с помощью аппаратов, назначенных ею ретрансляторами, может увеличить дальность связи с командным пунктом и собственный радиус действия. «Мегасенсор» с функциями распределенной апертуры из бортовых сенсоров участников группы позволит получить более широкий охват пространства вокруг, что повысит уровень ситуационной осведомленности и обеспечит более точное управление полетом, решение задач прицеливания и пуска оружия.

«Мегабоевая часть» позволит более эффективно решать ударные задачи по выбранной цели для конкретного исполнителя из состава участников группы. Более того, стая в виде «мегабоевой части» может организовать объединенный залп своих АСП по одной цели, выступая в роли коллективного средства нанесения удара.

Чем же бомбить?

Так какие бомбы и ракеты для легких БПЛА можно ожидать в ближайшее время?

Фирма Raytheon разрабатывает малые тактические боеприпасы STM (Small Tactical Munition) для легких беспилотников. На сегодня самая продвинутая бомба Pyros имеет вес 5,9 кг, длину 55 cм и специальный боевой элемент весом 2,3 кг, разлет осколков которого лимитирован, чтобы уменьшить потери среди мирных жителей.

Фирма Lockheed-Martin работает над легкой управляемой бомбой Scorpion с ракетным двигателем. Бомба весит 15,8 кг, ее БЧ — около 8 кг. Длина бомбы — 0,54 м, диаметр — 100 мм. Крыло, которое имеет Scorpion, позволяет планировать дальность до 18,5 км. На бомбе на выбор можно устанавливать лазерную полуактивную ГСН, а также ГСН ИК- и миллиметрового РЛ-диапазона. Точность бомбы — 1 м, что позволяет «работать» по одиночным целям.

Американское подразделение французской фирмы МВDА ведет разработку управляемой бомбы SABER (Small Air Bomb Extended Range) с крылом конструкции Diamond Back, хорошо адаптированную к возможностям легких БПЛА. Вес бомбы — 13,6 кг, без твердотопливного двигателя — 4,5. Боевая часть двойного действия: осколочно-фугасного и кумулятивного с формированием ударного ядра для поражения бронированных целей.

Концепция бомбы SABER демонстрировалась в 2010 году на авиашоу в Фарнборо.

Фирма Northrop Grumman разработала высокоточную управляемую бомбу Viper Strike и провела ряд ее успешных пусков с легких беспилотных вертолетов.

Концерн Thales на базе своей легкой ракеты LMM (Lightwight Multirole Missile) разрабатывает управляемую бомбу FFLMM (Free Fall LMM) весом 6 кг.

С ракеты LMM был снят двигатель, в боеприпасе размещен блок инерциально-спутниковой системы наведения, а система наведения по лазерному лучу «родной» ракеты была заменена на систему лазерного полуактивного наведения. Бомба может, как, впрочем, и ракета LMM, применяться с различных легких БПЛА, включая беспилотные вертолеты.

Компания Textron Systems (США) по программе универсальных боеприпасов для легких БПЛА CSS (Common Smart Submunition) создала суббоеприпас весом 4 кг и размером с банку из-под кофе для поражения бронетехники сверху.

На пару кило взрывчатки

ВМС США ведет разработку сверхлегкой ракеты Spike специально для БПЛА мини- и микрокласса. Вес ракеты — 2,4 кг, вес БЧ — 0,45. Ракета калибра 67 мм имеет длину 0,63 м и небольшой РДТТ. Наведение на цель осуществляется видеокамерой сверхвысокого разрешения. Поражает как неподвижные, так и подвижные цели на дальности 3,2 км. Цена в $5000 делает Spike самой дешевой ракетой в мире.

Концерн Thales, как упоминалось выше, разрабатывает легкую ракету LMM. Масса ракеты — 13 кг, ее БЧ — 3. Ракета имеет длину 1,3 м, калибр 76 мм. Дальность пуска составляет 6−8 км.

Фирма МВDA (Франция) создает управляемую ракету с полуактивным лазерным наведением, используя ряд конструктивных элементов американской авиационной ракеты Zuni. В разной комплектации она будет весить от 13,8 до 22,7 кг. Дальность пуска составит 16 км при скорости полета 2? М. Боевая часть предполагается в осколочно-фугасном или термобарическом вариантах. По расчетам, ракета сможет обеспечить круговое вероятное отклонение менее 2 м.

Что еще подвесить?

Козырной картой в кибератаках могут стать боеприпасы электромагнитного нелетального воздействия. Боевая часть (БЧ) такого боеприпаса после «подрыва» специального инициирующего устройства выдает мощный электромагнитный импульс, выводящий из строя электронику объектов, попавших в зону поражения. Такие боеприпасы называют Е-бомбами. По понятным причинам информация про новые Е-бомбы очень скудна, но известно о модернизируемых в вариант Е-бомбы серийных малокалиберных ракетах, которые могут поднять даже легкие беспилотники. Это, например, ПТУР TOW весом около 19 кг и калибром 127 мм, а также Hydra-70 весом 12 кг и калибром 70 мм с лазерной ГНС.

Модернизация ведется как в варианте простой замены «родной» БЧ на электромагнитную, так и в варианте, когда в дополнение к штатной БЧ устанавливается еще и электромагнитная. Во втором варианте сохраняется динамическое воздействие при подрыве обычной боевой части, а электромагнитный импульс способен добить цель, выводя из строя электронику. Двойная боевая часть к тому же может служить индикатором нанесения удара.

В Е-бомбе на беспилотной платформе нет ничего удивительного: это тенденция. А вот по-настоящему неожиданным решением может стать подвешивание к легкому БПЛА еще более легкого дрона типа известного барражирующего боеприпаса-камикадзе Switchblade. Имея вес всего-то 1 кг, он прямо-таки просится под крыло легких беспилотников.

Этот сверхлегкий дрон имеет хороший запас полетного времени (30−40 минут) и неплохую собственную скорость (60 км/ч). Таких характеристик вполне достаточно для того, чтобы успеть решить важные задачи.

Он может стать еще более эффективным, если получит на борт инновационные системы искусственного интеллекта, что добавит ему автономности в принятии решений.

Легкие беспилотники — это и без того головная боль для систем ПВО. Будучи вооруженными, они станут по-настоящему невидимой вездесущей смертельной угрозой. И все это очень серьезно…

Невероятно легки и чрезвычайно опасны

  • LMM (Thales)
    LMM (Thales)
  • Viper Strike (Northrop Grumman)
    Viper Strike (Northrop Grumman)
  • CSS (Textron Systems)
    CSS (Textron Systems)
  • PYROS (Raytheon)
    PYROS (Raytheon)
  • SABER (MBDA)
    SABER (MBDA)

LMM (Thales)

Ракета оснащена двухступенчатым твердотопливным двигателем, использует лазерное наведение, подрывается от лазерного неконтактного взрывателя. Ракета разрабатывается в четыре этапа и сейчас находится на втором. Ассоциация Армии США на своей выставке в октябре 2014 года демонстрировала БПЛА Shadow-200 с двумя ракетами LMM под крыльями.

Viper Strike (Northrop Grumman)

Бомба весом 18 кг имеет высокоэффективную килограммовую БЧ длиной около 1 м, размах крыла 0,9 м, калибр 140 мм, дальность сброса около 10 км. Использует инерциально-спутниковое наведение, а вблизи цели переходит на наведение от лазерной ГСН. В 2007 году GBU-44/B Viper Strike была впервые использована в боевых условиях. Бомбу сбросили с БПЛА MQ-5A Hunter. Она поразила двух диверсантов, минировавших дорогу.

CSS (Textron Systems)

В автономном полете боеприпас парашютирует, вращаясь наподобие кленового листа за счет выдвинутого в поток несимметричного крылышка, что позволяет миниатюрному ИК-сенсору сканировать поверхность земли, захватывая с высоты 100 м около одного гектара местности. После захвата цели боевая часть подрывается и образованное ударное ядро со скоростью 2,5 км/с поражает цель.

PYROS (Raytheon)

Бомба наводится двухрежимной лазерной полуактивной ГСН, а также использует приемник спутниковых GPS-сигналов, по которым летит после сброса до захвата цели своей головкой. Бомба может поражать неподвижные и подвижные цели.

SABER (MBDA)

На среднем участке траектории бомба использует инерциально-спутниковое наведение, а вблизи цели переходит на наведение от полуактивной лазерной ГСН. Для бомбы также разрабатываются ГСН ТВ- и ИК-диапазонов.

Статья «Смертоносные малютки» опубликована в журнале «Популярная механика» (№151, май 2015).

Комментарии

1 комментарий