Новый порядок: Без правительства

Как-то Джим с подругой сидел в кафе. Она спросила, о чем он так сосредоточенно думает. Он ответил: «Я думаю о моменте, когда эволюция становится революцией». Догадливая девушка спросила: «Ну и какое же законное правительство ты собираешься свергнуть?» В ответ она услышала: «Полагаю, не устоит ни одно».
Евгений Богорад
8
61744

Примерно так начинается эссе, которое написал в начале 1990-х культовый персонаж по имени Джим Белл. Называлось оно «Политика убийств». Там был подробнейшим образом описан механизм превращения планеты Земля в государство без правительства. В ответ правительство США присвоило Джиму номер. Теперь он — федеральный заключенный, его номер — 26906−086, а предполагаемая дата освобождения — 3 августа 2009 года (на сайте www.bop.gov можно найти любого федерального заключенного в США). Что же такое ужасное придумал Джим, за что его упекли на 10 лет в стране, где первая поправка к конституции декларирует свободу слова?

Тотализатор смерти

Джеймс Далтон Белл как-то подумал: «В интернете столько свободы, как бы все это использовать в реальной жизни?» И придумал организацию, которую удобнее всего сравнить с тотализатором. Обычный тотализатор действует примерно так: собирает деньги со всех участников и платит тем, кто правильно угадал результат. Читать далее

«Тотализатор» Джима Белла устроен немного иначе: здесь предметом угадывания является дата смерти того или иного человека, а все участники разделены на три группы. Есть «доноры» — это те, кто кем-нибудь недоволен. Есть «объект» — это тот, кем недовольны «доноры». И есть «предсказатель» — это тот, кто предсказывает дату смерти «объекта». «Тотализатор» собирает деньги с «доноров» и выплачивает их тому «предсказателю», который правильно угадал дату смерти «объекта». Непонятно? Тогда по порядку. Сначала обсудим подробнее роли участников.

Вот, скажем, сидит обыватель дома и смотрит новости, а с экрана вещает отъевшийся, наглый и высокомерный политик-коррупционер. И обыватель понимает, что никакая демократия не поможет этого гада убрать от кормушки. Что делает наш герой? Он анонимно вносит некоторую сумму (сколько не жалко — хоть доллар, хоть тысячу) на специальный счет, тем самым становясь «донором». На этот же счет присылают деньги все те, кому не по душе данный конкретный политик. «Тотализатор» суммирует поступившие средства и обнародует информацию о количестве денег, набранном за точное предсказание даты смерти того или иного «объекта». Получается такой своеобразный рейтинг непопулярности. Скажем, за точное предсказание даты смерти политика «А» собрано $100 тыс., а за политика «Б» — $800 тыс. Это что касается «доноров». Еще раз подчеркнем, что все «доноры» — анонимные. Никто ни при каких обстоятельствах не сможет узнать, кто и за кого внес деньги.

Теперь представим профессионального (или не очень) киллера. Сидит он себе дома и изучает рейтинг непопулярности. За кого-то подано больше денег, но и охрана у него серьезная. А за кого-то денег меньше, но и добраться до него проще. В конце концов находится компромисс, и киллер становится «предсказателем». Он планирует устранение «объекта», затем составляет предсказание, которое шифрует (этот момент очень важен: «Тотализатор» не может прочесть текст предсказания) и, вместе с некоторой суммой денег, отправляет в адрес «Тотализатора». При чем здесь деньги? Дело в том, что если сумма премии за верное предсказание значительная, а объект пожилой, есть вероятность, что кто-то мог бы попытаться угадывать вслепую: просто поставил бы на все дни в течение нескольких лет. Чтобы поступать таким образом было экономически неэффективно, и возникло требование сопровождать предсказание некоей суммой. На практике эта сумма могла бы составлять, скажем, одну тысячную от суммы премии.

И собственно организация. Она действует строго в правовом поле. Ведь в тотализаторах нет ничего противозаконного, а про участников такого «Тотализатора» организаторы знают еще меньше, чем обычное подобное предприятие. Дело в том, что почти вся информация, которую получает организация, зашифрована. Как уже было сказано выше, организация не знает содержания предсказания. Следовательно, не может сообщить властям о готовящемся безобразии. К тому же условия «Тотализатора» вовсе не требуют насильственной смерти «объекта». Итак, организация аккумулирует средства «доноров», ведет их учет, постоянно публикует (например, в интернете) рейтинг непопулярности, дает рекламу и выплачивает вознаграждение «предсказателям».

Цифровые технологии

Думаете, что все описанное выше — бред больного фантаста? Вовсе нет. Все это технологически реализуемо уже добрый десяток лет. В основе деятельности такого предприятия цифровые технологии — в частности, системы шифрования с открытыми ключами, цифровые подписи, цифровые деньги, Usenet и анонимные римейлеры. Слишком сложно? Снова не угадали. Впрочем, если вам действительно интересно, как же все это могло бы работать, изучайте врезку. А про цифровые деньги читайте в следующем номере.

Общество без дураков

И что же мы получим? Если такая система заработает и старая система государств не сможет противопоставить ей что-то столь же революционное, то совершенно очевидно, что в первые же месяцы действия такой системы погибнут буквально все публичные политики. И новых не появится: всем будет ясно, что появление на телеэкране означает гарантированную смерть. Не будет политиков, не будет правительства, не будет налогов.

Не будет армии. Но если не будет армии — значит, такую страну кто-нибудь немедленно захватит? Не торопитесь. Исторический опыт показывает, что народы не доводят свою вражду до состояния всеобщей войны. Войны устраивают правители. Ярчайший пример этого — ситуация с немецким народом после Второй мировой войны и с народами Восточного блока после падения Берлинской стены: как только исчезли правители, вместе с ними пропал и конфликт. Так почему же сегодня просто не «заказывать» правителя враждующей страны? Ответ на этот вопрос очевиден: такое решение сегодня может принять только другой правитель. И первое, о чем он думает, — это: «А если «закажут» меня?!» В случае, когда «заказчиком» выступает общество, именно так, малой кровью, и будут предотвращаться планетарные катастрофы вроде Первой и Второй мировых войн.

Не будет полиции. Но если не будет полиции, то наступит вакханалия преступности! Опять нет. Ведь вместо полиции появится другой, гораздо более надежный и неподкупный механизм общественного саморегулирования. Дело в том, что львиную долю преступлений совершают две категории преступников — наркоманы, которым необходимо любой ценой достать денег на наркотики, и профессиональные преступники. Известно, например, что практически все автомобили угоняют одни и те же люди. С наркоманами совсем просто: если не будет правительства, то не будет и запрета на наркотики и проблема перейдет из социальной в медицинскую. Наркоманы станут тем же, чем сегодня являются алкоголики. Только средняя продолжительность жизни наркоманов, как мы знаем, во много раз меньше. Как только исчезнет запрет на наркотики, дело это перестанет быть сверхприбыльным.

И фармацевтические корпорации, обладающие огромным опытом в области препаратов, быстро заполнят рынок очень дешевой и высококачественной продукцией. Героин будет стоить как аспирин. С наркоманией как общественным явлением будет покончено очень быстро. Просто все наркоманы самоуничтожатся. Привлекать новых будет некому. Не будет ни сверхприбылей, ни наркобаронов, ни правоохранительной мафии, которая кровно заинтересована в том, чтобы наркотики были всегда. Еще смешнее с профессиональными преступниками.

С ними в мгновение ока расправятся страховые компании. Просто они станут финансировать действительно эффективные службы выявления преступников, а выявленных негодяев станут немедленно «заказывать» описанным выше способом.

Мы наш, мы новый мир построим…

Вот такую картину нарисовал американский визионер Джим Белл в своей работе «Политика убийств» (искать ее лучше всего при помощи google.com, по названию — «Assassination politics"и имени автора — Jim Bell).

Кстати, знаете, за что его посадили на 10 лет? За то, что он выявил федеральных агентов, которые следили за ним, и обнародовал приватную информацию о них в интернете. В обвинительном заключении также фигурировал «заговор с целью убийства федеральных агентов при помощи публикации «Политика убийств». Так что, читатель, ты держишь в руках оружие. Будь бдителен!

Технические детали

  • Федеральный заключенный Джеймс Далтон Белл
    Федеральный заключенный Джеймс Далтон Белл

Шифрование и электронная подпись

Про PGP (одну из систем шифрования на основе публичных ключей) мы писали в февральском номере. К сожалению, наши американские коллеги, статью которых мы перевели, не слишком упирали на собственно технологии, но уделяли основное внимание кнопочкам, на которые следует нажимать. Так что нам придется вернуться к этой теме в одном из следующих номеров. Но самых любознательных мы уже сейчас отсылаем на сайт http:// www.pgpi.org/doc

Анонимные римейлеры

Допустим, Вася написал email Лене. Чтобы его отправить, Васин компьютер связывается с почтовым сервером (мейлером), который принимает письмо для дальнейшей доставки Лене. При этом все промежуточные почтовые серверы (римейлеры) оставляют в переправляемом письме свой «отпечаток»: IPадрес, дату и другие детали. Анонимный римейлер же не только не оставляет в письме таких «следов», но вырезает все другие. Так что письмо, прошедшее сквозь такую штуку, теряет всякую «историю», и понять, где оно гуляло до того, как попало в этот римейлер, невозможно.

Как мог бы работать «тотализатор»

«Донор» покупает цифровую купюру требуемого номинала и тут же анонимизирует ее несколько раз. Затем к ней добавляет имяфамилию (и другие атрибуты) «объекта», шифрует все это публичным ключом «Тотализатора» и публикует в Usenet.

«Тотализатор» анализирует все сообщения, которые могут содержать предназначенную в его адрес почту, и находит отправление. Затем оно декодируется, деньги снова анонимизируются несколько раз и попадают на «счет объекта». Тут же обновляется его позиция в рейтинге непопулярности.

Все желающие наблюдают за рейтингом, который публикуется, скажем, в интернете (но не только — это может быть и проплаченная реклама в газете, где рейтинг публиковался бы наподобие курса акций).

«Предсказатель», решив выполнить общественный заказ, намечает дату и время. Затем специально для данного предсказания он создает пару ключей (секретный + публичный). Вновь созданным публичным ключом он шифрует свое предсказание (то есть, прочесть предсказание пока что может только «предсказатель»). Затем зашифрованный текст, вместе с цифровой купюрой и вновь созданным публичным ключом, он кладет в электронный конверт и шифрует его публичным ключом «Тотализатора». Затем публикует результат в Usenet.

«Тотализатор», «поймав» сообщение, декодирует его и фиксирует факт предсказания. Но прочесть-то это предсказание он не в состоянии! Поэтому предсказание так и лежит, пока «предсказатель» не пришлет секретный ключ. Когда это происходит, «Тотализатор» дешифрует ранее полученное предсказание и, если все сошлось, заказывает в банке купюры на сумму премии за верное предсказание. Затем эти купюры несколько раз анонимизируются, шифруются публичным ключом, который в момент предсказания сообщил «предсказатель», и тоже публикуются в Usenet. Откуда «предсказатель» их и извлекает.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№7, май 2003).

Комментарии

8 комментариев