История о том, как на одном глухом провинциальном курорте, где ежедневно тратилось по 1000 долларов только на солярку для дизель-генератора, научились экономить эти деньги, докопавшись до таких природных ресурсов, на которые обычно никто не обращает внимания.

Когда хладагент рвется через турбину на скорости в полторы тысячи километров в час, энергоустановка ревет, как реактивный самолет. Действующее здесь оборудование не слишком громоздко, однако от этого рева в ангаре некуда деться, так что инженер-механик Гвен Холдман вынуждена кричать: «Все, что вы тут видите, полностью в духе Аляски. Без лишнего лоска, с облезлой краской. Но оно настоящее». Я кладу руку на стальной люк, закрывающий отсек испарителя, и чувствую на ощупь тепло циркулирующей внутри воды. Тепло и вода — новые и самые многообещающие энергоресурсы Аляски.

Глухое курортное местечко Чена-Хот-Спрингc почти в сотне километров к северо-востоку от города Фэрбанкс. Именно здесь расположена первая геотермальная электростанция на Аляске, а главное, нет больше нигде во всем мире станций, которые могли бы извлекать энергию из такой низкотемпературной воды.

Тепло, накопленное в глубинах земной коры, — это в 50 000 раз больший запас энергии, чем содержится во всех месторождениях нефти и газа вместе взятых. Если эту энергию правильно употребить, она послужила бы идеальным источником, покрывающим все наши базовые потребности. Геотермальная энергетика несравненно чище, чем сжигание ископаемого горючего, этот источник более стабилен, чем такие альтернативные направления, как энергия приливов, ветра, морских волн и даже солнца. На сегодня геотермальные электростанции в Соединенных Штатах Америки производят около 3000 мегаватт электроэнергии. Но практически вся эта энергетика базируется на источниках с температурой как минимум 150 °C.

Вода, которая поднимается через трещины в граните под поселком Чена, имеет температуру всего лишь 74 °C. Специалисты были уверены, что из такой воды невозможно извлекать энергию. Однако у обитателей поселка оказались очень серьезные мотивы, чтобы опровергнуть это мнение, — ведь ближайшая высоковольтная линия проходит в 50 км, а дизель-генераторы сжирают каждый день на $1000 солярки. Сегодня «чуть тепленькая» водичка не только выдает электроэнергию, но вдобавок еще и греет курортные здания, поддерживает жизнь в теплицах, а кроме того, в течение всего года не дает оттаять «ледяному музею». По всей Аляске, да и на остальных территориях можно найти тысячи подобных геотермальных источников с не очень высокой температурой воды. Если на них поставить такие электростанции, как в Чене, они смогли бы производить десятки тысяч мегаватт энергии.

«Я думаю, что здесь, на Аляске, у нас есть все шансы стать лидерами в строительстве новой экономики на основе возобновляемых источников энергии, — говорит Гвен Холдман. В ее голосе слышится и практическая хватка, и романтический пафос. — В наших деревнях цены на энергию взвинчивают до немыслимых высот. Бывает по доллару за киловатт-час. С одной стороны, для многих это полная катастрофа, а с другой — весомый и реальный стимул». У входа в ангар она останавливается и делает паузу. «Мы ведь нефтедобывающий штат, и то нам жалко зря тратить энергию. А ведь пройдет немного времени, и вся остальная страна спохватится и ринется за нами вдогонку».

Поселок Чена-Хот-Спрингс уютно расположен в глубокой долине, поросшей березняком и осинами. В центре комфортабельная, благоустроенная туристическая база, развлекательный центр. Кроме того, здесь живет большая стая ездовых собак, рядом километровое кроссовое кольцо, разнообразные надворные постройки, а в настоящий момент еще и лось, безмятежно пасущийся рядом с геотермальной скважиной.

В этой обстановке Гвен Холдман выглядит своим человеком. С собачьей упряжкой она управляется как истинный профессионал, а потому живет на отшибе — с мужем и восемью десятками ездовых собак. На работу ездит на джипе Liberty, а заправляет свой дизель растительным маслом. Четыре года назад ее пригласили в Чену на должность консультанта в области гидроэлектроэнергетики, однако, приехав, она быстро смекнула, что та вода, которая протекает прямо под курортом, в энергетическом отношении намного ценнее, чем воды реки, протекающей неподалеку от него.

Оставалась только одна неувязка. «В документации, которая оставалась после геологического обследования этого района, было однозначно сказано, что нет никаких возможностей извлечь из этого источника хоть какое-то количество энергии, — рассказывает Гвен. — Я стала разбираться, откуда такая категоричность, и постепенно пришла к выводу, что в рассуждения моих предшественников вкралась ошибка».

Когда из геотермального резервуара под давлением вырывается вода с температурой ниже, чем 180 °C, ее уже не удается достаточно эффективно преобразовывать в пар, который смог бы напрямую крутить ротор турбины. А уж вариант, когда речь идет о температурах ниже 110 °C, вообще не рассматривался всерьез как исходный для двухконтурной системы (то есть системы, где вода используется для нагрева жидкости с более низкой температурой кипения). Гвен Холдман осознала, что эти критерии были больше связаны с вопросами географии, а не с проблемой технической реализации. Двухконтурная система предполагает наличие источника тепла и соответствующий теплоотвод. Вода с температурой 74 °C может рассматриваться как источник электроэнергии, если мы имеем под рукой соответствующий холодильник, то есть окружающий воздух или близлежащий водоем с температурой хотя бы на 55 градусов ниже. Где-нибудь в пустынях Невады такого холодильника не найти, но уж чего на Аляске в избытке — так это холодного воздуха и холодной воды.

Теперь дело стало за самой электростанцией, которую строили, не упуская из вида одно очень важное обстоятельство. «Нам требовалось такое хозяйство, которое будет работать в наших условиях, — объясняет Холдман. — Здесь не нужны всякие штучки, годные разве что для лаборатории. В наших краях требуется простое железо, которое можно монтировать и эксплуатировать в деревенских условиях. И чтобы оно работало как часики, день за днем, а не от случая к случаю».

Компания United Technologies Corp. как раз искала партнера для запуска пилотного проекта, системы кондиционирования воздуха, модифицированной под работу на геотермальной воде. Вместо того чтобы тратить электричество на формирование зон с высокой и низкой температурой, в Чене сделано наоборот — из уже имеющейся разницы температур электростанция вырабатывает электроэнергию.

Выбранный технический принцип позволяет попутно решить еще две проблемы, стоящие на пути низкотемпературной энергетики. Во‑первых, стандартный хладагент из стандартного кондиционера при низких температурах оказывается более эффективен, чем изопентан и другие теплоносители, которые обычно используют в подобных электростанциях. Во‑вторых, все необходимые компоненты производятся и продаются в массовом порядке, а при строительстве маленькой модульной электростанции это снижает расходы практически вдвое.

В Чене стоят два 200-киловаттных модуля, и это с лихвой покрывает все энергетические потребности курортного поселка. Стоимость электроэнергии упала с 30 центов за киловатт-час всего до 5 центов. Все капитальные затраты — а они составили $2,2 млн, включая разведывательные работы и бурение скважин, — должны окупиться за четыре или пять лет.

Нынешней осенью компания United Technologies совместно с поселком Чена получили грант от министерства энергетики США. Им предложили смонтировать демонстрационную электростанцию на одной из нефтяных или газовых скважин. На таких скважинах в год образуется как минимум 40 млрд баррелей сточных вод, причем по большей части теплых, то есть с температурами «от средних до относительно низких». По данным исследования, которое провел Южный Методистский университет штата Техас, эти сточные воды дают возможность получать еще от 6000 до 11 000 МВт электроэнергии. «Наше дело только показать, как все это работает, — говорит Холдман, — а компании сами тут же схватятся за эту идею».

На улице тепло, градусов 20 выше нуля, но мы открываем тяжелую деревянную дверь Музея льда и оказываемся при минус пяти. Там нас встречает Берни Карл, владелец всего этого курорта. Он себя чувствует вполне комфортно, хотя его греют всего лишь флисовая курточка да аккуратно подстриженная бородка. «Это самая большая ледяная конструкция в мире», — заявляет Карл. Затем он с не меньшей гордостью добавляет: «Журнал Forbes назвал наш музей самой глупой коммерческой затеей за весь 2004 год». Они имели в виду, что вся постройка должна растаять за одно теплое лето, если не будет работать холодильная установка. Карл это формулирует так: «Нам сулили, что наши замороженные капиталовложения легко превратятся в растаявшие и утекшие капиталовложения».

Сейчас вся эта постройка выглядит вполне капитальной и надежной. Внутри тоже все солидно. Справа от входа помещение перегорожено ледяной стеной из блоков весом больше тонны — их нарезали в марте на ближайшем озере. Слева — массивный ледяной верстак с набором специализированных инструментов, включая бензопилы Stihl со специально доработанными зубьями. Хизер Брайс, четырехкратная чемпионка мира в изготовлении ледяных скульптур, стоит над вертикальным токарным станком, ее хрупкая фигурка укутана в пышные многослойные наряды, а на голове красуется меховая шапка. С помощью специального резца она вырубает очертания бокала для мартини. Осколки льда, как искры, разлетаются во все стороны.

Хизер и ее муж, Стив Брайс, тринадцатикратный чемпион в этом спорте-ремесле, создавали все скульптуры в этом музее буквально на пустом месте, причем дважды. К числу их шедевров можно причислить и оптоволоконную люстру, и шахматную доску, на которой пешки метровой высоты имеют вид черных медведей, а ладьи высечены в форме тотемных столбов. В центре заведения ухоженный ледяной бар — только для его нужд Брайсы изготавливают в неделю по 600 ледяных бокальчиков под мартини. «Обычно посуда выдерживает дольше, чем те, кто из нее пьет», — говорит Хизер, когда бармен передает мне коктейль. Я понимаю всю ее правоту, когда делаю первый глоток и нижняя губа у меня чуть не примерзает к стакану.

Судя по множеству туристов, рассевшихся вокруг меня на табуретах, покрытых оленьими шкурами, этот ледяной музей, который открыт в течение всего летнего сезона, — не такая уж и глупая затея. Когда девять лет тому назад Берни Карл появился в этих краях, курорт ежегодно приносил по целому миллиону убытков. Как и все другие интеллектуальные прорывы, совершенные Карлом, этот трудно понять без дополнительных разъяснений. Он считает, что здесь идеальное место для желающего работать инженера-механика. «Для меня это как игровая площадка, — говорит Гвен Холдман. — Берни вываливает передо мной свои грандиозные идеи, а я абсолютно свободна, разрабатывая их воплощение».

Музей льда поддерживается в замороженном состоянии благодаря абсорбционной системе охлаждения. Эта идея насчитывает больше 150 лет, но прежде считалось, что для экономической эффективности минимальная температура геотермальных вод должна составлять 110 °C. Однако здесь, как и в случае с электростанцией, для замораживания используется не простой механический компрессор, а преимущества имеющегося перепада температур.

В совершенно уникальной трехступенчатой системе, специально разработанной для Чены компанией Energy Concepts из Аннаполиса, используется цикл абсорбции аммиак-вода. Рассол, который циркулирует по установленному за музеем кондиционеру, охлаждается до температуры -29°С. В итоге система мощностью более 50 кВт обходится всего в $12 в день. Топливо для традиционного компрессионного холодильника обошлось бы при той же производительности в $200. Разумеется, отопление поселка в зимнее время использует те же природные ресурсы.

В единую отопительную систему включены все здания поселка. В итоге ежегодно экономится $300 000 только на одном отопительном горючем. Даже когда на улице мороз -45°С, в помещениях теплицы (да-да, здесь выращивают помидоры, зелень, огурцы и даже клубнику и малину!) сохраняется комфортная температура в 25 °C — благодаря воздухообменникам и теплым полам, сквозь которые протекает термальная вода. Металлогалогенные лампы, которые в зимние месяцы светят по 16 часов в сутки, тоже питаются энергией от геотермальных источников.

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№3, Март 2008).