Когда китайцы взорвали в космосе свой спутник, по всему миру прокатилась волна возмущения, а в космосе рассеялась туча его осколков. Как прикажете понимать этот взрыв? Как жест в политической игре или как начало гонки вооружений в космосе?

11 января 2007 года в 22:28 по Гринвичу маленький спутник (всего около 2 м длиной), на протяжении семи лет проносившийся по неизменной траектории, непрерывно передавая свои координаты земным наблюдателям, в момент пролета над Южным Китаем внезапно исчез. Он превратился в облако мусора, летящего на скорости больше 25 000 км/ч, растянувшееся по загруженной космическими аппаратами орбите. Разумеется, это не было началом первой космической войны, хотя выглядело чрезвычайно похоже. Это была только проба, испытание — уничтоженный объект представлял собой давно отслуживший свое спутник китайской метеорологической службы. Страной, уничтожившей этот спутник, был тоже Китай. Согласно официальным сообщениям, с мобильной пусковой установки на испытательном полигоне Сонглин неподалеку от Сичана в провинции Сычуань была запущена многоступенчатая твердотопливная ракета с кинетическим ударным устройством, то есть массивной болванкой вместо боеголовки. На скорости около 29 000 км/ч нападающий аппарат достиг орбиты спутника-жертвы и разрушил его, превратив в груду обломков. «Это был просто выстрел ‘прямой наводкой', практически без попыток поменять траекторию ракеты», — говорит Филип С. Кларк, независимый британский эксперт по китайской и российской космическим программам.

Китайские испытания прозвучали как явная демонстрация растущих военных претензий, особенно в свете того, что Китай давно уже практически силком тянут в международный альянс стран, запретивших космическое оружие. «Эта акция выглядит как опасный шаг к пропасти, к милитаризации космического пространства, — говорит Тереза Хитченс, директор Центра оборонной информации, одной из независимых групп, занимающихся в Вашингтоне анализом ситуации в военной сфере. — До сих пор Китай в своих космических исследованиях старался придерживаться общепринятых моральных норм, однако последние испытания изрядно подогрели антикитайские настроения среди ястребов в американском конгрессе. Если не соблюдать предельную осторожность, ситуация в космосе будет скоро напоминать Дикий Запад».

Международная угроза

Для многих стран самым неприятным аспектом китайских испытаний оказалась не угроза политической дестабилизации, а возникшая в космосе туча обломков, представляющая серьезную опасность для каждого обращающегося по орбите спутника, а также для МКС. «Космический мусор представляет собой серьезную проблему, — говорит Лаура Грего, научный сотрудник в Программе глобальной безопасности при «Союзе обеспокоенных ученых». — Какой-нибудь предмет сантиметрового масштаба очень трудно отследить, однако при столкновении на большой скорости с любым космическим аппаратом он может нанести существенный ущерб». Представьте себе дробинку охотничьего заряда, но летящую в десять раз быстрее пули — что будет, если она попадет в космический аппарат? А теперь представьте себе, что в результате китайских противоспутниковых испытаний (ASAT) образовалось 35 000 таких пулек! И это не считая еще 1500 крупных фрагментов — размером 10 см и больше.

Хотя США знали о китайских планах испытания технологии ASAT, официальные лица предпочли хранить молчание. До успешного январского запуска китайцы промахивались два или три раза. Все эти неудачные попытки отслеживались спутниковой системой ВВС США, известной под названием «Программа содействия обороне» (Defense Support Program). Инфракрасные телескопы, установленные на этих оборонных спутниках, способны разглядеть тепловой след факела ракеты, запущенной в любой точке земного шара.

Американские антиспутники

Никакая индустриально развитая страна уже не может обходиться без спутников в своей повседневной жизни — они необходимы для функционирования компьютерных сетей, телекоммуникаций, навигации, метеорологии, телевидения и радио. Поражение этих легко уязвимых целей — важный момент военной стратегии. Представьте себе, что вооруженные силы США вдруг утратят каналы передачи команд для боевых подразделений, каналы управления ракетными системами, а гражданское население окажется без грозовых предупреждений и телефонной связи.

При этом одни спутники подвержены большей опасности, а другие — меньшей. Большая часть космических аппаратов, включая и разведывательные спутники, обращается по низким околоземным орбитам, то есть на высоте до 2000 км над земной поверхностью. Как показали китайские испытания, такие цели можно поразить ракетами средней дальности, которые могут нести самые примитивные средства уничтожения. Спутники GPS «подвешены» гораздо выше, в 20 000 км над Землей, а спутники связи, как правило, расположены на геостационарной орбите — в 35 000 км над поверхностью Земли. Для того чтобы их поразить, требуются более мощные и точные баллистические ракеты дальнего радиуса действия. Впрочем, такая задача тоже выполнима. «Для того чтобы заметно подорвать эффективность системы космической поддержки, распределенной по всему околоземному пространству, пришлось бы устроить в нем генеральную уборку, — говорит Джон Пайк, аналитик по космическим вопросам на сайте GlobalSecurity.org. — Для этого потребуются сотни ракет-носителей межконтинентального класса».

Подобная тотальная противоспутниковая акция сделала бы космос совершенно бесполезным на многие десятилетия. «В космосе болталось бы столько мусора, — поясняет Кларк, — что вывод любого аппарата на орбиту стал бы небезопасным предприятием».

Соединенные Штаты и Россия — два государства с неоспоримыми возможностями для ведения противоспутниковой войны. Однако даже в течение «холодной войны» спутники-шпионы оставались неприкосновенны — последствия борьбы с ними представлялись более неприятными, чем сознание, что за тобой из космоса следит противник. «Противостоящие стороны пришли к определенному консенсусу, — говорит Кларк, — пусть каждый подглядывает за кем угодно».

Тем не менее американские военные десятилетиями разрабатывали оружие, пригодное для того, чтобы сбивать спутники, принадлежащие другим странам. В 1962 году американцы позволили себе грубейшую акцию — испытание противоспутникового оружия под кодовым названием Starfish Prime. Тогда на высоте около 400 км был взорван ядерный заряд мощностью 1,4 мегатонны. Взрыв, который произошел в 1300 км от Гавайских островов, вывел из строя по крайней мере шесть космических аппаратов, как американских, так и принадлежащих другим странам, то есть примерно треть всех спутников, которые в то время обращались вокруг Земли на низких орбитах. Под действием электромагнитного импульса ядерного взрыва в городе Оаху перегорело 300 уличных фонарей. Эксперимент подтвердил, что ядерный взрыв можно использовать в качестве противоспутникового оружия, но его воздействие уж слишком неразборчиво.

В поисках средств, позволяющих «хирургическое» вмешательство, силами ВВС были развернуты работы над проектом Mudflap — его целью было поражение отдельных советских спутников с помощью реактивных снарядов. Первые испытания потерпели фиаско из-за неточной работы систем космического наведения. Но 23 мая 1963 года ВВС сумели провести успешную атаку с использованием модифицированной баллистической ракеты Nike-Zeus, которую запустили с атолла Куаджалейн в архипелаге Маршалловых островов. На высоте 240 км ракета уничтожила отслужившую свое тренировочную мишень, которая ранее использовалась для отработки стыковки в рамках программы NASA Gemini.

В течение следующих десятилетий ВВС США разработали более изощренные ракеты класса «воздух-космос», которые были способны поражать цель с несравненно большей точностью. В 1985 году американцы сбили свой же спутник, использовавшийся для наблюдений за Солнцем, с помощью небольшой трехступенчатой ракеты с тепловой головкой самонаведения, запущенной с истребителя F-15. Тогда, как и у китайцев в этом году, в качестве боеголовки использовалась болванка, так что осколки пораженного спутника разнесло по открытому космосу. Финансирование этой программы заморозили до тех времен, когда появятся новые возможности для совершенствования системы «воздух-космос».

В том же году на ракетном полигоне Уайт-Сэндз в Нью-Мексико были начаты эксперименты с мощным инфракрасным химическим лазером. В 1997 году этим лазером удалось временно ослепить спутник ВВС, следивший за запусками и полетом ракет. При этом сам спутник остался в целости и сохранности и в космосе не появилось новых обломков. С тех пор лазерные эксперименты больше не проводились. Впрочем, нынешний федеральный бюджет предполагает финансирование еще одного испытания — прямо в этом году с оптического полигона Старфайр на базе ВВС в Кертланде, Нью-Мексико, лазерный луч будет направлен в сторону одного из спутников, обращающихся на низкой околоземной орбите.

Где-то около $400 млн. было потрачено за последние годы на разработку еще одного весьма оригинального средства для охоты за спутниками — трехступенчатой ракеты, которая, согласно замыслу, должна использовать лист из полимерного материала типа Mylar буквально в качестве «мухобойки». «Мягкий» удар будет выводить спутник из строя, но при этом минимизировать количество обломков. Пока еще эта идея не доведена до испытаний, хотя известно, что ракета будет рассчитана только на низкие околоземные орбиты, в то время как навигационные и коммуникационные спутники летают слишком высоко.

Поражение принадлежащих противнику спутников может иметь далеко идущие последствия. Ведь даже если мы берем в расчет только военные спутники, так называемые «гражданские» тоже могут попасть «под горячую руку». Почти любой из них допускает двоякое использование — гражданский метеорологический, наблюдающий за перемещением ураганов, можно использовать и для слежения за перемещениями войск. Немало спутников принадлежит одновременно нескольким государствам. И если некая страна уничтожает спутник, принадлежащий потенциальному противнику, этим актом она ставит под удар и свои собственные космические аппараты. «Вот так и начинаются войны», — предупреждает Чарльз Вик, ведущий аналитик при GlobalSecurity.

Ясное сообщение

Не ясно, для чего Китаю было нужно провоцировать рост недружественных отношений в собственный адрес. Некоторые эксперты считают, что по крайней мере частично действия Китая можно объяснить реакцией на рассекреченный в 2006 году американский доклад, посвященный перспективам военных действий в космосе. В этом документе утверждается, и не в первый раз, что «Соединенные Штаты рассматривают возможность пользования космическим пространством… как жизненно важный аспект, касающийся национальных интересов. В соответствии с этим подходом Соединенные Штаты намерены отстаивать свои права, возможности и свободу действий в космическом пространстве. Они будут разубеждать и удерживать прочих от ущемления упомянутых прав и от развития средств, предназначенных для этой цели… При необходимости соперникам будет отказано в возможностях использовать космическое пространство, если они таким образом преследуют цели, враждебные национальным интересам США».

Как это сформулировал Кларк, Соединенные Штаты «по сути, заявили, что уверены в своем праве ограничить пользование космосом для всех, кроме своих союзников». Джеффри Дж. Льюис, эксперт по контролю за оружием в фонде «Новая Америка», добавляет: «Многие в мире были оскорблены самим тоном этого заявления. Обозреватель одной из британских газет напрямую обвинил США в том, что они считают космос своим 51-м штатом».

Некоторые эксперты считают, что в этом контексте китайские испытания можно трактовать как попытку решить эту проблему силовыми методами, показать Соединенным Штатам возможные последствия отказа от справедливых договоренностей по военному использованию космического пространства. «США ограничивают возможности для заключения таких договоренностей, — говорит Майкл О’Ханлон, руководитель исследований по безопасности в Институте Брукинга, аналитическом центре, расположенном в Вашингтоне. — Для китайцев эти испытания служат попыткой вести диалог с позиции силы».

Пайк допускает, что у Китая есть и другие причины для того, чтобы поиграть мускулами: это вопрос Тайваня. Китай давно стремится поглотить это непокорное островное государство, которое американцы обязались защищать. В обозримом будущем, считает Пайк, у Китая есть лишь два пути, которые могут привести к захвату Тайваня. Либо он блефует в ядерном противостоянии с США, либо попробует выпустить с мобильных стартовых позиций залп ракет средней дальности и сбить сразу все американские низколетящие спутники-шпионы. Этот удар может надолго ослепить американских стратегов, а тем временем вооруженные силы Китая успеют закрепиться на острове. «Китайцы постоянно проводят масштабные учения с использованием амфибий неподалеку от берегов Тайваня. Когда-нибудь эти учения могут обернуться настоящей военной операцией, — так говорит Пайк. — Либо американцы успеют достаточно быстро попасть на остров и остановить нашествие, либо китайцы выиграют в этом забеге. Тогда для того, чтобы выбить их с острова, у американцев может не хватить политической воли. Все, что китайцам нужно, это выигрыш во времени». «А ведь для этого требуется, — говорит Пайк, — сбить всего лишь полдюжины спутников. Спутники висят совсем низко и доступны любому дураку».

Если посмотреть с этой точки зрения, можно согласиться, что испытания со сбитым спутником проводились не для того, чтобы Китай показал Америке свои возможности. Просто китайцы подтвердили, что их собственные военные планы близятся к воплощению.

Козырная карта в американской колоде

Пройдут годы, пока мы осознаем все долгосрочные последствия этих испытаний, однако уже сейчас мало кто из компетентных наблюдателей считает, что Китай добился какого-то выигрыша. Американские сторонники жесткой линии, настаивающие на том, чтобы Америка ограничила техническое сотрудничество с Китаем, получили в свой арсенал дополнительные аргументы.

Посмотрим, будут ли Штаты ускорять свои работы над противоспутниковым оружием, чтобы вывести его из экспериментальной фазы. Страна пребывает в разгаре войны, бюджетные возможности напряжены до предела. Россия сейчас не воспринимается как угроза, а у Китая имеется всего 60 спутников, причем бóльшая часть не стоит даже того, чтобы их сбивать.

Самое мощное американское противоспутниковое оружие создавалось вообще не для борьбы со спутниками — это ракеты, разработанные Агентством противоракетной обороны (MDA, ранее было известно как «Стратегическая оборонная инициатива», СОИ). Это же агентство отвечает и за использование своих ракет. Все американские баллистические ракеты по сути являются оружием двойного использования. Их способность сбивать нападающие ракеты подтверждена только на испытаниях, но уж нацелить их на любой из спутников, обращающихся на низких орбитах, не составит никакой проблемы. Двадцать четыре ракеты MDA несут дежурство на Аляске и в Калифорнии — это намного больше, чем может потребоваться, по словам Пайка, для решения любых срочных спутниковых проблем. Там ведь, как он говорит, «и стрелять-то некуда».

На сегодня ситуация такова. Милитаризация космического пространства долго не выходила за рамки дискуссий. Но вот взорван всего один старый метеорологический спутник, и Китай сделал перспективу новой гонки вооружений намного более реальной. Он показал миру, что в последней битве готов померяться силами с кем угодно.

Об отправке на Марс пилотируемой миссии читайте на сайте специального проекта журнала: «Наш Марс».

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№8, Август 2007).