Вообразите себя астронавтом, возвращающимся после трехлетней миссии к Марсу. Электропроводка начинает искрить, и вы снимаете панель, чтобы проверить, в чем дело. Вашим изумленным глазам предстает парящий в невесомости шар грязной воды размерами с мяч, а на проводах — крупные хлопья пыли.

Это не слишком большое преувеличение: при запуске на орбиту в 1986 г. станция «Мир» была такой же чистой, как и МКС. И космонавты, бывавшие на ней, регулярно проводили чистку помещений и поверхностей, чтобы предотвратить рост бактерий и скопление пыли, вредящей здоровью. Но куда бы ни двинулся человек, микроорганизмы следуют за нами.

В конце 1990-х совместная российско-американская программа исследовала микробную активность на станции «Мир». Особую «остроту» исследованиям придавал тот факт, что за время 15-летнего полета станции на ней несколько раз случались поломки оборудования, так что температура и влажность на ней на какое-то время вырастали выше нормального уровня, а циркуляция воздуха была затруднена. В 1998 году космонавты на борту «Мира» собрали образцы воздуха и смывов с поверхностей в управляющем центре станции, в пищевом, спальном, гигиеническом, спортивном отсеке и с научного оборудования. Представьте себе их удивление, когда, открыв панель давно запертую защитную панель модуля «Квант-2» они обнаружили воду, парящую в невесомости — шар размером с баскетбольный мяч!

И эта водяная сфера была не единственной, найденной под панелями. За годы работы в герметичных условиях станции вода обильно конденсировалась из воздуха и накапливалась в каплях, которые постепенно сливались во все более крупные шары. Система поддержки циркуляции воздуха приводила к тому, что они скапливались в определенных частях станции, откуда им было тяжело вылететь, и где испарение затруднено.

Вода отнюдь не была кристально чистой. Несколько образцов даже имели коричневый цвет, а один — белесый. Температура под приборными панелями — в районе 28ОС — оказалась исключительно благоприятной для роста многих видов микроорганизмов и насекомых. Пробы воды были отправлены на Землю, где и были обнаружены в них различные бактерии, грибы, простейшие и даже пылевые клещи. Некоторые тесты показали и наличие спирохет. Целые колонии бактерий были найдены на резиновых прокладках иллюминаторов, на скафандрах, изоляции проводов, кабелей и труб, устройствах связи.

Рост и размножение микроорганизмов не просто неприятно и вредно для здоровья космического экипажа, но и опасно для самого корабля. Некоторые микробы могут вызывать порчу углеродистой стали, в том числе и нержавеющей. Они могут способствовать коррозии, выделять кислоты, медленно разъедающие металл, стекло и пластик. Они засоряют воздушные и водяные фильтры.

Разработанный недавно портативный датчик-определитель микроорганизмов LOCAD-PTS (мы писали о нем в заметке «Быстрый и умный») позволит экипажу вовремя обнаружить и нейтрализовать опасность контаминации. По ожиданиям создателей прибора, он будет незаменимым помощником и в долговременных полетах, и на постоянной лунной базе. Пока что LOCAD-PTS способен определять лишь Грам-отрицательные бактерии, но уже в начале 2008 г. разработчики обещают поставить дополнительные картриджи, расширяющие возможности инструмента. Эта версия уже проходит испытания на МКС — а новая, различающая 130 видов микробов отправляется для наземных тестов в Арктике. В идеале датчик будет способен определять тысячи отдельных видов микроорганизмов — не только бактерий, но и грибов.

Читайте также об инструментах, которыми пользуются космонавты на орбите: «Чем строят МКС», и о другой орбитальной проблеме: «Космический мусор».

По сообщению NASA