В XVII веке в Турции алхимик Аведис экспериментировал со сплавами меди, олова, серебра и других металлов. Отец Аведиса, армянин, бежавший в Константинополь, спасаясь от притеснений армян в Восточной Анатолии (азиатская часть Турции), отливал металлы на службе у султана Мустафы Первого. Аведис решил пойти дальше отца как в искусстве металлургии, так и в жизни.

Получить золото из неблагородных металлов ему так и не удалось, зато в 1618 году Аведис произвел первую в истории музыкальную тарелку с великолепным тембром и небывалой длительностью звучания. Выполнив заказ для армии султана (с помощью шумовых тарелок воины пугали врага), Аведис получил титул и благородное имя Зилджян (Ziljian, Zil ci в переводе с турецкого означает «мастер тарелок», а «ян» — армянский фамильный суффикс).

Аведис бережно хранил рецепт музыкального сплава и завел в семье правило: секрет изготовления тарелок передавался от отца лишь старшему сыну. Традиция прервалась только в XX веке, когда Аведис Зилджян Третий перед смертью передал рецепт сразу двум сыновьям, Арманду и Роберту. Его доброта вылилась в многолетние семейные распри и судебные тяжбы, а в 1981 году Роберт покинул семейный бизнес и основал компанию Sabian. На сегодня это основной конкурент Zildjian.

Рецепты звука

Сплав меди и олова, использованный Аведисом, не был оригинальным — бронза в те времена была хорошо известна. Однако примененные им уникальные методы плавления делали смесь очень эластичной, устойчивой к образованию трещин после закаливания и очень музыкальной. Компания Zildjian и другие производители тарелок по сей день хранят в строжайшем секрете тонкие нюансы изготовления своих сплавов, несмотря на то, что современные средства химического анализа позволяют с легкостью определить их состав по образцу.

Традиционно лучшим сплавом для тарелок считается колокольная бронза, это смесь олова и меди в отношении 1:5. Колокольные мастера экспериментируют с пропорциями, а также добавляют в бронзу другие элементы, например серебро, золото, фосфор. Колокольная бронза относится к двухфазным сплавам, которые имеют неоднородную структуру. Такие сплавы прочны и хорошо поддаются закалке, однако изначально более хрупкие и сложные в обработке. Поэтому процесс изготовления тарелок из колокольной бронзы практически невозможно полностью автоматизировать — их плавку, обточку и ковку можно производить только при непосредственном участии мастера.

В последнее время для изготовления тарелок используется мягкая бронза, однофазный сплав, в котором доля олова не превышает 8%. Этот металл широко доступен в виде листов различных размеров и толщины, заготовки тарелок из него получают элементарной штамповкой. Как правило, листовую бронзу используют для изготовления тарелок экономичных серий. Однако в последнее время ряд производителей, в частности Paiste, убедительно демонстрирует, что тарелки высшего класса из листовой бронзы ничуть не уступают традиционным.

Некоторые гонги и тарелки чайна делают из латуни. Правда, чаще всего латунь используется лишь для изготовления игрушечных и шоу-тарелок, которые ставят на установку просто для комплекта. Для схожих целей используют нейзильбер (сплав меди, никеля и цинка). Производители серьезных инструментов в поисках нового звука тоже не гнушаются экспериментировать со сплавами. К примеру, тарелки Meinl FX9 изготовлены из марганцевой бронзы (69% меди, 15% марганца, 15% цинка и 1% алюминия).

Печь-карусель

Традиционная технология изготовления тарелок требует внушительных затрат квалифицированного труда. Сначала из точно приготовленного сплава отливают заготовку тарелки. Она подвергается горячей ковке, в ходе которой тарелка обретает общие очертания. Многочисленные процессы отжига (нагрева и медленного охлаждения) позволяют снять внутренние напряжения металла. С помощью ручной холодной ковки мастер делает тарелку более твердой в строго необходимых местах. Этот творческий процесс контролируется на слух. За ковкой следует обточка на токарном станке, в ходе которой мастер придает тарелке нужную толщину. Станок лишь вращает тарелку, точило мастер держит в руках. Неравномерная толщина и жесткость тарелки определяют характер ее звучания. При обточке могут формироваться канавки, которые также влияют на звук. Наконец, тарелку можно отполировать и украсить своим мастерским автографом.

Конечно же, с тех пор как Ринго Старр прославил тарелки Ziljian на весь мир, многократно возросший спрос невозможно было удовлетворить, делая тарелки вручную. При изготовлении высококлассных тарелок из колокольной бронзы процесс отлива и горячей ковки заменили центробежным литьем (rotocasting) и прокатом. В сложной системе печей, размещенных на вращающейся платформе на роликах, создается температура свыше 7500С. Центробежная сила заставляет металл заполнять всю форму. Получившиеся заготовки готовы к финальной ковке и обточке. Более простой способ получить заготовку — отштамповать ее из листовой бронзы.

Ковка современных тарелок — процесс загадочный. В подавляющем большинстве случаев ее осуществляет станок с программным управлением. Между тарелками, кованными вручную и машиной, всегда была разница в звуке: «ручные» звучали ниже и основательнее. Природа этих различий, как оказалось, крылась в следующем: случайный характер ударов мастера давал иной результат, нежели симметричная ковка станка. Разумеется, станки с «псевдослучайной» ковкой не заставили себя долго ждать, и «машинные» тарелки зазвучали как надо. В настоящее время ярлычок «hand made» производители вешают на те тарелки, ковка которых производилась под контролем мастера. В дейст-вительно «ручном» происхождении тарелок вы можете быть уверены, только если их ковали при вас.

Точные технологии отливки и штамповки заготовок сделали обточку тарелок необязательной. Многие современные тарелки не обтачиваются вовсе. На некоторых недорогих тарелках обточка имитируется с помощью проштампованных канавок. Тарелки же топ-серий при необходимости честно обтачиваются — благо, на сегодняшний день этот процесс полностью автоматизирован.

Звук мечты

Непосвященный слушатель, для которого все тарелки звучат примерно одинаково, возможно, недоумевает, зачем же производится такое многообразие столь специфических музыкальных инструментов. На этот вопрос нам ответил специалист компании «Музторг», барабанщик Антон Ленков, который продемонстрировал нам тарелки всех видов в действии: «Каждый музыкант, работая над своими партиями, мысленно представляет себе их звучание и хочет донести эту картину до слушателя. Ударяя по всем тарелкам, представленным на витрине, он ищет именно ту, что звучала у него в голове».

Благодарим магазин «Музторг» за помощь в подготовке материала.

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№12, Декабрь 2006).