Пять цветов опасности

Писатель Бернард Ньюмен точно сформулировал преимущество внезапности в бою: «Я никогда не слышал о таких войсках, что устояли бы перед ночной атакой с тыла». Какими бы боевыми искусствами вы ни владели, сколько бы оружия ни носили с собой, — если вас сзади ударят по голове, вам уже ничего не поможет. Как избежать внезапного нападения? Это просто. Надо быть бдительным.
Антон Фарб
12453

Знаменитый Джеймс Батлер Хикок, известный как Дикий Билл, гроза западных территорий, неистовый стрелок и игрок в покер, один-единственный раз в жизни сел вопреки собственным правилам спиной к двери — это произошло 2 августа 1876 года. Знаменитый ганфайтер, не проигравший ни одной перестрелки, был убит выстрелом в голову местным пьяницей Джеком Макколом. Комбинация карт, которую он в тот момент держал в руке, получила в покере собственное название — «рука мертвеца».

С тех пор ничего не изменилось. Ни на йоту. Лучший из пехотинцев любого элитного спецподразделения может стать жертвой неожиданности. Проблема заключается в том, что мы не способны быть бдительными постоянно. Наша психика не в состоянии воспринимать и анализировать информацию об окружающем мире дольше двух часов кряду. Потом внимание рассеивается. Читать далее

Столкнувшись с этой проблемой во время Второй мировой, американские эксперты по психологической подготовке 82-й воздушно-десантной дивизии пришли к выводу, что состояние готовности человека можно разделить на условные уровни, обозначаемые разными цветами. К сожалению, история не сохранила имен подлинных авторов «цветового кода готовности», и нам он известен как «код Купера» — в честь полковника Джеффа Купера, сделавшего эту военную разработку достоянием широкой общественности. Термин «цветовой код» впервые был использован им в книге «Принципы личной самозащиты» в 1972 году.

Цветовая сегрегация

Цветовой код — это условное обозначение степеней возбуждения человеческой психики, стимулированных внешними раздражителями. Это пять состояний бдительности, переход между которыми может быть обусловлен как внутренней мотивацией («сосредоточься!»), так и внешней («что это там громыхнуло?»)

Первый цвет — белый. Состояние покоя, разновидность бодрствования, наиболее близкая ко сну. Мозг отдыхает. Угрозы нет. Вы сидите дома, перед телевизором, ружье стоит в сейфе, на улице дремлет ротвейлер. Окружающий мир привычен, знаком, неопасен. Можно думать о чем угодно. Уровень кортизола — «гормона тревоги» — в крови близок нулю. В «белом цвете» человек практически не способен реагировать на внезапную угрозу. При любой опасности срабатывает базовый старт-рефлекс и выдает одну из трех стандартных реакций: бей-беги-замри. Атавистическая реакция «замри» (прикинься мертвым, и хищник тебя не заметит) проявляется у 75% людей, что минимизирует шансы на выживание. В «белом цвете» постоянно пребывают люди с повышенным уровнем дофамина (например, влюбленные) и, разумеется, находящиеся под воздействием психотропных веществ или алкоголя.

Второй цвет — желтый. Это бдительность. Угроза есть, но она абстрактна. Вы вышли из дома, смотрите по сторонам. Вы обращаете внимание на лужи под ногами и открытые канализационные люки, следите за цветом светофора и не забываете поглядеть налево-направо при переходе улицы. Все это мозг проделывает автоматически, в фоновом режиме. Лучшая иллюстрация «желтого цвета» — это машинальная деятельность водителя за рулем. Контроль движения спереди, сзади, слева и справа, дорожные знаки, светофоры, пешеходы, мотоциклисты, неадекватные водители — все это не мешает параллельно слушать музыку, разговаривать, думать о чем-то постороннем. В «желтом» человек может находиться достаточно долго — до 10−15 часов кряду.

Третий цвет — оранжевый. Настороженность. Угроза есть, и она реальна. Что-то угрожает непосредственно вам. Требуется предпринять определенные шаги, просчитать возможные последствия, сделать выбор. В кровь выбрасывается адреналин, норадреналин, кортизол. Пульс поднимается до ста ударов в минуту. Возникает эффект туннельного зрения — угол обзора сокращается от 120 до 10 градусов, все внимание приковано к угрозе (что не так уж и хорошо, ведь угроза может быть не одна). Это состояние часового, услышавшего подозрительный шорох в кустах; пешехода, перебегающего дорогу на красный; девушки, в одиночку возвращающейся ночью домой через парк. В этом состоянии человек может пребывать от 45 минут до двух часов, в зависимости от тренированности психики — точно как собака, работающая на поиск наркотиков или взрывчатки. Потом психика тормозится, человек постепенно возвращается в «желтый», а потом и в «белый цвет». Именно поэтому по уставу караульной службы часовых в армии меняют каждые два часа.

Четвертый цвет — красный. Борьба за выживание. Угроза из потенциальной стала реальной. Схватка началась, в первую очередь — с самим собой. Пульс поднимается до 160 ударов в минуту, организм переходит в состояние стресса. Тормозится парасимпатическая нервная система, активируется лимбическая система мозга. Во рту пересохло, руки дрожат, мелкая моторика не работает, кожа бледнеет, зрачки расширяются. Зато повышается болевой порог, усиливается грубая моторика, ускоряется обмен веществ, печень гонит в кровь гликогены, чтобы быстрее сжечь сахар и дать организму энергию для выживания. Самое печальное — постепенно перестают работать лобные доли мозга, способность к логическому мышлению значительно снижается. В распоряжении человека остаются только двигательные навыки — врожденные и натренированные, принимать какие-либо осознанные решения в «красном цвете» мы не в состоянии.

Пятый, последний цвет — черный. Шок. Состояние, наиболее близкое к смерти. Мозг не работает, органы чувств не воспринимают окружающую действительность, шансы на выживание равны нулю.

От белого к черному

Переходы между цветами должны осуществляться последовательно; любой резкий переход (из белого в красный, например) чреват проваливанием в «черный», когда психика не успевает разогнаться до нужных оборотов. Обратные переходы также осуществляются пошагово, мы не можем из оранжевого вернуться сразу в белый — пульс еще слишком высок.

Вообще наша психика столь зависима от физиологии, что мозг не в состоянии различить — поднялся ли пульс от реальной угрозы или после физической нагрузки. Как космонавты в центрифуге с трудом решают арифметические задачки, так и человек после интенсивной тренировки с превышением респираторного порога (когда из-за недостатка кислорода теряется способность говорить) чувствует себя приблизительно так же, как если бы его разум находился в «красном цвете».

Эта особенность организма с успехом используется в так называемых стресс-упражнениях, основная задача которых не поиздеваться над тренируемым, но адаптировать его психику к состоянию стресса. Поэтому, когда в кино сержант орет на морпехов и пинает их ногами, он не только проявляет свою садистско-сержантскую сущность, но и приучает бойцов действовать в «красном цвете». Также для переходов между цветами используются триггеры — определенные вещи, вызывающие у нас чувство тревоги. Например, вой сирены, запах дыма, физический контакт с незнакомым человеком и т.?д.

Мы фиксируем все опасное для нашего выживания так же автоматически, как мужчины обращают внимание на симпатичных женщин, проходящих мимо. И то и другое велит нам делать инстинкт выживания. К сожалению, большинство людей игнорируют сигналы опасности, полагая, что если раньше с ними ничего плохого не происходило, то не произойдет и впредь.

Официальный статус

Система цветового кодирования оказалась столь удачным изобретением, что была принята на вооружение министерством внутренней безопасности США после 11 сентября 2001 года для обозначения уровня террористической угрозы. Собственно, ее так и называют — «система 9/11».

Впрочем, еще задолго до этого, в разгар холодной войны, американцами использовалась система DEFCON — принятая в 1966 году градация готовности к ядерной войне. В ней было пять цветов — синий, зеленый, желтый, красный и белый, причем белый обозначал готовность к запуску ракет. Британцы в 1970 году приняли на вооружение систему BIKINI — где белый означал отсутствие угрозы, черный — потенциальную опасность, янтарный — конкретную угрозу и красный — тревогу и вой сирен.

В системе 9/11 также насчитывалось пять цветов: зеленый (низкий уровень угрозы), синий (средний уровень, профилактические мероприятия по предупреждению угрозы), желтый (значительный уровень, повышенная готовность), оранжевый (высокий уровень, полная готовность) и красный (террористическая угроза реализуется, принимаются меры противодействия).

За минувшие после 9 сентября тринадцать лет уровень поднимался до красного один раз (в 2006 году, когда по наводке британских спецслужб американцы предотвратили попытки угона десяти самолетов — с августа по сентябрь), до оранжевого — пять раз (в 2002—2003 годах), до желтого — семь раз.

Синим или зеленым степень террористической угрозы не оценивалась никогда, и в 2009 году было рекомендовано убрать эти уровни и базовым цветом оставить желтый. В том же году министерство внутренней безопасности отказалось от глобальных уровней тревоги, заменив их Национальной системой безопасности, которая оповещала жителей о конкретной террористической угрозе.

На деле идет ли речь о безопасности государства или о личной самообороне, всегда действуют одни и те же принципы, главный из которых гласит: «Осведомлен — значит вооружен!»

Цветовой код Купера — это удобный инструмент для повышения бдительности и осведомленности. Чем выше бдительность, тем меньшим будет преимущество внезапности у нападающей стороны — и тем выше будут шансы на выживание в экстремальной ситуации.

  • Герои Хавьера Бардема и Джулии Робертс в фильме «Ешь, молись, люби» — типичный «белый код». Они абсолютно расслаблены, не обращают внимания на окружающих, не думают ни о какой опасности.
    Герои Хавьера Бардема и Джулии Робертс в фильме «Ешь, молись, люби» — типичный «белый код». Они абсолютно расслаблены, не обращают внимания на окружающих, не думают ни о какой опасности.
  • Героиня Мелиссы Макбрайд из пятого сезона «Ходячих мертвецов» — желтый код. Непосредственной угрозы нет, но на всякий случай Кэрол Пелетье не выпускает из рук дробовик.
    Героиня Мелиссы Макбрайд из пятого сезона «Ходячих мертвецов» — желтый код. Непосредственной угрозы нет, но на всякий случай Кэрол Пелетье не выпускает из рук дробовик.
  • Бильбо Бэггинс из «Хоббита» видит угрозу в лице Горлума — оранжевый код. Тот еще не нападает, но Бильбо уже сжимает клинок, готовый в любой момент дать отпор мерзкому существу.
    Бильбо Бэггинс из «Хоббита» видит угрозу в лице Горлума — оранжевый код. Тот еще не нападает, но Бильбо уже сжимает клинок, готовый в любой момент дать отпор мерзкому существу.
  • Герой Джоша Дюамеля (и прочие солдаты) из «Трансформеров» — оранжевый код. Угрозы не видно, но они точно знают, что она неподалеку, и находятся в напряжении.
    Герой Джоша Дюамеля (и прочие солдаты) из «Трансформеров» — оранжевый код. Угрозы не видно, но они точно знают, что она неподалеку, и находятся в напряжении.
  • Росомаха с выпущенными когтями — типичный красный код. Герой Хью Джекмана использует свое оружие непосредственно в драке с оппонентом, защищаясь или нападая.
    Росомаха с выпущенными когтями — типичный красный код. Герой Хью Джекмана использует свое оружие непосредственно в драке с оппонентом, защищаясь или нападая.
  • Мачете находится в красном коде практически весь хронометраж фильма, отрубая руки и головы заведомо более слабым персонажам. Но таков уж Мачете в исполнении Дэнни Трэхо.
    Мачете находится в красном коде практически весь хронометраж фильма, отрубая руки и головы заведомо более слабым персонажам. Но таков уж Мачете в исполнении Дэнни Трэхо.

Код Купера в жизни

В идеале переход между цветами должен быть осознанным и добровольным, а не под воздействием внешних сигналов — клаксона несущегося на вас грузовика или отблеска ножа в подворотне. Для этого существует простой и надежный способ. Так как жизнь в целом рутинна и однообразна (дом-подъезд-улица-остановка-транспорт-работа и в обратном порядке), то свои типичные маршруты следует оценить с точки зрения угрозы и раскрасить в соответствующие цвета. Дом — белый, подъезд и улица — желтый утром, оранжевый вечером, подворотня — всегда красный. Оцените карту своей жизни. Если красного и оранжевого многовато — может, имеет смысл поменять маршрут или расписание.

Управлять состоянием своей бдительности не сложнее, чем, скажем, автомобилем — поначалу это требует постоянной сосредоточенности, потом превращается в автоматический навык.

Кто такой Джефф Купер?

Джон Дин Купер (Джефф — это прозвище) родился в 1920 году, а скончался в 2006-м, прожив долгую, насыщенную жизнь. Его наследие в области стрельбы и личной безопасности трудно переоценить — Джеффа Купера по праву называют «отцом современной стрельбы». Морской пехотинец, воевавший на Тихом океане, в 1949 году Купер комиссовался в звании майора, но уже через пару лет вернулся на службу и прошел всю Корейскую войну, закончив ее подполковником. Окончательно расставшись со службой, Джефф Купер получил степень магистра истории в Калифорнийском университете и основал Американский институт пистолета, позже переименованный в тренировочный центр «Гансайт».

Именно там Купер создал современную школу стрельбы из пистолета (хотя многие ее положения ныне уже считаются устаревшими, как, например, стойка Уивера, окончательно вытесненная «равнобедренной»), разработал дизайн пистолета Bren Ten, написал «Кодекс стрелка» — четыре правила безопасного обращения с оружием, благодаря которым за более чем полувековую историю существования практической стрельбы на соревнованиях не было ни одного несчастного случая. Практическая стрельба, к слову сказать, тоже детище Купера — именно он стал первым президентом МКПС в 1976 году, и соревнования по придуманным Купером правилам проводятся до сих пор более чем в 90 странах мира. А еще Джефф Купер сформулировал определение термина «хоплофобия» — это расстройство разума, характеризующееся иррациональной боязнью оружия.

Статья «Пять цветов опасности» опубликована в журнале «Популярная механика» (№146, декабрь 2014).

Комментарии