Бэтмен вернулся. После двух провальных фильмов о приключениях Человека в Маске за историю его жизни и летопись его подвигов взялся режиссер Кристофер Нолан. Результат порадовал и критиков, и поклонников — они в один голос заявили, что наконец-то самый трагический из супергероев комиксов нашел достойное воплощение на экране.

Любопытно, что режиссер Кристофер Нолан («Помни», «Бессонница») в обращении к спецэффектам ранее замечен не был. Начиная работать над фильмом «Бэтмен: начало», он выдвинул концепцию «достоверной реальности»: все, что зритель видит на экране, должно выглядеть настоящим, а не условно-комиксовым. Готэм — место, куда можно поехать, а плащ Бэтмена — новейшая разработка секретной лаборатории.

«Спецэффекты используются только тогда, когда они действительно необходимы», — объясняет Дэн Гласс, координатор создания спецэффектов. Всего в картине 570 кадров с эффектами, над которыми работали пять разных студий из Британии, Франции и Австралии.

Инопланетяне в Чикаго

Все началось с бэтмобиля. Кристофер Нолан обсуждал перипетии сюжета со сценаристом Дэвидом Гойером в гостиной своего дома, а тем временем в гараже художник-постановщик Натан Кроули собирал бэтмобиль, распотрошив для этого несколько типовых наборов для автомоделистов и добавляя к ним все, что попадалось под руку. За шесть недель Кроули соорудил несколько вариантов бэтмобиля. То, на чем в результате остановился выбор режиссера, напоминало гибрид Lamborghini и внедорожника Humvee, обладало функциональностью танка и плавностью очертаний гоночной машины. Увидев это чудо техники в действии, снимавшаяся в фильме актриса Кэти Холмс заявила, что теперь понимает, «почему мужчины сходят с ума по автомобилям». Исполнитель роли Бэтмена Кристиан Бэйл был того же мнения, а некий безымянный и нетрезвый житель Чикаго, где проходили съемки, выразил свой восторг тем, что врезался в бэтмобиль на полной скорости. Потом он объяснил, что ему показалось, будто на Землю высадились инопланетяне.

Всего для фильма было построено восемь бэтмобилей в натуральную величину. Пять из них были настоящими машинами с автоматической коробкой передач, двигателем объемом в 5,7 л и мощностью в 340 л.с. Гигантские колеса крепились необычным способом — без передней оси, по бокам машины. В зависимости от фигур, которые бэтмобиль должен был выделывать по дороге, выбирался один из трех комплектов шин — гладкие, с большими или средними шипами. Шины были изготовлены по особому заказу.

Шестой бэтмобиль работал на электричестве и был снабжен сдвигающейся крышей — Бэтмен и его спутники попадали в машину именно через нее. Автомобили №7 и №8 были «пустышками» из легких материалов и без двигателей — их можно было катапультировать во время съемок сцен погонь.

Перед началом съемок бэтмобили прогнали через все возможные краш-тесты. «Мы много всего поразбивали, однако это означало, что, когда начнется работа, все будет в порядке», — говорит Эндрю Смит, руководивший постройкой бэтмобиля.

В трех кадрах фильма появляется и цифровой двойник бэтмобиля. Эти фрагменты были добавлены уже на стадии монтажа, когда Кристоферу Нолану срочно понадобились определенные ракурсы и развороты, а собирать съемочную группу заново уже не было никакой возможности.

Вид из окон бэтмобиля тоже был виртуальным. Огни большого города и отсветы полицейских сирен — все то, что заставляет поверить, что машина действительно движется — делали на своих компьютерах сотрудники австралийской студии Rising Sun Pictures. 15 человек работали над этой задачей четыре месяца.

В туалет со свитой

Мастерская по костюмам представляла собой целое поселение, круглосуточно охраняемое и накрытое сверху громадной жестяной крышей — чтобы папарацци на вертолетах не увидели ничего лишнего.

Наряд Бэтмена должен быть функциональным — в этом художник по костюмам Линди Хэмминг видела свою главную задачу. Непроницаемый черный костюм не должен был мешать актеру двигаться. Он был сшит точно по мерке Кристиана Бейла из неопреновой подкладки и латекса. Особые материалы не давали мускулам затечь и сохраняли температуру тела.

Новый Бэтмен — первый в истории кино, который может поворачивать голову, не разворачиваясь при этом всем корпусом. Старая маска Бэтмена крепко соединяла голову и плечи. В новом фильме соединение упругое и подвижное, но при этом — никаких морщинок на ткани.

Был ли костюм удобным? Конечно, нет. Каждый день перед съемками Кристиана Бейла наряжали три человека, и без посторонней помощи он не мог даже воспользоваться туалетом. Актер жаловался, что уже через полчаса у него начинала болеть голова, и он приходил в бешенство. «Но я не хотел вести себя как слюнтяй. Я использовал боль как вдохновение, как топливо для неистовства моего героя. Бэтмен — не человек в костюме, это иное существо», — говорит Бейл.

Предмет гордости Линди Хэмминг — плащ Бэтмена, для которого была изобретена специальная технология: на смазанный клеем нейлон под воздействием статического электричества налеплялись мельчайшие волокна. После этого плащ казался почти бархатным. Эффект поглощения света на шлемах британских полицейских достигался похожим образом — и именно полицейский технолог помогал съемочной группе в обработке ткани.

Виртуал в плаще

На съемочной площадке плащ Бэтмена развевался под действием специальных насосов. Однако форму крыльев летучей мыши непослушной ткани придавали с помощью компьютерных спецэффектов. Чтобы дать аниматорам материал для работы, каскадер Бастер Ривз, главный дублер Бейла, десять раз спускался на тросах с высокой стены. Он повторял прыжок с плащом и без него, и каждая попытка фиксировалась на десять видеокамер со всех возможных ракурсов. Таким образом на лондонской студии спецэффектов Double Negative смогли проанализировать, как разлетается плащ при прыжке, и выстроить по кадру виртуальную картинку.

Кристофер Нолан хотел, чтобы его Бэтмен был реальным. «Почти все, что вы видите на экране — самая настоящая работа каскадеров, — говорит Пол Франклин из Double Negative, студии, которая создала более 300 кадров с эффектами для фильма. — Либо это Кристиан Бэйл в костюме Бэтмена, либо Бастер Ривз, который совершал невероятные трюки». Чтобы снять перелет героя через небо над Готэмом, Ривз на тросах пролетел 250 м над съемочной площадкой.

Но когда специалисты из Double Negative продемонстрировали режиссеру возможности виртуального двойника, оказалось, что без него трудно обойтись — так в фильме появилось примерно 15 кадров, где на экране виртуальный Бэтмен.

Сканирование Кристиана Бейла в костюме Бэтмена сделали на бельгийской студии Eyetronics с помощью оптического, а не лазерного сканера. Пересняты были отдельные фрагменты костюма, складки ткани, морщинки и текстура. Поскольку Брюс Уэйн — будущий Бэтмен — соорудил свой наряд из подручных материалов, все его части сшиты из разных тканей, и это должно было чувствоваться на экране.

Дорога в монастырь

Карьера Брюса Уэйна в качестве борца с преступностью началась после того, как он познакомился с членами таинственной Лиги Теней, обитающей в Гималаях. Гималайские сцены снимали в Исландии, на вершине ледника Ватнайокудль. Чтобы добраться туда со всем своим оборудованием, киногруппе пришлось построить настоящую дорогу. Для самих же съемок по рисункам Натана Кроули был выстроен в натуральную величину монументальный вход в монастырь, где по сюжету тренируются бойцы Лиги. Монастырь во всей его красе — очень красивая миниатюрная модель с большим количеством деталей. На студии Double Negative ее отсканировали и искусно вписали в горный пейзаж.

Поединок Брюса Уэйна с его наставником Дюкардом (Лайэм Нисон) снимали на льду замерзшего озера. Перед съемками актеров тренировали на искусственном катке, чтобы они научились сражаться на льду, не подскальзываясь и не падая. Из соображений безопасности на лед больше шести человек одновременно не допускали; время от времени раздавалось угрожающее потрескивание, и съемки приходилось останавливать. Всю сцену отсняли за день, а на следующее утро льда уже не было — он растаял.

«Нью-Йорк в квадрате»

После пребывания в монастыре герой возвращается в родной Готэм-сити возмужавшим и готовым к бою — а зритель впервые в истории фильмов о Бэтмене видит этот город со стороны, из окна самолета. Гигантский мегаполис, «Нью-Йорк в квадрате», как его называл режиссер, должен был производить на зрителя впечатление места «знакомого, но опасного».

Новый Готэм состоит из полумиллиона зданий, собранных в единый город на студии Double Negative. Специально для фильма «с нуля» был нарисован только один небоскреб — Башня Уэйна (Wayne Tower) которая возвышается надо всем городом. Прототипами остальных зданий стали небоскребы Чикаго. Шесть групп фотографов, вооруженных фотоаппаратами Canon EOS 10D и более новым Canon EOS 1D Mark II, обошли весь город, сделав более миллиона цифровых снимков и слайдов, которые стали основой для будущего фантастического мегаполиса. «Готэм удивительно похож на Чикаго, — говорит Дэн Гласс. — Это потрясающая комбинация небоскребов в стиле art deco, современной архитектуры, старых домов и трущоб».

Для «строительства» на Double Negative использовали программу под названием dnPhotofit, позволяющую создавать трехмерные модели зданий на основе серии фотографий. Фантастический монорельс и его причудливые конструкции среди небоскребов тоже были нарисованы на компьютере. Однако жители Чикаго утверждают, что монорельс — это поезд линии L их городского метро, только поднятый над землей на 45 м.

Гонки в миниатюре

Часть Готэма была выстроена в миниатюре. Надо сказать, это была не маленькая декорация, а целая часть города — дома и черепичные крыши в масштабе 1:3. Она занимала большую часть бывшего авиационного ангара, построенного неподалеку от Лондона после Второй мировой войны для гигантского дирижабля R-101. «У нас была одна из самых больших студийных декораций всех времен», — рассказывает Дэн Гласс. Свет в этих условиях выставлялся практически так же, как и в настоящих декорациях.

Миниатюрный Готэм использовался в основном для работы над сценой погони. Бэтмобиль сталкивается с другими машинами, маневрирует в потоке на огромной скорости и резко разворачивается в очень ограниченном пространстве. Съемки этого эпизода продолжались более трех месяцев.

Было построено несколько бэтмобилей в масштабе 1:3, каждый по полтора метра в длину. «Наша модель могла ехать со скоростью 55−65 км/ч, что для миниатюры очень быстро, — говорит Дэн Гласс. Управляли миниатюрным бэтмобилем с помощью пульта дистанционного управления. Часть кадров снималась «вживую» на улицах Чикаго, на участке недостроенного шоссе, не соединенного с городским движением. Каскадеры и съемочная группа работали с недавно изобретенной машиной для камеры под названием AMG Mercedes ML, оснащенной стабилизатором и дававшей чрезвычайно устойчивое и качественное изображение даже на самой высокой скорости. С этой машины было снято почти 80% всех погонь в фильме. Режиссер и оператор сидели внутри, следили за происходящим по мониторам и давали через встроенные микрофоны указания водителям бэтмобиля и других машин.

«В сценах погонь машины редко едут со скоростью больше 90−100 км/ч, — говорит оператор Уолли Пфистер. Но бэтмобиль ехал со скоростью 190 км/ч. Он почти обгонял вертолеты!»

Мышь на палочке

Бэтмен не стал бы Бэтменом, если бы не детский страх Брюса Уэйна перед летучими мышами. Встретился он с ними в детстве, в пещере на территории поместья своих родителей.

Интерьеры и внешний облик поместья Уэйнов снимали в британском поместье Mentmore Towers, построенном Ротшильдами в середине XIX века. Спальни и коридоры соорудили в Shepperton Studios в Лондоне, там же были выстроены и декорации пещеры — по рисункам, которые Натан Кроули набросал в гараже режиссера. В пещере скрывались 24 насоса, прокачивавшие через площадку 12 тысяч галлонов воды в минуту — так приходили в действие водопад и река.

Попытка привлечь в фильм настоящих летучих мышей провалилась — дрессировке эти существа не поддаются. Виртуальных летучих мышей сделали на лондонской студии Moving Picture Company. Образцом стало чучело летучей мыши и множество кино- и видеосъемок этих животных. «За время съемок фильма Кристофер Нолан прошел все стадии развития спецэффектов за последние пять-шесть лет, — говорит Пол Франклин. — Вначале он относился к ним крайне подозрительно, словно беспокоился, что наши ребята завяжут ему глаза и потащат фильм в том направлении, в котором хочется им». В результате режиссеру так понравилось, что он продолжал добавлять новые эффекты буквально за неделю до сдачи фильма на студию. И финал выбрал соответствующий — цифровой Бэтмен на фоне виртуального города.

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№9, Сентябрь 2005).