Под гипнозом: Правда и мифы о гипнозе

В глубоком гипнотическом сне человек полностью подчиняется воле гипнотизера… Стоп! В этой короткой фразе есть две принципиальные ошибки
Александр Чубенко
10
59903

Долгое время гипноз действительно считали особой формой сна. С начала до середины ХХ века общепринятым было предложенное великим русским физиологом И.П. Павловым объяснение механизма гипноза: монотонные раздражители — зрительные, звуковые, тактильные (тепло от пассов — движений рук гипнотизера) — создают в коре головного мозга очаг торможения, которое в соответствии с давно известными и до сих пор общепринятыми законами нейрофизиологии иррадиирует (распространяется) в другие отделы, и мозг вместе с его носителем засыпает. Не спит только «сторожевой пункт», который обеспечивает раппорт — связь с гипнотизером (примерно такой же, какой позволяет матери спать при любом шуме, но мгновенно пробуждаться при тихом похныкивании младенца). Но с появлением электроэнцефалографов выяснилось, что никакого торможения при гипнозе не происходит, а биоэлектрическая активность мозга сомнамбулы (человека, находящегося в состоянии глубокого гипноза) практически не отличается от ЭЭГ во время бодрствования. Исследования последних лет с применением функциональной магнитно-резонансной томографии ясности в вопрос о физиологических механизмах гипноза не добавили: работа отдельных структур мозга при этом отличается и от сна, и от бодрствования, но что означают эти отличия, пока непонятно.

Общепринятое сейчас определение гипноза выглядит обтекаемо: «Временное состояние сознания, характеризующееся сужением его объема и резкой фокусировкой на содержании внушения, что связано с изменением функции индивидуального контроля и самосознания. Состояние гипноза наступает в результате специальных воздействий гипнотизера или целенаправленного самовнушения» (Б.Д. Карвасарский. Психотерапевтическая энциклопедия). Но хотя в теории гипноз — это не сон, на практике на сеансах классического гипноза врачи пользуются теми же приемами, что и их коллеги 100, 200 и даже тысячи лет назад: фокусировкой взгляда на блестящем предмете, убаюкивающими однообразными раздражителями и монотонной речью с акцентом на ключевых моментах: «Вы спите всё глубже» и «Вы слышите мой голос, мои внушения».

В состоянии глубокого гипнотического сна (общепринятый даже среди профессионалов неправильный, но удобный термин) и происходят все те чудеса, из которых сложилось впечатление о том, что под гипнозом люди теряют свободу воли. До последней, сомнамбулической стадии гипноза, даже под руководством опытного гипнотизера, способен дойти примерно один человек из пяти-семи. Но уж он-то может прыгать по сцене как лягушка, шарахаться от шарфа, искренне веря, что это змея, подолгу лежать в так называемом каталептическом мосту, опираясь на спинки стульев только затылком и пятками, с удовольствием грызть ядреную луковицу, не плача и ощущая вкус внушенного яблока… Эстрадные фокусники и ранние исследователи феномена гипнотического внушения перепробовали всё, что приходило им в голову, — и действительно, под гипнозом человек может выполнить любой приказ гипнотизера. Почти любой.

Преступление и наказание

Ни под каким гипнозом человека нельзя заставить сделать то, что расходится с его чувством самосохранения или моральными принципами. Например, можно внушить сомнамбуле, что он (а) не видит кого-нибудь из присутствующих. Если этот невидимка возьмет в руки стоящую на столе вазу, гипнотик чистосердечно удивится тому, что она взлетела сама собой и висит в воздухе. Он «поверит» и тому, что комната совершенно пуста, но после приказа пройти по прямой аккуратно обойдет столы и стулья. Он может искренне согласиться, что перед ним не окно на… надцатом этаже, а дверь, «видеть» входящих через нее людей (или, если хотите, невиданных зверей), но выйти в эту «дверь» категорически откажется. А если сомнамбула соглашается причинить вред ближнему своему (например, облить «кислотой» ассистента гипнолога), никогда нет уверенности в том, что краешком сознания он не понимает, что это понарошку. Правда, в одной из старых книг описан случай, когда испытуемый, ударив кинжалом лежащего на кушетке «врага», после выхода из транса ничего из происходившего с ним, как и положено, не помнил, но впал в депрессию, потерял аппетит и сон… Чахнуть и сохнуть он перестал только после того, как ему в состоянии гипноза же показали проткнутое кинжалом чучело и внушили, что он никого не убил.

Программы по созданию «зомби», скорее всего, действительно велись и в НКВД-МГБ-КГБ, и в ЦРУ, и в аналогичных заведениях других стран. Но слухи о таинственных самоубийствах всех причастных к информации о «золоте партии», о том, что убийцы Джона Кеннеди и Мартина Лютера Кинга действовали под влиянием внушения и т. п., выглядят явными вымыслами. И тем более не подтвердились сотни известных в истории криминалистики попыток преступников оправдаться тем, что они действовали не по своей воле, а под гипнозом. Только в считанных случаях вдохновителями преступлений (и то имущественных) действительно были гипнотизеры, но исполнителей явно можно было подбить на то же самое и наяву.

Постгипнотическое внушение вполне возможно, но чем менее причудливым будет задание, тем больше вероятность того, что оно будет выполнено. Через час после окончания сеанса взять с полки определенную книгу, открыть на заданной странице и прочитать вслух отрывок — пожалуйста! Почему его потянуло сделать это, испытуемый объяснить не сможет или выдумает что-нибудь правдоподобное. А на напоминание «а не хочется ли вам, батенька, залезть под стол и прокукарекать три раза» даже идеально гипнабельный испытуемый скорее всего признается, что эта дурацкая мысль только что пришла ему в голову, но он ее тут же отбросил.

Гипноз бесполезен и для сыщиков. Попытки получить под гипнозом показания от подозреваемых в преступлениях приводили к тому, что подследственный выдумывал то, что, как ему казалось, хочет от него гипнотизер, или продолжал настаивать на своей невиновности, а при настойчивых требованиях признания начинал биться в истерическом припадке. В большинстве стран, в том числе в России, такие методы ведения следствия запрещены. Время от времени юристы снова и снова пытаются с помощью гипноза помочь свидетелям вспомнить забытые детали, но при этом никогда не известно, вспомнил он их или вообразил. В любом случае так можно получить только оперативную информацию, а юридической силы показания, полученные в любом измененном состоянии сознания, не имеют.

А вот для запудривания мозгов с целью изъятия материальных ценностей можно использовать методики гипнотического воздействия (хотя и не с такой эффективностью, как это расписывают авторы страшилок).

Заговорить зубы

Словесное внушение действует не только на мысли и чувства, но и на такие физиологические функции, которые абсолютно не поддаются сознательному управлению. Самый яркий пример этого — описанный во множестве книг по гипнозу и внушению негуманный эксперимент над приговоренным к смерти преступником, которому объявили, что его казнят путем выпускания крови из вен, завязали глаза, царапнули по запястью чем-то острым и пустили по руке струйку теплой воды. Через некоторое время подопытный умер со всеми внешними симптомами кровопотери. Первоисточник этой истории в пересказах затерялся — может быть, это и байка, но вполне правдоподобная. Неотличимые от настоящих ожогов волдыри появлялись и у добровольцев, которым в глубоком гипнозе внушали, что к их коже прикладывают «раскаленное железо» (на самом деле — карандаш).

В менее опасных опытах гипнологи изучали влияние внушения на множество физиологических функций. У человека, «выпившего» литр внушенной воды, усиливается выделение мочи, причем светлой и с низкой плотностью. А от воображаемого сладкого сиропа концентрация сахара в крови увеличивается, причем пропорционально количеству выпитого. Внушение влияет даже на безусловные рефлексы — например, зрачковый: если сомнамбуле в полутемной комнате внушить, что он видит яркий свет, его зрачки сузятся (и наоборот, расширятся на свету при внушении темноты). Количество лейкоцитов в крови меняется в соответствии с внушенным чувством сытости или голода — и так далее: в тысячах статей и книг описаны десятки исследованных физиологических и биохимических эффектов внушения и самовнушения. Один из хорошо известных специалистам эффектов внушения — остановка кровотечения за счет спазма гладких (не подконтрольных сознанию!) мышц кровеносных сосудов и быстрого роста числа тромбоцитов в крови. Гипнотическая анестезия — и вовсе банальность: сложные, в том числе полостные операции под гипнозом делали еще полтора века назад, на заре научной гипнологии. Правда, «химия» оказалась надежнее и проще.

Выражение «заговорить зубы» когда-то употреблялось в прямом (и вполне положительном!) смысле. И слово «врач» восходит к старославянскому «врать» — «говорить»: заговоры и заклинания испокон веку у всех народов были обязательным, а то и единственным методом лечения. Внушение и самовнушение помогают вылечить не только неврозы и более серьезные болезни из раздела «нервные и психические», но и такие, которые, казалось бы, не имеют никакого отношения к душевному состоянию. Никаких чудес: чуть ли не половина всех телесных хворей являются полностью или частично психосоматическими, а многие органические болезни, особенно тяжелые, приводят к депрессии. Внушением можно разорвать порочный круг поддерживающих и усиливающих друг друга болезненных состояний тела и души. Именно внушением (а совсем не биополями, энергией ци и прочисткой чакр) объясняются и результаты исцелений с помощью экстрасенсов, потомственных магов, заряженных газет, амулетов, абсолютно бесполезных, а то и явно вредных препаратов и т. п. Довольно часто, особенно при чисто психосоматических болезнях, все это действительно помогает. Но лечиться у шарлатанов — примерно то же, что скачивать с подозрительных сайтов взломанные программы. У непрофессионала намного легче получить какое-нибудь осложнение вроде гипнозависимости (а многие целители намеренно вызывают ее у пациентов). А главное — психотерапевт с медицинским дипломом вряд ли пропустит болезнь, с которой надо бежать к хирургам, онкологам, кардиологам и т. д. При «лечении» у шарлатанов такое случается сплошь и рядом: субъективно больной ощущает улучшение, а болезнь прогрессирует вплоть до летального исхода.

Ничто не ново под луной

К концу XIX века гипноз стал общепризнанным методом психотерапии, и сто лет в этой области не происходило ничего экстраординарного. Революция в гипнологии чуть не произошла в 1980-х: во всем мире (и в только что выглянувшем из-за «железного занавеса» СССР) зашумели о нейролингвистическом программировании.

На самом деле НЛП — не более чем еще одна психологическая теория, не хуже, но и не лучше пары десятков других. Выросла она из попыток разложить по полочкам методику американского психотерапевта Милтона Эриксона — действительно гениального врача, умевшего за один сеанс добиться того же, на что при классическом психоанализе требовалось несколько лет еженедельного лежания на кушетке. Случаи из его практики — не менее захватывающее чтение, чем самый закрученный детектив.

То, что добиться лечебного эффекта внушения можно и не в сомнамбулическом состоянии, а на самых ранних стадиях гипнотического транса, известно давным-давно. Эриксон использовал поверхностный транс как единственный метод гипноза, а также обобщил известные и разработал ряд новых технических приемов, позволяющих быстро и эффективно «заговорить зубы» пациенту и ненавязчиво внедрить ему в голову нужные мысли и действия. Еще один секрет эриксонианского гипноза — личность самого Эриксона. Таблетки, прописанные Светилом Медицины, действуют намного лучше, чем такие же, но назначенные участковым терапевтом. А в такой зыбкой и неточной области, как психотерапия, этот «эффект раскрученного бренда» намного заметнее, так что лучи славы Отца-Основателя и через четверть века после смерти продолжают согревать его последователей. Но, как и в любом другом искусстве, чтобы добиться хоть чего-то похожего на то, что умел Эриксон, кроме таланта необходимы еще и годы учебы и работы.

Психотерапевты применяют теоретические положения НЛП и эриксонианский гипноз с тем же, не большим и не меньшим, успехом, чем другие теории и классические методы гипнотизирования: эффект здесь зависит не от конкретной школы, а от искусства врача.

Наверняка в различных «секретных центрах» в учебные планы входит и обучение методам НЛП, но вряд ли самый тренированный агент сможет охмурить любого встречного лучше, чем умелая цыганка. А краткосрочные курсы для всех желающих… Вы пошли бы на двухмесячный курс игры на скрипке с гарантией мастерства Паганини? На аналогичные занятия НЛП ходили и ходят многие…

Никакого гипноза!

Вы заметили, что термины «гипноз» и «внушение» здесь употребляются почти как синонимы? Для внушения — некритического восприятия чужих идей как собственных — гипноз, по большому счету, не нужен. И это тоже совсем не новость: о повседневном внушении невозможно сказать лучше, чем больше века назад написал в брошюре «Роль внушения в общественной жизни» известнейший русский психиатр и невролог В.М. Бехтерев: «Внушение сводится к непосредственному прививанию тех или других психических состояний от одного лица к другому… происходящему без участия воли (и внимания) воспринимающего лица и нередко даже без ясного с его стороны сознания… В настоящую пору так много вообще говорят о физической заразе при посредстве… микробов, что, на мой взгляд, нелишне вспомнить и о… психической заразе, микробы которой хотя и невидимы под микроскопом, но тем не менее подобно настоящим физическим микробам действуют везде и всюду и передаются через слова, жесты и движения окружающих лиц, чрез книги, газеты и проч., словом, где бы мы ни находились, в окружающем нас обществе мы подвергаемся уже действию психических микробов и, следовательно, находимся в опасности быть психически зараженными».

Во втором издании (1908) брошюры Бехтерев цитирует переведенную на русский язык в 1902 году книгу «Психология внушения» американского философа Бориса Сидиса: «Среди улицы… останавливается торговец и начинает изливать потоки болтовни… восхваляя свой товар… Еще несколько минут — и толпа начинает покупать вещи, про которые торговец внушает, что они «прекрасные, дешевые»… Его доказательства нелепы, его мотивы презренны, и однако он обыкновенно увлекает за собой массу…»

Пожалуй, изобретение телевидения не слишком усилило роль внушения в общественной жизни. А поговорку «кто предупрежден, тот вооружен» придумали еще в Древнем Риме.

Редактор портала «Вечная молодость» www.vechnayamolodost.ru

Гипноз по радио

Известнейший советский гипнолог Павел Игнатьевич Буль как-то выступил по ленинградскому радио с лекцией о гипнозе. После многочисленных звонков встревоженных слушателей (вернее, их родственников) его всю ночь возили на редакционной машине по городу — «расколдовывать» особо внушаемых людей, которые заснули от одного описания техники введения пациентов в гипнотический транс. После сеансов Кашпировского таких казусов, говорят, было намного больше — благо и аудитория была всесоюзная. По счастью, гипнотический сон после прекращения раппорта в подавляющем большинстве случаев переходит в обычный. Но групповой гипноз без непосредственного контакта с каждым из пациентов — это вопиющее нарушение общепринятых правил.

От каменного века до…

Самый древний папирус с описанием способа беседы с богами через мальчика, усыпленного с помощью монотонных заклинаний и фиксации взгляда на светильнике, датируется третьим веком нашей эры

Шаманизм. Тысячелетия до н.э., современные примитивные племена

Сколько тысяч лет назад шаманы научились камлать в состоянии самогипноза и наводить порчу на соплеменников, неизвестно, но в описаниях нравов современных примитивных племен есть масса историй о том, как храбрый воин умер, нечаянно нарушив табу или узнав, что колдун сделал ему смертоносное мумбо-юмбо. Собственно гипноз при этом и не нужен: вполне достаточно веры и самовнушения.

Месмеризм. XVIII век, Европа

В Европе научная гипнология началась во второй половине XVIII века, когда австриец Франц Антон Месмер, доктор медицины, философии и права, в свободное от светской жизни время практикуя как врач, обнаружил, что может лечить пациентов не только наложением на больное место магнита, но и простым прикосновением. После «кризиса» — конвульсий, рыданий и потери сознания, переходящей в сон, — наступало исцеление от самых разных болезней. Лечили и «заряженные» Месмером баки специальной конструкции, и целое дерево посреди Парижа, и бутылки с «заряженной» водой (вам это ничего не напоминает?).

Теория «животного магнетизма» для того времени была не менее научной, чем теории мирового эфира и флогистона, но в 1774 году комиссия Французской академии и Королевского медицинского общества во главе с Бенджамином Франклином объявила Месмера шарлатаном, постановив, что «воображение без магнетизма производит конвульсии, а магнетизм без воображения совсем ничего не производит».

Последователи Месмера. С конца XVIII века по наши дни

Несмотря на это, многочисленные последователи Месмера продолжали пользоваться его методом и в конце концов выяснили, что никакого магнетизма действительно не существует, конвульсии и прочие болезненные явления — совершенно лишнее, а больных можно лечить в состоянии сомнамбулизма, вызванного с помощью монотонных раздражителей и словесных внушений.

Внушаемы ли вы?

Внушаемость (вернее, гипнабельность) того или иного человека можно определить с помощью десятков разнообразных тестов

Самый распространенный тест — на «слипание» пальцев. Он особенно удобен для того, чтобы выбрать из целого зала людей, которых можно вывести на сцену и демонстрировать на них «чудеса гипноза» (в СССР гипноз на эстраде запретили в 1984 году, но свободную экологическую нишу тут же заняли экстрасенсы). Звучит это примерно так: «Сядьте поудобнее… Сцепите пальцы рук и положите их на колени… Я буду считать до десяти, и на каждый счет вы будете сжимать пальцы чуть сильнее… Ваши руки тяжелые и теплые… Раз… Чуть-чуть сожмите пальцы… Руки наливаются теплом и тяжелеют…» Ну и так далее — самые внушаемые после счета «десять» не смогут разлепить пальцы без разрешения гипнотизера. С ними можно показать другой фокус: «Я прикладываю руки к вашему затылку. Когда я их уберу, вас потянет назад, вы начнете падать — но не беспокойтесь, я вас подхвачу…» Заодно такие тесты работают и как подготовка к собственно усыплению.

Как определяют внушаемых людей уличные мошенники, описать словами трудно. Примерно так же, как любой из вас может понять, что если плохо выбритый человек в помятом костюме, с бегающими глазами и одутловатым лицом предлагает вам купить кольцо с бриллиантом за тысячу рублей — то надо, придерживая рукой карман с кошельком, молча и быстро идти от него подальше.

Можно ли противостоять гипнозу?

Если вы этого не хотите — элементарно. Просто не выполняйте инструкций, пойте вслух песни, танцуйте и т. д. Загипнотизировать человека, знающего, что его собираются усыпить, без его согласия невозможно! А если вам начнут заговаривать зубы на улице — имейте в виду, что всякие подозрительные личности, останавливающие вас под каким-либо сомнительным предлогом, могут просто выхватить кошелек и т. д. И никакой уличный гипноз не срабатывает моментально: у объекта воздействия есть достаточно времени, чтобы понять, что с ним не просто заводят разговор, а пытаются всучить какой-то товар или ненавязчиво изъять деньги. А если вам позвонят с предложением купить чудодейственное лекарство (частый способ одурачивания, особенно пожилых людей, при котором гипноз не обязателен, чистое внушение при совершенно ясном сознании охмуряемого тоже работает) — просто положите трубку.

Мифы о гипнозе

Существует ряд серьезных заблуждений по поводу гипноза. Многие из этих заблуждений были растиражированы в фильмах, и хотя они щекочут нервы зрителю, это чистейшие выдумки, не имеющие отношения к истине

Гипнотизер обладает магической силой или сверхъестественными способностями

Гипнотизер — обычный человек, овладевший необходимыми знаниями и навыками (разумеется, талант в этом деле тоже нужен). Он только помогает пациенту сбросить с себя психологические оковы, максимально расслабиться и достичь состояния транса.

Загипнотизированный человек не осознает своих действий

Субъект под гипнозом способен в достаточной мере контролировать свои поступки. Он просто сосредоточивает свое внимание на инструкциях гипнотизера и игнорирует все остальное.

Не все люди поддаются гипнозу

Квалифицированный гипнотизер рано или поздно сможет ввести в гипноз почти любого согласного на это человека. Однако на этот процесс влияет очень много факторов: мотивация и настрой человека, состояние его нервной системы, способность (или неспособность) быстро расслабляться, авторитет гипнотизера, обстановка и т. п.

Гипнозу поддаются только люди слабовольные и не способные к концентрации

Скорее наоборот. Воля — это способность человека целенаправленно концентрироваться на выполнении конкретных задач, поэтому волевые люди могут заставить себя быстро расслабиться, сконцентрироваться на словах гипнотизера и войти в состояние гипноза. В книге психофизиолога Леонида Павловича Гримака «Моделирование состояний в гипнозе» описано, как группа летчиков-испытателей (людей явно волевых) успешно входила в самые глубокие фазы гипноза. А вот люди с рассредоточенным вниманием, не способные к концентрации (в том числе на содержании внушения) плохо поддаются гипнозу.

Гипноз опасен для здоровья

Нет. Гипнотическое состояние — это вызванное внушениями естественное состояние гармонии, спокойствия и расслабленности. В течение дня человек неоднократно впадает в состояния кратковременного транса. Таким образом психика защищает себя от перегрузок. Как может быть опасным естественное и необходимое человеку состояние?

Простые советские люди повсюду творят чудеса!

Профессор Л.Л. Васильев, членкор АМН СССР и завкафедрой физиологии человека и животных Ленинградского университета, увлекся телепатией еще в студенчестве — незадолго до Первой мировой войны. И всю жизнь изучал «Внушение на расстоянии» и прочие «Таинственные явления человеческой психики» (так называются две его популярные книжки, опубликованные в середине прошлого века), за что ему регулярно доставалось по полной программе. Нет, не за крамольную тему исследований, а потому что все до одного телепаты, телекинетики и прочие паранормалы — люди, деликатно выражаясь, с нездоровой психикой или мошенники. Или то и другое одновременно. Одну даму с совершенно феноменальным талантом внушения Леонид Леонидович оформил на кафедру лаборантом для поисков «мозгового радио». В свободное от исследований время дама продавала на галерее Гостиного двора («Галера» была излюбленным местом обитания фарцовщиков, спекулянтов и кидал)… телефонные будки. Внушив покупателю, что это холодильник (они в СССР были в большом дефиците), она успевала исчезнуть вместе с деньгами, пока вызванные счастливчиком грузчики озадаченно объяснялись с заказчиком. На творческом почерке ее и взяли…

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№75, январь 2009).

Комментарии

10 комментариев