«Научному сообществу приписывается абсолютная рациональность. Предполагается, что наука базируется на строгих доказательствах и всегда считается с ними. Но при встрече с какой-либо неофициальной точкой зрения она ведет себя совершенно иначе».
Академическая нетерпимость: «Лженаука» как двигатель прогресса

Это заявление профессор Майлз Литтл (Miles Little) развивает в статье, опубликованной в последнем номере журнала Medical Humanities. По его мнению, методы и концепции неофициальной науки нередко отвергаются только на том основании, что они не совпадают с мнением большинства. При этом научное сообщество всячески унижает маргиналов, огульно обвиняя их в мошенничестве и подвергая всяческому остракизму. Между тем история свидетельствует о том, что в неофициальном русле зачастую работают вполне добросовестные и честные специалисты, которым порой удается достичь весьма важных и значительных результатов. Конечно, среди представителей «неофициальной науки» встречаются откровенные шарлатаны, однако это вовсе не означает, что все ученые, чьи идеи не совпадают с позицией большинства, должны поголовно клеймиться как мошенники.

Зачастую научное сообщество отвергает те или иные исследования по чисто идеологическим причинам. В качестве примера Литтл приводит историю с публикациями иммунолога Жака Бенвениста (Jacques Benveniste), исследовавшего феномен «памяти воды». В конце 80-х годов этот ученый опубликовал ряд статей, в которых утверждалось, что слабые растворы биологических агентов — настолько слабые, что в них, по расчетам, может вообще не содержаться ни единой молекулы действующего вещества — способны активировать клетки иммунной системы так же, как это делают сами растворенные агенты. Поскольку результаты его исследований подтверждали действенность гомеопатии, научное сообщество увидело в них проявления лженауки и ответило серией гневных публикаций, откровенно поносящих имя Бенвениста. «Способ, которым вершился суд, не имел никакого отношения к науке», — утверждает профессор Литтл. Предпринятые впоследствии попытки проверить выкладки ученого дали противоречивые результаты — описанные им эффекты не имели четкой повторяемости, хотя некоторые разоблачители с удивлением наблюдали их в своих собственных лабораториях.

Другой красноречивый пример — профессор медицины Джозеф Листер (Joseph Lister), выступивший против научного сообщества XIX века с утверждением, что гнойные воспаления вызываются микробами, и что раны нужно всячески предохранять от проникновения инфекции. Большая часть хирургов и говорить об этом не желала. Светила медицины объявили Листера «ничтожным молокососом, отвергающим устоявшуюся традицию и не имеющим никакого отношения к авторитетной науке». Нужно ли говорить о том, что уже следующее поколение медиков полностью приняло на его точку зрения.

Майлз Литтл предостерегает ученый мир от излишней предвзятости в своих оценках. Он напоминает старую истину: неприятие идей, расходящихся с мнением большинства, в конечном счете ведет к интеллектуальной стагнации и застою. Именно широта ума, интеллектуальная свобода и открытость всему новому являются основополагающими компонентами процесса познания. Он советует ученым трижды подумать, прежде чем выступить с осуждением своего коллеги. Для начала нужно хотя бы попытаться проверить его результаты самостоятельно.

По публикации News in Science