«Гормон объятий» окситоцин заставляет шимпанзе драться с чужаками

Годы общения с шимпанзе позволили ученым из Института эволюционной антропологии Общества Макса Планка провести уникальный эксперимент: измерить уровень гормона окситоцина в моче животных в момент стычки между враждебными группами.
New Scientist
1

Две соперничающие группы шимпанзе в национальном парке Тай в Кот-д'Ивуар сошлись в очередной стычке на границе своих территорий. Животные настолько привыкли к присутствию ученых, что даже в такой серьезный момент не обращали внимания на людей в защитных костюмах. Поэтому ученые смогли взять пробы мочи прямо из земли.

Анализ показал необычно высокий уровень окситоцина — гормона, который после его открытия назвали «гормоном объятий». У женщин он учавствует в регулировании сокращений матки и лактации; его также связывают с рядом проявлений таких сложных чувств, как любовь и привязанность.

Эксперименты на людях показали, что у окситоцина есть и «темная сторона«: он помогает формировать привязанность к членам своего сообщества, но также заставляет настороженно и враждебно относиться к чужакам.

Теперь «темную сторону» окситоцина удалось обнаружить не только у людей, но и у наших ближайших родственников. Независимо от пола шимпанзе уровень окситоцина в момент схватки с соперниками оказался почти вдвое выше, чем при других занятиях — ухаживании за сородичами, например, или во время охоты. Ученые считают, что выброс окситоцина наряду с резким увеличением содержания других гормонов делает животных агрессивными и помогает им защищать свою территорию.

Руководитель исследовательской группы Кэтрин Крокфорд (Catherine Crockford) и ее коллеги предполагают, что социальные функции окситоцина эволюционировали из более простых механизмов его работы. Окситоцин заставляет матерей оберегать и защищать потомство — возможно, отсюда его роль в поведении, направленном на защиту всей группы.

Что стимулирует выработку окситоцина, до сих пор неизвестно. Крокфорд выдвигает гипотезу о роли тестостерона, но ее еще предстоит проверить, измерив уровень обоих гормонов.

Но даже если окситоцин можно считать в каком-то смысле «гормоном конфликта», ученые предупреждают, что нейтрализовать его эффекты не так просто. «Нет простого способа положить конец войне и раздорам; подавив окситоциновую реакцию на чужаков, мы одновременно ослабим способность чувствовать связь и близость со «своими»," - предупреждает читателей журнала The New Scientist психолог из Лейденского института Карстен де Дрё (Carsten De Dreu).

Результаты исследования опубликованы в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences.


Читайте также:

Комментарии

1 комментарий