10 ядов животного мира с крайне специфическим действием

Яд — крайне эффективная вещь, когда нужно справиться с существом, превышающим тебя по размеру раз эдак в сто. Именно потому к нему чаще всего прибегают маленькие существа — насекомые, паукообразные, моллюски. Люди изобрели немало противоядий, чтобы бороться с распространёнными ядами, но некоторые из них настолько специфичны, что лучше попросту избегать их любой ценой.
Сергей Евтушенко
20131
  • Сиднейский лейкопаутинный паук вырабатывает яд атракотоксин, атакующий нервную систему человека и других приматов. Любопытно, что для большинства остальных млекопитающих этот яд совершенно безвреден. Хотя от укуса сиднейского паука имеется надёжное противоядие, боль от него вызывает ощущение разрывающихся лёгких.
    Сиднейский лейкопаутинный паук вырабатывает яд атракотоксин, атакующий нервную систему человека и других приматов. Любопытно, что для большинства остальных млекопитающих этот яд совершенно безвреден. Хотя от укуса сиднейского паука имеется надёжное противоядие, боль от него вызывает ощущение разрывающихся лёгких.
  • Parabuthus transvaalicus — скорпион, населяющий пустыни африканского континента. Он способен разбрызгивать яд на расстояние до метра, но также не прочь ужалить обидчика. Его отрава вызывает у человека судороги и спазмы, заставляя нервно дёргать конечностями на протяжении суток.
    Parabuthus transvaalicus — скорпион, населяющий пустыни африканского континента. Он способен разбрызгивать яд на расстояние до метра, но также не прочь ужалить обидчика. Его отрава вызывает у человека судороги и спазмы, заставляя нервно дёргать конечностями на протяжении суток.
  • Жаба-ага, одна из крупнейших жаб мира, умеющая метко плеваться опасным психоделическим ядом. Кроме галлюцинаций, он также вызывает обильное слюноотделение, конвульсии и рвоту — далеко не самое приятное состояние.
    Жаба-ага, одна из крупнейших жаб мира, умеющая метко плеваться опасным психоделическим ядом. Кроме галлюцинаций, он также вызывает обильное слюноотделение, конвульсии и рвоту — далеко не самое приятное состояние.
  • Lonomia obliqua — бразильская гусеница бабочки из семейства павлиноглазок, вооружённая уникальным ядом. От его воздействия в организме человека возникает геморрагический синдром, что может привести к серьёзным нарушениям в работе внутренних органов и даже смерти.
    Lonomia obliqua — бразильская гусеница бабочки из семейства павлиноглазок, вооружённая уникальным ядом. От его воздействия в организме человека возникает геморрагический синдром, что может привести к серьёзным нарушениям в работе внутренних органов и даже смерти.
  • Пауки-бегуны из рода Phoneutria атакуют и защищаются с помощью яда, содержащего нейротоксин PhTx3, приводящий к постепенному параличу мышц и удушью. Особую опасность придаёт тот факт, что сам укус относительно безболезнен, и человек не всегда обращает на него необходимое внимание.
    Пауки-бегуны из рода Phoneutria атакуют и защищаются с помощью яда, содержащего нейротоксин PhTx3, приводящий к постепенному параличу мышц и удушью. Особую опасность придаёт тот факт, что сам укус относительно безболезнен, и человек не всегда обращает на него необходимое внимание.
  • Конусы — хищные морские моллюски, специализирующиеся на парализующем яде моментального действия. Задохнуться напрямую от него не получится, а вот случайно утонуть, получив дозу, вполне реально.
    Конусы — хищные морские моллюски, специализирующиеся на парализующем яде моментального действия. Задохнуться напрямую от него не получится, а вот случайно утонуть, получив дозу, вполне реально.
  • Древолазы знамениты как своей прекрасной яркой окраской, так и опаснейшим ядом батрахотоксином. Он напрямую атакует сердечные мышцы, вызывает аритмию и остановку сердца. Противоядия к нему не существует, хотя и отравиться таким образом довольно сложно.
    Древолазы знамениты как своей прекрасной яркой окраской, так и опаснейшим ядом батрахотоксином. Он напрямую атакует сердечные мышцы, вызывает аритмию и остановку сердца. Противоядия к нему не существует, хотя и отравиться таким образом довольно сложно.
  • Медуза ируканджи крайне коварна — она не превышает размером 25 миллиметров, а её укус практически незаметен. Действие её яда напоминает странную болезнь, отчего получило название «синдром Ируканджи». После таких «восхитительных» синдромов, как постоянная рвота, отёк лёгких и чудовищная боль по всему телу наступает либо выздоровление, либо смерть.
    Медуза ируканджи крайне коварна — она не превышает размером 25 миллиметров, а её укус практически незаметен. Действие её яда напоминает странную болезнь, отчего получило название «синдром Ируканджи». После таких «восхитительных» синдромов, как постоянная рвота, отёк лёгких и чудовищная боль по всему телу наступает либо выздоровление, либо смерть.
  • Двуцветный питоху — очень красивая и страшно ядовитая птичка из Новой Гвинеи, получающая батрахотоксин из поедаемых ей жуков. Питоху неопасны для человека, но в руки их брать не рекомендуется — можно заработать химический ожог.
    Двуцветный питоху — очень красивая и страшно ядовитая птичка из Новой Гвинеи, получающая батрахотоксин из поедаемых ей жуков. Питоху неопасны для человека, но в руки их брать не рекомендуется — можно заработать химический ожог.
  • Синекольчатый осьминог при угрозе жизни может наградить обидчика отравленным укусом, ведущим к чуть ли не моментальному параличу и смерти. Недавно выяснилось, что токсический яд вырабатывается симбиотическими бактериями, живущими в слюне моллюска.
    Синекольчатый осьминог при угрозе жизни может наградить обидчика отравленным укусом, ведущим к чуть ли не моментальному параличу и смерти. Недавно выяснилось, что токсический яд вырабатывается симбиотическими бактериями, живущими в слюне моллюска.

Специфические яды не обязательно самые смертоносные (хотя такие тоже попадаются), но эффекты от них могут быть весьма долговременны, мучительны и разнообразны в худшем смысле этого слова. Лишний повод не касаться подозрительно выглядящих пауков, лягушек и гусениц.

Комментарии