Мышь неубиваемая: Генное заживление

Отключение одного-единственного гена позволяет мышам развить способности к регенерации потерянных тканей.
5
10763
  • Заживание раны на ухе: разница между обычной мышью (слева) и линией MRL (справа) видна невооруженным глазом
    Заживание раны на ухе: разница между обычной мышью (слева) и линией MRL (справа) видна невооруженным глазом
  • MRL-мыши отличаются крупными размерами, практически достигая крысиных. Они широко используются для исследований аутоиммунных заболеваний, но как связана с этим их способность к регенерации, до конца остается неясным
    MRL-мыши отличаются крупными размерами, практически достигая крысиных. Они широко используются для исследований аутоиммунных заболеваний, но как связана с этим их способность к регенерации, до конца остается неясным

12 лет назад с доктором Эллен Хебер-Кац (Ellen Heber-Katz) случилось то, что случалось иногда и с другими учеными — даже самыми великими. Она сделала случайное открытие. Говоря точнее, Хебер-Кац заметила, что представители линии генетически модифицированных мышей Murphy Roth Large (MRL) способны полностью заживлять отверстие в ухе, которое остается от бирок, которыми ученые метят особей во время экспериментов. Легко представить, с каким волнением Хебер-Кац подумала: «Уж не о ней ли речь? Не о регенерации?»

Регенерация тканей, часто встречающаяся у более «простых» животных, у млекопитающих неизвестна. Но она могла бы подарить нам совершенно новую медицину — и совершенно новые клетки, ткани и даже органы. Читать далее

Уцепившись за это наблюдение, ученая продолжила исследовать линию MRL и обнаружила, что раной в ухе их способности не ограничиваются. Каждые несколько лет Хебер-Кац обнаруживает нечто новое, а на днях, наконец, ее группа совершила долгожданный прорыв. Показано, что секрет MRL-мышей — всего в одном небольшом белке и, манипулируя соответствующим геном, можно наделить этими же удивительными способностями других мышей!

Конечно, это еще не означает, что через годик-другой в каждой больнице вам смогут вырастить новую почку взамен износившейся. Но все-таки, если исследование регенерации у мышей показывает, что значительного повышения этой способности можно добиться за счет одного-единственного гена, то, возможно, и у нас соответствующий механизм не слишком сложен и в один прекрасный день вполне может стать объектом генной терапии.

Тем более что детали, которые удалось выяснить команде Хебер-Кац, впечатляют. Ими было показано, что в районе повреждения на ухе у мышей линии MRL не идет экспрессия гена, кодирующего белок p21 (ингибитор циклин-зависимой киназы 1А), который является одним из важных регуляторов процесса деления клетки. И если подавить действие этого гена у нормальных мышей, они демонстрируют ту же высокую способность к заживлению ран.

У человека этот ген и этот белок также имеются. Но просто «отключить» ген не получится, поскольку от нормальной его работы зависит нормальность размножения клеток. Безответственно манипулируя этим регуляторным инструментом, мы рискуем прийти к бесконтрольному делению клеток тела — то есть, практически к раку. И вообще, Хебер-Кац с коллегами показали, что и у регенеративных способностей MRL-мышей имеются свои ограничения. Отлично восстанавливаются ткани уха и сердца, а вот потерянные конечности (увы) не отрастают. Может отрасти кончик пальца, но не сустав. До ящериц им далеко.

Впрочем, активные исследования позволяют надеяться на то, что однажды врачи, генные терапевты будут запросто давать пациентам «волшебную таблетку», которая позволит отрастить потерянную в аварии конечность или печень, измученную «Нарзаном». О некоторых других работах и находках в этой области читайте: «Клеточный контроль» и «Сердце рыбы».

По пресс-релизу Wistar Institute

Комментарии

5 комментариев