Лучшее письмо месяца Михаил Охочинский, доцент кафедры «Ракетостроение» БГТУ «Военмех»: Хотелось бы заметить, что реактивные ранцы («ПМ» № 9'2007) конструируют не только за рубежом.

Лучшее письмо месяца

Михаил Охочинский, доцент кафедры «Ракетостроение» БГТУ «Военмех»: Хотелось бы заметить, что реактивные ранцы ("ПМ" № 9'2007) конструируют не только за рубежом. В 1963—1968 годах в СКБ Тульского механического института велись проектно-конструкторские работы по созданию подобного ранца на базе ЖРД, работающего на керосине и азотной кислоте (!), а не на унитарном топливе — перекиси водорода, как в Rocket Belt. Зато предполагаемое время полета должно было почти вдвое превышать показатель зарубежного образца. Вторая разработка выполнена в 2002—2004 годах в Балтийском государственном техническом университете «Военмех» (Санкт-Петербург). Группа студентов и преподавателей нашей кафедры подготовила проект, получивший название РИРСС — Ранцевое индивидуальное реактивное средство спасения. Это сочетание параплана и компактного управляемого реактивного ранца. В качестве двигателя ранца используется твердотопливный газогенератор, работающий на низкотемпературном медленногорящем топливе, и ресивер, обеспечивающий накопление и управляемый сброс получаемого в газогенераторе рабочего тела через три сопловых насадка. Человек, использующий такую систему, с любой небольшой площадки может произвести подъем на высоту, достаточную для раскрытия параплана. Заданное положение тела в пространстве в течение активной стадии полета осуществляется автоматически с помощью регулировки расхода через каждый сопловой насадок. После завершения работы двигателя ранец сбрасывается, человек в свободном падении раскрывает параплан и затем переходит в горизонтальный полет. Таким способом, например, можно эвакуировать персонал из зон чрезвычайных ситуаций и техногенных катастроф.

История повторяется

Сергей Факас: В статье «Двигатель-труба» («ПМ» № 9'2007) в первом же абзаце описан принцип работы не турбореактивного, а все же больше ПВРД, прямоточного воздушно-реактивного двигателя (турбины в нем нет). Для его работы совсем не обязательно превышать скорость звука — например, дозвуковой ПВРД РД-800 применялся на мишени Ла-17. Кстати, и утверждение о том, что снаряды в начале века не летали со сверхзвуковой скоростью, тоже не совсем верное: «Парижская пушка», построенная в Германии в 1918 году, выстреливала снаряд весом более 100 кг с начальной скоростью, превышающей 5 Махов. И, наконец, винтовентиляторные двигатели представлены уже не только экспериментальными экземплярами. Предсерийный образец винтовентиляторного двигателя Д-27, установленный на Ан-70, завершает сертификационные испытания. Кстати, упомянув об этом двигателе, можно было бы весьма изящно закончить статью: как и в самых первых ТРД, в последней ступени Д-27 используется центробежный компрессор…

Шахтерская правда

Денис Шелемех: С интересом прочитал в «ПМ» № 9'2007 статью о добыче каменного угля подземным способом в США. Будучи выпускником Санкт-Петербургского государственного горного института и бывшим сотрудником «Воркутауголь», я обнаружил ряд досадных несоответствий, возникших, видимо, из-за перевода оригинала с английского языка. Так, на схеме, описывающей принцип работы «длинного забоя» (с. 42), под цифрой 2 имеется подпись «Проходческий комбайн»; на самом деле это, конечно же, «Добычной комбайн» (видимо, это опечатка). Кроме того, на следующей странице в описании устройства добычного комбайна указано, что комбайн состоит из 251 проходческого щита, каждый из которых весит по 24 тонны. На самом же деле в России терминология другая: обычно указывают, что добычные комбайны состоят из секций, а не щитов. А суточная добыча в 26 000 тонн — это, скорее всего, теоретический максимум. Ведь при таком раскладе годовая добыча составит более 9 млн тонн, хотя в статье указано, что производственная мощность шахты в настоящее время — 7 млн тонн угля в год.

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№10, Октябрь 2007).