Ю. Н. Урюпин: лучшее письмо месяца В октябрьском номере «Популярной механики» опубликован материал «65 бравых капитанов» австралийского художника Эрика Артисты, в котором он представляет внешний вид военнослужащих времен Второй мировой войны.
Письма читателей (январь 2007 г.): И подарок автору лучшего
Надеемся, что автор лучшего письма по достоинству оценит наш подарок. Ему достается эксклюзивная электробритва Philips Smart Touch XL Limited Edition, которая была разработана совместно с дизайнерами Williams F1. Это одна из 50 бритв, которые были выделены для России. Бритва имеет индивидуальный номер и сертификат подлинности, а в подарочной коробке находятся все необходимые аксессуары, в том числе карбоновый футляр и модель формульного болида

Ю.Н. Урюпин: лучшее письмо месяца

В октябрьском номере «Популярной механики» опубликован материал «65 бравых капитанов» австралийского художника Эрика Артисты, в котором он представляет внешний вид военнослужащих времен Второй мировой войны. Я нашел в иллюстрациях массу несуразностей и ошибок. В статье сказано, что художник подробно изучал детали военной формы, но одежда советских офицеров в его интерпретации представлена глубоко ошибочно.

1. У летчика-капитана звезда Героя Советского Союза должна быть выше орденов и медалей, а не в одном ряду с ними. До 1943 года орден Ленина был без банта (в журнале с бантом), а командирские шевроны голубого цвета. Капитан изображен в форме образца до 1943 года (без погон и с петлицами), которая была не серо-голубого цвета, а темно-синяя.

2. У пехотного капитана ордена Красной Звезды и Красного Знамени должны быть на одной линии, орденом Славы 3-й степени награждали только солдат, старшин и сержантов с 1943 года. За два года войны солдат выбиться в капитаны вряд ли бы успел. Гипотетически можно предположить, что за трусость его разжаловали в солдаты и он воевал в штрафбате, «искупил вину кровью» и, получив орден Славы, был амнистирован и восстановлен в звании офицера. Пряжка ремня у него «генеральская» — это пижонство и нарушение формы одежды.

3. Капитан-снайпер (хотя эта должность солдатская) одет в пилотку с защитной зеленой звездочкой и зелеными пуговицами на гимнастерке — то есть он в полевой форме одежды. Погоны у него должны быть зеленые с зелеными защитными звездочками. Золотые погоны на полевой форме не носились. Значки снайпера и Ворошиловского стрелка должны быть слева на одном уровне.

4. «Гвардеец в телогрейке и каске» — вообще изображение клоуна. Телогрейка — верхняя одежда, погоны на ней носили полевые, зеленые с зелеными звездочками, но никак не золотые. Орденские планки, нашивки за ранение и гвардейский знак носились на гимнастерке, а не на телогрейке. Ремень на капитане неуставной, с пижонской «генеральской» пряжкой. Офицерам в качестве личного оружия полагался пистолет, а не револьвер. Кроме того, в Советской армии пистолеты носили в кобуре на ремне, а не в нагрудной кобуре на отдельном ремешке подвески (таких кобур в нашей армии отродясь не было).

Таким образом, несмотря на утверждение, что Эрик Артиста тщательно разбирается в нюансах военной формы одежды, реально в отношении советских офицеров он изобразил бездарную невежественную халтуру со множеством несуразностей. Очень жаль, что вы, не вникая в подробности, публикуете эту низкопробную халтуру, портите свой имидж. Удивляет также, что из 65 «бравых капитанов» целых 20 — из гитлеровских войск. Прямо-таки популяризация вермахта.

От редакции «ПМ»: Множество наших читателей указали нам на ошибки в рисунках Эрика Артисты, но подробнее всех это сделал автор вышеприведенного письма, Ю.Н. Урюпин из города Еманжелинска Челябинской области. Мы обязательно переведем и отошлем Эрику список ошибок, и, возможно, он внесет в свою коллекцию исправления. Мы также думаем, что столь большое количество немецких капитанов (и малое — советских) в коллекции австралийского художника объясняется доступностью соответствующей информации на английском языке. В любом случае просим прощения за ошибки.

Броня и пули

Алексей Алесковский: В статье про бронежилеты («ПМ» №10'2006) в перечислении 5,45-мм патронов нет 7Н22, бронепробиваемость которого, по данным изготовителя (БСЗ), куда выше, чем у 7Н10. Интересно, знают ли про них изготовители бронежилетов и к какому классу защиты их относят? А почему не упомянут популярнейший на Западе снайперский патрон .338 Lapua Magnum?

ПМ: Все дело в том, что в ГОСТ Р 50744−95, который мы привели, этих патронов нет. Производители бронежилетов про них, безусловно, знают, но класс защиты определяется именно ГОСТом. Тем не менее, по данным НИИ Стали, существующие броневые противопульные стали в пластинах толщиной 6,5 мм (такие используются в жилетах класса 5) выдерживают выстрел 7Н22, причем с дистанции менее 50 м. А вот пули 7Н23 и 7Н24 пластину 6,5 мм пробивают с дистанции 50 м гарантированно. Однако сейчас уже существуют стали, которые обеспечивают более высокий уровень защиты, чем серийные стали марок 44, Ц-85, 96 и т. д. Они (в частности, сталь 56) обеспечивают в чистом виде защиту от 7Н23 с дистанции 50 м в толщине 6,5 мм, а от 7Н24 — с дистанции 60−70 м. А вообще с появлением новых пуль, таких как 7Н22, 7Н23 и 7Н24, в какой-то мере изменилась и идеология обеспечения соответствующей защиты от них. Сейчас никто не требует обеспечить защиту только стальной пластиной, защита обеспечивается структурой, которая становится все сложнее и сложнее и в которую входят и стальные пластины, и комбинации тканей, и другие материалы. Соответствующим образом проводятся и испытания. Что касается .338 Lapua Magnum, то в российском ГОСТ такого патрона, естественно, нет. В США действует свой стандарт — NIJ STD-0101/03, но там именно этого патрона тоже нет. Тем не менее это не значит, что бронежилеты от него не защищают.

Мельхиоровая глазурь

Виктор: В статье «Последний довод королей» («ПМ» №10'2006) перечислены причины перехода на оболочечную пулю. Основная, а вернее, единственная причина заключается в том, что мягкая свинцовая пуля при увеличении порохового заряда и давления в стволе срывается с нарезов. Начальная скорость сплошной свинцовой пули винтовки Бердана не превышала 420−430 м/с, и это был предел. Оболочка пули, изготовленная из более прочного материала, чем наполнявший ее свинец, не давала пуле срываться с нарезов при сильных давлениях внутри ствола и позволяла резко увеличить начальную скорость пули. Материал, из которого изготавливалась оболочка пули, должен быть достаточно прочным и иметь как можно меньший коэффициент трения, обладать стойкостью против ржавления. Всем этим требованиям отвечает мельхиор. В Советском Союзе пули с мельхиоровой оболочкой выпускались до 1930 года. В 1930 году взамен мельхиора для изготовления оболочек начали применять малоуглеродистую мягкую сталь, плакированную (покрытую) томпаком. Томпак представляет собой сплав 89−91% меди и 9−11% цинка. Эти оболочки пуль в основном удовлетворяли предъявляемым требованиям, хотя и уступали мельхиоровым.

Игра в реальность

Александр Дубинин: В статье «Гонки, которых не было» («ПМ» №11'2006) автор сравнивал симулятор гонок с реальным автомобилем, однако, на мой взгляд, симулятор был выбран неправильно. Существует гораздо более реальный симулятор с гораздо более реальной математической моделью. Colin McRay Rally все же разрабатывался скорее как игра, в то время как Richard Burns Rally — как симулятор. Я думаю, многие согласятся, что симулятором ВООБЩЕ можно назвать ТОЛЬКО Richard Burns Rally. Огромная просьба — сравнить ощущения от вождения еще и в этой игре.

ПМ: Реализм любой автомобильной игры складывается не только и не столько из точности физической модели, сколько из игрового баланса. Все претензии, предъявленные Геннадием Брославским к Colin McRay Rally 2005, справедливы и для Richard Burns Rally: точность рулевого управления по‑прежнему будет зависеть от качества контроллера (и, скорее всего, все равно не достигнет реальной), а вестибулярный аппарат гонщика по‑прежнему будет молчать. Именно поэтому избыточное увлечение разработчиков воссозданием физики может привести к тому, что игра станет слишком сложной — сложнее, чем реальное вождение. Например, в известной игре Live for Speed, которая славится сверхточными физическими моделями (вплоть до изменения температуры асфальта и давления в шинах по ходу гонки), автор статьи в девяти случаях из десяти не смог закончить слаломный курс, хотя в реальной жизни он довольно быстро проходит змейку на настоящем автомобиле. В случае с гонщиком высокого класса ситуация только усугубится. Игра и реальность — абсолютно разные вещи, хотя хорошее понимание физики может помочь и в игре, и на гоночной трассе.

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№1, Январь 2007).