Для обычного человека оказаться зимой подо льдом — кошмарный сон. Но есть люди, которые лезут в прорубь по доброй воле, используя специальное подводное снаряжение.

Айс-дайвинг справедливо считается экстремальным развлечением. Его приверженцы испытывают те же ощущения, что и прочие сорвиголовы — выброс адреналина, азарт и чувство превосходства над простыми смертными. Как шутят сами ныряльщики, у них «сохнут жабры», поэтому они просто не могут не нырять. Однако для занятий айс-дайвингом есть и более прагматичные причины. Многие заядлые ныряльщики и рады бы круглый год нырять в теплой водичке в обычном легком снаряжении, но в России им этого не позволяет климат, а еженедельные авиаперелеты в Египет далеко не всем по карману. Выбор в итоге небогатый — или не нырять вовсе, или приобщаться к экстриму.

Впрочем, во всем можно найти положительные стороны. Занятия айс-дайвингом дают возможность полюбоваться теми подводными красотами, что в теплое время года недоступны в принципе. Многие пресные водоемы летом непригодны для погружений из-за полного отсутствия видимости — взвешенные частицы поднятого со дна ила вперемешку с цветущей органикой превращают воду в мутную жижу, в которой передвигаться можно только ощупью. Совсем другое дело зимой: цветение прекращается, а ледяная корка надежно защищает водоем от ветра, и муть постепенно полностью оседает. Обычный прозрачный водоем зимой тоже преображается: растительности становится меньше, а сонная рыба практически дает потрогать себя руками. На многих дайверов неизгладимое впечатление производит вид ледяной корки снизу, со стороны водоема: это сравнимо со взглядом на облака сверху, через иллюминатор самолета.

Три ипостаси холода

У подледного дайвинга есть три принципиальных отличия от обычного: низкая температура воды и воздуха, твердый ледяной покров над головой ныряльщика и обязательная механическая связь со страхующим партнером на поверхности. Многие думают, что главная опасность при подледных погружениях — замерзнуть от холода. Однако от переохлаждения человека надежно защищает герметичный гидрокостюм, который не пропускает воду. Под него можно надеть сколь угодно много теплой одежды. Тем не менее именно холод является главным врагом айс-дайвера, вот только страшен он отнюдь не самому ныряльщику, а его снаряжению — в первую очередь регулятору (понижающему давление редуктору) и легочному автомату акваланга. Когда обмерзает легочник (а это происходит почти гарантированно, если использовать обычную «летнюю» модель), клапаны застывают в открытом положении и воздух начинает подаваться постоянно, что, в свою очередь, приводит к обмерзанию регулятора.

Казалось бы, как под водой что-то может замерзнуть, превратившись в лед, если температура воды не может быть ниже нуля? Ан нет, еще как замерзает. Когда воздух, забитый в баллон под давлением в 200 атм., попадает в камеру регулятора, его давление многократно падает. А из школьного курса физики мы помним, что адиабатическое расширение газов происходит с поглощением тепла.

В результате регулятор остывает достаточно сильно, чтобы водный конденсат мог замерзнуть. Поэтому лезть в воду в обычном снаряжении при температуре воды ниже +70С не рекомендуется.

Чтобы предотвратить обмерзание, в «зимних» моделях регуляторов большинство производителей отказались от использования поршня в качестве управляющего (подвижного) элемента и стали совершенствовать мембранные конструкции (хотя поршневые необмерзающие регуляторы существуют, но это скорее исключение). Сегодня инженерами используется два принципиально разных подхода. В одних конструкциях управляющий элемент стараются максимально изолировать от воды. В других, наоборот, позволяют воде омывать как можно больше элементов конструкции, чтобы циркулирующая вода «отогревала» регулятор. Многие дайверы склонны считать неизолированные модели менее безопасными. Например, морская соленая вода может охлаждаться до отрицательной температуры (до -20С), и отогревать ею редуктор, через который проходит воздух с пресными водяными парами, не имеет смысла. В изолированных моделях мембрану отделяют от окружающей среды специальной камерой (полой или залитой особой жидкостью с низкой теплопроводностью на основе силиконов), а детали редуктора покрывают препятствующим обмерзанию напылением.

Перечисленные меры направлены на борьбу со следствиями, а не с причиной обмерзания — интенсивной подачей воздуха с перепадом давлений. Проблему можно устранить на корню, используя ребризер — дыхательный аппарат замкнутого и полузамкнутого цикла. В ребризерах расход дыхательной смеси несравнимо меньше. Выдыхаемый человеком газ не удаляется автоматически в воду, а остается в дыхательном контуре. Углекислый газ после выдоха абсорбируется специальным химпоглотителем, а остатки кислорода смешиваются со свежей дыхательной смесью, которая автоматически поступает в контур. При этом реакция поглощения углекислого газа протекает с выделением тепла, к тому же выдыхаемый (дополнительно прогретый в легких) газ остается в контуре и ненужных потерь драгоценного тепла не происходит. Ребризер не сушит дыхательную смесь, а увлажненный газ, как известно, обладает большей теплоемкостью. В результате даже при отсутствии дополнительной термоизоляции проблемы обмерзания в этих аппаратах не существует, хотя их разработчики вряд ли всерьез задумывались о перспективах зимнего использования своего изобретения. Недостатки использования ребризеров — дороговизна и сложность в эксплуатации.

Не промокнуть под водой

В айс-дайвинге предпочтительно использовать сухие гидрокостюмы мембранного типа. В них оболочка предохраняет тело ныряльщика исключительно от влаги, а термобаланс поддерживается за счет термобелья. Материалом для оболочек служит натуральная резина и всевозможные сочетания нейлона с полимерами (триламинат). Поддевка, состоящая из двух слоев, включает набор одежды на голое тело, эффективно впитывающей пот, и термозащитный изолирующий комбинезон. Наиболее эффективным изолятором на данный момент считается Thinsulate, который, даже намокнув, способен сохранять бОльшую часть своих свойств. Для удобства надевания оболочка снабжается застежками-молниями. При отсутствии дефектов они абсолютно герметичны.

Важная особенность сухих костюмов — наличие воздушных клапанов, благодаря которым ныряльщик в зависимости от обстоятельств может контролировать состояние газовой прослойки между оболочкой и телом, тем самым регулируя плавучесть и компенсируя обжим при изменении глубины. Некоторые дайверы используют для этих целей не воздух из дыхательного баллона, а обладающий меньшей теплопроводностью аргон из специального баллончика.

Большинство айс-дайверов используют зимой те же маски и ласты, что и летом. Близкая к нулю температура воды им не страшна, и если не разгуливать в ластах по льду и не оставлять маску в сугробе, то ничего плохого с ними случиться не может. Чтобы не обморозить лицо, можно нырять в полнолицевой маске, большинство которых, в отличие от стандартной полумаски, изолирует все лицо, а не только глаза и нос. С ней несколько сложнее использовать резервные источники дыхания (собственный и чужие запасные легочные автоматы — «октопусы»), зато не приходится держать во рту загубник, благодаря чему дыхание становится естественнее — и через рот, и через нос.

Несмотря на небывалую прозрачность, в зимнем водоеме зачастую достаточно темно из-за льда и снега на поверхности, но эта проблема легко решается при помощи фонаря. Конструкций подводных фонарей существует великое множество: большие, маленькие, на аккумуляторах, на батарейках, с галогеновыми лампочками, с обычными, с ксеноновыми и светодиодами — главное, чтобы было светло.

До и после погружения

Прибыв на водоем, айс-дайверы выбирают место будущего погружения. Для начала приходится обычным рыбацким ледобуром высверливать несколько лунок и при помощи лота измерять глубину — погружаться над мелью, равно как и над котлованом, нет никакого смысла. Когда место выбрано, лед очищается от снега и на нем вычерчивается контур будущей майны (проруби). Для прямоугольной майны оптимальные размеры — метр на полтора (если планируется погружение одного человека), для треугольной — полтора на полтора. Этого вполне достаточно, чтобы свободно уйти под воду со всем снаряжением. Главное, что из таких майн ныряльщик может выбраться на лед самостоятельно, отталкиваясь от их противоположных краев.

По углам контура ледобуром высверливаются лунки, в которые можно поместить пилу. Для распиливания льда существуют специальные «ледяные» пилы, но в России чаще всего применяется обычная двуручная пила со снятой с одного конца ручкой. Некоторые дайверы предпочитают не напрягаться и используют бензопилы. С их помощью можно одолеть лед, не превышающий полуметра в толщину: глубже пила не достает, и приходится выпиливать пласт за пластом. В воду может попасть машинное масло, которое плохо действует на оборудование. Для извлечения из майны выпиленных глыб используют альпинистские ледобуры (металлические буравчики с крепежными кольцами на конце). Проталкивать глыбу под лед не рекомендуется: в самый неподходящий момент она может перекрыть дайверу выход на поверхность.

Перед погружением ныряльщику необходимо переодеться и проверить снаряжение. Лучше всего делать это в палатке с портативным газовым нагревателем. Если расположить палатку прямо перед майной, страхующий партнер во время погружения сможет находиться в тепле. Комфорт страхующего партнера — крайне важный аспект айс-дайвинга. Если не обеспечить человека на поверхности теплой одеждой, то настоящий экстрим испытает именно он, а жизнь дайвера окажется в опасности.

В обязанности страховщика входит контроль за натяжением каната, именуемого сигнальным фалом, который одним концом жестко закреплен на теле ныряльщика, а другим — на льду. В качестве фала обычно используется альпинистский трос яркого цвета. По мере удаления дайвера от майны человек на льду постепенно вытравливает фал и общается с товарищем при помощи условных сигналов — рывков каната. В случае прекращения связи или при поступлении сигнала SOS он должен с предельной скоростью подтащить дайвера к майне и достать его из воды. Зона удаления ныряльщика от майны редко превышает 50 метров — при большей длине фала рывки-сигналы перестают адекватно восприниматься партнерами.

При выходе из майны ныряльщику необходимо некоторое количество кипятка из термоса, чтобы отогреть схватывающиеся на морозе пряжки и застежки снаряжения. Окончив дайв, нужно обозначить место погружения какими-либо приметными вещами (палками, ветками и пр.). Иначе рано или поздно в запорошенной снежком майне окажется тот, кто еще не определился со своим отношением к айс-дайвингу.

Один шаг под лед

По сложности айс-дайвинг находится где-то между дайвингом обычным (рекреационным) и техническим (условно профессиональным). С последним его роднит то, что погружения под лед можно считать проникновением в так называемую надголовную среду (туда, откуда нельзя выбраться простым всплытием), причем «за пределы видимости дневного света» (солнечные лучи хотя и пробиваются сквозь лед, но никакой информации о местонахождении проруби — выхода — не несут). Однако по уровню необходимой подготовки подледные погружения все-таки ближе к обычному дайвингу. Глубина этих погружений невелика (не больше 30 метров), и сложные дыхательные смеси не используются, поэтому нет необходимости проходить декомпрессию (совершать поэтапное всплытие по рассчитываемому алгоритму, чтобы кровь успела естественным образом избавиться от растворенного в ней под давлением воздуха).

Все это вовсе не значит, что айс-дайвинг не требует специальной подготовки. Если человек уже когда-то выучился на дайвера, то приобрести нужные дополнительные навыки можно практически в любом крупном дайв-клубе, пройдя специальный курс. Необходимо будет прослушать теоретическую лекционную часть, а потом закрепить полученные знания на практике под присмотром инструктора. Столичные клубы в зимний период организуют регулярные выезды на подмосковные водоемы.

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№2, Февраль 2007).